.

Израненные весной (повесть)

Израненные весной (повесть)

Продолжение к «Лететь над землёй»

Весна, Женский день. Яркое солнце за окном нежит деревья и золотит осевший снег.Франческа, не зная зачем, взяла самую дорогую палетку с косметикой, стоившую целое состояние. Каждый, кто бы сейчас посмотрел на неё, понял, что накраситься никак нельзя, не устоит никакая маскировка.

Вот, наверное, и милая подруга Ксения быстро оценила ситуацию профессиональным взглядом визажиста, забрала предмет роскоши и для безопасности убрала палетку подальше. Неужели так видимо трясутся у неё руки от бури, разыгравшейся в душе?
– Лука встречается с другой, – Франческа решительно сказала вслух то, во что и сама не могла поверить.Ксения нахмурилась, но быстро исправила выражение лица и переспросила:– Что-то невероятное, как ты можешь знать?– Ольга сказала, она видела их вместе.

Двоюродная сестра Франчески уже с пару месяцев была замужем за красивым цыганом, таяла, как весенний снег под солнцем нахлынувшей любви, и даже не без последствий. Поэтому Ксения как можно мягче предположила, сославшись на беременное состояние:– А ей всё это не придумалось?
– Конечно, нет.

Всё звучало слишком дико. Ксения не понимала. Ребята запланировали свадьбу уже на осень, зачем Луке какие-то отношения? От кого гулять, от милой красавицы, которую сам же любит?
– Не понимаю я ничего, – Ксения вздохнула. – Твоя сестра сказала, что мальчик твой встречается с другой твоей сестрой?! И какая та цыганка при этом?!
– Права ты. С огнём Эсма играет, такая уж она. Даже родителей не слушает, только хитрости пока берегут от страшного.
Ксения и сама начала нервничать, не зная, что сказать в поддержку. Просто ледяной зимний холод застучал по спине. И она бросила взгляд на сверток, лежавший на постели.– Что это?
Франческа развернула.– Материал для моего свадебного платья.

И снова чуть не расплакалась. Ксения мгновенно стала промакивать глаза подружки, словно спасая уже наложенный макияж. Увела её поближе к окну. Там за стеклом много солнца. Может, согреет расстроившуюся девочку, заглянет ярко в её синие глаза, засверкает искрами на роскошных длинных волосах?
– Ты хоть поговорила с ним?
– Я сказала, что не будем вместе, если он выбрал другую.
– Лука что ответил?
– Он ушёл.
Больше не будет общей парты и одного класса. Они не смогут и дальше видеться каждый день. Франческа молча прижалась лицом к всё еще холодному стеклу. Зимой у них во дворе жестоко убили девушку. Сейчас она позавидовала мертвой. Сердце само не хотело жить.
+2
164

17:37
+2
1 гл.

Максим шёл с базы. Снег вовсю крошился под ногами, таял в растущие лужицы, которые пробовали воробьи, радостно чирикавшие с высоты придорожных кустов. Весна обещала быть очень ранней. Может, и к лучшему. Оставалось надеяться, что на выпускной тоже будет тихая и ясная погода, хотя бы не так грустно, если у тебя еще нет любимой девочки, с которой можно танцевать вальс на глазах у всех.
Базы бывают военными и овощными, а Максим сегодня закончил курс для начинающих у известного в городе приезжего визажиста. По идее, можно приступать к работе. Но всё не так просто. Среди года он ушёл из прежней школы, хотя вовсю старался тихо и мирно дотянуть до экзаменов. Ни с кем не связывался, но до сих пор не понял, как случайно обнаружились палетки с косметикой в его рюкзаке.
Ничего не сказал и тогда, когда местный авторитет раздавил и попрыгал на палетке с профессиональными тенями, на которую пришлось копить полгода, потому что покупал у барыг, не слишком романтичных до высоких мыслей.
Так его возвели в категорию презренных пидоров, но Максим знал, что на своё счастье драться умел. И вовремя это доказал. Больше ему никто не сочувствовал. От этой моральной стены он и ушёл. Так оказался в другом классе, в новой школе, почти посреди года.
А здесь уже начал таиться. И про косметику, и про давно законченную базу «визаж для себя». Только не мог ничего сделать со своей привычкой рассматривать лица взглядом начинающего профессионала. Как же много было вокруг красивых, оригинальных и просто страдающих, которых хотелось поддержать. Максим старался украсить жизнь своим умением. И чувствовал себя вправе, если сам видит красоту, открыть её и для других. Дать новую жизнь, словно хрупкому и едва заметному весеннему ростку. Пока он ждал и ругал себя за трусость, но не мог просто подойти и сказать:
– Будешь моей моделью?
17:38
+2
Любимое занятие обходилось недёшево, Максим подрабатывал то дворником, то санитаром в морге, часто в ущерб учебе. Покойников пока не красил, хоть и прослушал несколько лекций по танатокосметологии на курсах в медицинском университете. Там косметика стоила еще дороже, чем для живых! В общем, пока присматривался и надрывался на физическом труде.
Именно в морге вдруг встретил своего нового одноклассника, красавчика Луку. Тот был несомненным школьным принцем. Изумительная осанка, открытый взгляд и море обаяния. И слишком тактичен, чтобы с разбега обсуждать, как они вместе оказались в таком необычном месте.

Сдавая сегодня последнюю отработку на модели, Максим опоздал на первую пару. Но всё же был относительно спокоен, потому что заранее предупредил об этом директора школы. Анна Григорьевна не возражала. Оказалось, что и так много ребят из класса отпрашивались то на репетиции, то на соревнования.
Заканчивалось обычно тем, что директор приходила к ним в класс перед началом учебного дня и очень тщательно внушала еще раз, что экзамены буквально на носу. Лишним не было. Учились все достаточно хорошо, не хуже, чем в параллельном и показательном 11 «А». Максим сразу туда не пошёл: зачем лишний спрос с него?
Школа ему нравилась. Как ухоженный человек, всё красиво и ничего лишнего. Аккуратный ремонт, удобные мелочи. В классе были все в основном сосредоточены на учёбе. Хотя при минимальном внимании можно было заметить личные симпатии. И это тоже нравилось. Лучше, чем враждовать по пустякам. Максим любил посмотреть издалека, но предпочитал держаться одиночкой. Обычные разговоры, учебные планы и никакой дружбы. Так проще, нет разочарований.
Он понимал, что чего-то сейчас не хватает в нём самом, какого-то важного качества, чтобы начать новые отношения.
Хотя на внешность никогда не жаловался. У него были яркие светлые волосы и зелёные глаза необычного оттенка. Поэтому девушки-курсантки зазывали его моделью и без зазрения совести красили, как девочку. Розовые, как у куклы, губки да глазки с золотыми стрелками, что из космоса видно. Некоторым дурёхам не доказать, что есть мужской макияж и он отличается от женского.
Самому уже не терпелось попробовать, как следует, и то, и другое. Только вот когда и с кем?
17:39
+2
Максим почти бегом преодолел холл. Ко второму уроку пары всё-таки успел. И это было замечательно! Химию вела у них директор школы. После короткой перемены одноклассники были уже в кабинете. Но Максим сразу почувствовал что-то неладное. Лука прошёл мимо, поздоровался. Он со всеми общался ровно, к его чести.
И тут Максим понял. Красивая Франческа Петровская теперь сидела в другом углу класса, у окна на первом ряду, поменявшись со Светой Соколовой. Хотя до этого дружила с Лукой побольше, чем с остальными. Как-то удивительно и неожиданно подобное противостояние. Вроде бы Анна Григорьевна не объявляла о лабораторной, на которых меняла всех местами по собственным задачам, даже не химическим, а воспитательным.
Его классная тоже пересадила на незавидное место во главе третьего ряда. И всё благодаря привычке вертеться, разглядывая лица. Максим откровенно предпочел бы пребывать где-то на «камчатке», поближе к Луке и гиганту-баскетболисту Витьке Прохорову. Но делать нечего, пришлось подчиняться.

– И снова все в облаках! – воскликнула Анна Григорьевна уже в начале урока. – Только солнце пригрело, и устали меня слушать. Лука, идём к доске! Пусть хоть на тебя полюбуются.
Никакой реакции. И снова:
– Лука!
– Простите, задумался.
Класс ответил смешками. Максим еще не привык, что Лука, действительно, был не только красивым, но и умным. Химию знал блистательно, потому что собирался поступать на медицинский факультет.
Поэтому сейчас, на правах новенького, сразу стало заметно, что школьный принц больше не улыбается. Да, он мог отвечать урок и при этом сиять безупречной улыбкой. Не зря же девочки каждый раз дожидаются в школьном холле утреннего приветствия.
Но сегодня и Анна Григорьевна настороженно подошла поближе. И видимо успокоилась, когда Лука всё же начал отвечать тему. Расслабленно опустилась за стол и даже закрыла глаза.
Максим хмыкнул. Просто чудо- обладать подобным голосом, который может умиротворить самого требовательного педагога.
Так что же всё -таки случилось?
00:44
Не, все равно они помирятся, или она должна новую любовь встретить. Мне ее жаль, еще с конца предыдущего рассказа.
09:10
+1
Вчера в «you tube» попалось видео про цыганскую свадьбу, и в комментах одна женщина написала правду про свою подругу ( возможно, она и сама цыганка). Рассказ жуткий в том плане насколько мерзко мужчина относиться к женщине, даже к матери. Просто распоследняя служанка. Конечно, из всех правил есть исключения, но у меня есть подозрения, что там девочек изначально воспитывают определенным образом. Были комменты и о том, что какое счастье, что я за русского вышла. И про то, как детям-детям на брачную ночь даже скорую пришлось вызывать.
Я там на видео жениха еле разглядела: ребенок, как он есть. Молодая немного постарше смотрится.
22:05
Ой, по TLS, мне кажется, шла передача My Big Fat American Gypsy Wedding, про цыганские свадьбы в Америке, я не смотрела ни одной, но она шла перед Мастершефом, и я иногда видела куски, если интересно, думаю на ютьюбе будет.
22:10
+1
Спасибо, нашла 7 эпизод.( остальные короткие по несколько минут)
У меня предчувствие, что всё это попросту сотру. Пока наблюдала общение в профильной группе, интерес к теме прошёл.
22:13
Не, не надо стирать, я читаю. Даже если остановитесь ненадолго, не стирайте, может возьметесь одпишете.
12:43
+2
3 гл.
Почти подошли к воротам, когда Лука резко остановился. Место было нехорошим. Почему-то выход из дворца культуры упирался в глухой тупик: сплошная стена вновь построенного торгового центра, несколько чахлых кустов и тропинка, ведущая к выезду на дорогу.
Ник тоже прислушался. Но в припаркованной машине говорили достаточно громко, даже не таясь.

– Сколько возьмём?
– Двоих хватит, одну бросим под ноги.
– А выбирать как?
– Не грузи, кто первый выйдет — и по коням. Туркам хватит, ляльки сами себя отработают.
Лука обернулся и чуть слышно сказал:
– Ник, проводи девчонок через другую дверь. А я здесь пока погуляю. Иди!
Конечно, послушался. Ситуация нехорошая и рассуждать некогда. Вот чудо с роковым свиданием, даже невольно состоится, девчонки уже сейчас будут расходиться.
Лука у них в группе был необычным парнем, с особенными предчувствиями. Ник был рад, что познакомился с ним заранее, потому что другие ребята приняли новенького в штыки по контрасту с прежним солистом. Как будто в чём изначально виноват.
Объяснять ничего в подробностях не пришлось. Франческа сразу сделала то, о чём попросил. И другие девочки, все трое занимавшихся хореографией моделей, глядя на неё, сделали то же самое. Пусть даже из упрямства.
Но всё к лучшему. Ник уже успел переволноваться, как бы Лука еще по смелости непонятно с кем не связался. Поэтому возвращался почти бегом, но стараясь не шуметь.
– Франческа уехала? – сразу же спросил друг, разглядывая его, словно стараясь прочитать мысли.
– Да. Брат забрал.

– Где они там зависли? – донеслось с улицы.
– Ник, всё, уходим.
– Позвони ей.
– Нет. Пошли.
На территорию, шумя, зашли трое крепких парней. Может, и наши бы повод, чтобы сцепиться, но Лука первый прошёл мимо. Ник достал телефон, чтобы предупредить водителя.
12:43
+2
– Мамочка, ты ложись, – попросила Франческа. – Я сама всё сделаю и посуду помою. Мы с Романом еще немножко посидим.

И так уже неловко. Старшие братья передают её с рук на руки, как ребенка. А у Романа семья в деревне, ему бы приятнее, чтобы жена сейчас на стол накрывала.
Себе взяла только яблоко, нечего на ночь разъедаться.
– Послушай меня, брось всё это, недолго до беды.
Роман всегда был близок, но теперь и он перестал понимать, что ей хочется быть самостоятельной, уметь зарабатывать деньги. И так уже недолго осталось.
– Брошу, как замуж выйду.
– Ай, не верю! Да тебе, такой, муж сам всё будет разрешать. Как губы начнёшь прикусывать, он первый и разревется, как девчонка над сериалом.
Франческа растерялась и снова невольно прикусила губы, как предсказал брат. Всегда так делала, если нервничала. Чуть больше трёх лет было, когда как фигуристка на лёд вышла, а там никому слёзы не показывай, если хочешь наравне со взрослыми быть.
– Маленькая, смотри иногда на себя в зеркало. Красивая ты очень, парни с ума сходят, только ты ресницами наивно хлопаешь, как будто не понимаешь.
– Брат, я же не делаю позорного, и так стараюсь!
– Ты любого заговоришь. Посуду помыла, иди спать. Завтра встанем пораньше, поедем на репетицию. Там танцуй, сколько нравится. И не забывай, кто ты по рождению.

Франческа приготовила учебники на завтра, постелила постель для брата. Но самой не спалось. На столе всё еще стояла нарядная коробка, в которой раньше были сладости вперемешку с красивыми, добрыми или смешными пожеланиями. Которые написали для неё Лука и его друзья, чтобы никогда не грустила. Вот и читала каждый день, а сегодня не смогла. Конфеты сразу раздала детям в деревне. Но теперь, что бы ни было, не умирать же раньше срока?
Родиться бы мальчиком, и жить, как хочется… Но она тоже сможет. Даже будет улыбаться Луке в лицо. Он ведь не умер, жив и здоров. А её личные заморочки не будут никого касаться. Завтра снова немного накрасится и пойдет в школу, встретит бывшего милого мальчика и улыбнётся ему. Потому что уже начинаются репетиции последнего звонка. Вот такая жизнь у выпускника: тесты, экзамены и всё смешать с важными мечтами о главном.
Только с бабушкой надо поговорить. Хотя та уже сказала, что на колени только перед Богом и родителями. Перед мужчиной ползать- он уважать не будет. Поэтому надо улыбаться и быть сильной, а не беспомощной куклой. Значит, решено!
15:01
+2
4 гл.
Да не хотел он ничего такого! Лука чувствовал, что ему условно дали время на то, чтобы подумать: она или другая.Но что толку объяснять, если сам услышал явно из слов Франчески и еще больше почувствовал: он ей не нужен! Пусть это упрямство, но не стал бы никогда виниться за то, чего и в мыслях не было.
Конечно, у неё много друзей среди парней, и каждый готов утешить, только позови.
Лука сжал голову руками. Он сейчас просто накрутит себя до безобразия. Но как раскаиваться в том, что не делал и не хотел делать!
От менеджера его стенания, конечно, не укрылись.
– Что ты снова мне замышляешь? – Герман едва терпел, чтобы не перейти на обычный крик. – Не слоняйся и не страдай, как привидение. Почему не поел вовремя да еще другим пример подаешь?!

Лука на пару мгновений сжал зубы, чтобы не сорваться. Боль просто душила изнутри, но он не давал ей идти дальше.
– Я всё сделаю, только не надо никому звонить.
У Германа было уже в обычае сразу набирать номер Франчески и разбираться, почему мальчик запсиховал.
– Вот и умница, – похвалил Герман. – Разбор полётов потом будем делать. Телефон!

Лука отдал мобильный на контроль и ушёл. Всё равно не собирается никому звонить. Они так и не поговорили, даже не попрощались. И всё слишком больно. Он не смог даже поцеловать её перед разлукой. А теперь поздно. Школьный день уже к концу. Кто-то будет встречать у крыльца. А он теперь так далеко, на сотни километров в сторону. И всё потеряло обычный смысл. Эмоции не нужны, только нужной маской вовремя прикрыться на потребу зрителям.
Но спокойно не получилось. Только подошёл к краю сцены — сразу увидел очень похожую девочку.

Франческа обернулась от пристального взгляда. Зачем Максим рассматривает её пол-урока? Ладно, не стоит придумывать. Он на Раю смотрит, которая рядом. Вполне себе симпатичная девочка.
Ради поддержки снова пришлось положить руку на журнал, который еще утром доставил курьер. Сначала думала, что это из агентства, по работе. Но оказалось, что Герман ради рекламы напечатал роскошный журнал в глянце для поклонников группы. И «случайным» снимком-карточкой было студийное фото Луки- Айса.
Ольга сразу подошла к ней. Наверное, тоже увидела, что у сестры под ногами пол зашатался.
– Всё не налюбуешься на него? – сказала с горькой усмешкой. – Лачо сказал, что столько парней спрашивали у него про тебя на свадьбе.
Ходила она на праздник сестры. Снова в розовом, как торт с бусинками или ритуальное свадебное дерево с ленточками. Даже танцевала с другими девочками в круге. У них так принято старшими невест для своих ребят присматривать.
Только она замуж ни за кого другого не хотела. Теперь осталось на журнал смотреть и больше не мечтать о том, чего не будет.
15:01
+2
Максим остановил её после урока.
– Подожди. Ты ведь красивая, а почему косметикой не пользуешься? То есть я хотел сказать, что тебе не в обязанность краситься, но…
Он смутился и опустил глаза. Франческа удивленно смотрела на него, и никак не могла понять реальность, словно разучилась узнавать русский. Вроде бы должна поддержать парня хотя бы улыбкой, но сама опять заледенела, как снежная глыба. И не примет ли он её участие, как одобрение на всё? Хотя, зачем симпатичному парню иметь какое-то дело до неё, да еще и с корыстью?

– Можно, я напишу тебе, вечером? – опомнившись, спросил он.
И Франческа написала в его блокноте свой имейл. Она тоже ранним утром сочиняла послание, которое так и не отправила. Её « люблю и жду» потеряли цену и больше не нужны адресату.

Лука, по привычке, уже поздно, бродил по магазину. Всё еще хотел купить необычный подарок для милой девочки. И уже тогда понял, что делает очередную глупость. Хорошо, в такое время никто не навязывался к нему со знакомствами. Досталось бы и поклонницам.
Но телефон звонил часто.
– Я слушаю!
Ответа не было. И так много раз. Кончилось тем, что Герман организовал ему новую симку прямо в торговом центре. Потом потребовал позвонить родителям и заранее говорить по-литовски, чтобы сразу признали сына без объяснений.
17:24
+2
5 гл.
Вечер был пустым. Ни съемок, ни репетиций. Франческа отложила несрочные дела, быстро сделала уроки, собралась, вызвала такси и поехала домой к Луке.
Открыла его мама. Было нелегко, но так и решила: сказать сразу. Не врать и не тянуть, как ни тяжело при этом.
– Я пришла сказать, что свадьбы не будет.
– Дочка, зайди, что случилось?
Марта Артуровна совсем её не поняла.
– У Лукаса другая есть.
– Нет никого, он только о тебе говорит. Раздевайся. Успокоишься и всё расскажешь. Арвидас, иди сюда, – она позвала мужа.
Никто не ждал от неё подробностей. Как всегда, усадили за стол и старались повкуснее накормить. Спасибо, Луке, дошутился, что она ничего не ест.
Франческа с горечью думала, что пользуется их гостеприимством в последний раз, больше не посмеет переступить порог. Госпожа Марта часто говорила ей, что хотела бы иметь дочь, даже если у неё такой замечательный во всех отношениях сын. Лука был больше похож на маму, и Франческа снова чуть не заплакала.
– Оставайся у нас, поздно уже, – предложила хозяйка. – Сын рано утром вернётся, вместе в школу пойдете.
– Если отец разрешит, я позвоню.
И она смогла остаться на ночь. Потому что всё могло быть в последний раз. Прошла мимо комнаты Луки, ненадолго остановившись на пороге. Отец разрешил.

Мама ничего не сказала, ни по телефону, ни дома. Сразу позвала завтракать. Но Лука буквально замер, увидев курточку Франчески на вешалке и её сапожки в коридоре. Пошёл вымыть руки, чтобы успокоиться, сполоснул лицо. И вместо кухни отправился в комнату для гостей, неслышно открыл дверь.
Франческа еще спала, в его пижаме, по-детски положив руку под щеку. Наверное, будильник в телефоне еще не сработал. Лука сделал несколько шагов и присел на кровать рядом.
Его милая девочка слегка пошевелилась, широко открыла глаза. И вдруг счастливо улыбнулась, узнав его. И Лука смог сказать, что решил. О чём напряженно думал всю ночь.
– Мне никакая другая не нужна, только ты. И не слушай никого. Если будет, что сказать, я сделаю это сам. Веришь? – Она кивнула.
– Будешь собираться? Я подожду, – и он вышел за дверь.
17:24 (отредактировано)
+2
Максим пришёл в школу полусонный. Вчера так и не понял, в чём проблема. Платная клиентка во всё время работы недовольно хмурила лицо, но ни на что не жаловалась. Но сам он не видел ошибок, не торопился, никаких сбоев не случилось. Косметика нормальная, макияж не поплыл. Он не забыл принять душ, оделся чисто, запах парфюма едва уловим. Ему снова назначили встречу и заплатили вполне. Но поиск непонятной ошибки измучил голову.
Еще с вечера написал Франческе на имейл. Но допоздна ответа не получил. Что ж, поделом! О внимании школьной красавицы не стоило мечтать, да еще вне очереди.
Холл на первом этаже сиял улыбками ровесниц. Значит, Лука снова в настроении, и школьницы рады его радостью. Всё полегче будет и остальным. Что власть сменилась, Максим понял уже в классе. Лука прямо за руку увёл Франческу за свою парту. Света Соколова попробовала возмутиться такой несправедливостью, но её никто не услышал.

Максим достал свой список. Денег прибавилось, он пробежался глазами по заметкам и решил докупить еще один тон подороже. Но потом вспомнил еще кое-что. И достал вчерашнюю покупку.
Франческа подошла к окну, как будто надеялась увидеть там немного света с утра.
– Это тебе.
Максим протянул леденец на палочке. Золотистый, с искорками. Конфета напомнила ему эту красивую девочку, и он не раздумывал о покупке.
– Спасибо!
Она улыбнулась. Её мобильный сработал.
– Извини, надо бежать. Мама мою сумку привезла.
И их руки, только ненадолго соединившись, снова разлучились. Максим обернулся и понял, что Лука внимательно смотрит на него с непонятным выражением. Не злится, но как будто о чем-то напряженно думает. А потом отвёл взгляд: Галя Шатрова позвала.

14:35
+2
6 гл.
– Ай, да не женится он на тебе!
Розка и сама не ждала, что так разнервничается, даже голос, как толстой нитью связали, не слушается. Наверное, Эсма кого угодно доведёт. Красивая, но больше капризная и самоуверенная. На всё пойдет, чтобы с ней считались. Но сейчас она и вовсе, словно с ума сошла и ничего не соображает.
– Грех тебе даже думать так, – выпалила Розка, собравшись с силами. – Знаю, для чего делаешь… Эйш снова позавидовала! Да только её этот парень.
– А будет моим, и никуда не денется. Родители сговорятся. Я беременна.
Эсма, потянувшись руками вверх, широко улыбнулась, наблюдая эффект.
Розка просто ахнула и бросила нож на стол, так и не дорезав апельсины.
– Что застыла? – поторопила Эсма подругу. – Давай уже чай пить, по-нашему.
И бросила в стакан мелко нарезанные ломтики яблока. Отец ушёл к баро, можно и посиделки устроить. А потом уж и сказать родителям о главном.
Отца от лошадей отстранили, и он больше приторговывал на стороне, в городе. Вдобавок держал пару салонов красоты. Мать после замужества и вовсе к конюшням зареклась подходить, как и другие цыганки. Только эта вертихвостка Эйш везде доступ имела и никого не боялась. Даже придумала мужа сама выбрать.А мальчик был чудо, как хорош. Не романо чаво, гаджо, но мечта мечтой. Руки нежные, целоваться умел и любил. По гитаре всё на лету схватывал. Брат Эйш чему-то научил его, да времени не было.
И Эсма поняла всё для себя. Слова за слово, и влезла в душу, чтобы надолго задержаться. Если не цыган, значит, и не совсем парень. Игрушка красивая, как у маленьких девочек. Она внушала себе, учила его петь по-цыгански, приближаясь дыханием до его лица и окружив своими жадными руками.
Сначала ничего не понимал, а потом стал догадываться и занервничал. Эсма отступала на шажок, шутила.
– Хорошо поёшь, – хвалила она. – До сердца достал, слышишь, как стучит?
И сама положила его руку на свою высокую грудь, упирающуюся в почти прозрачную блузку, под которой не было никакого бюстгальтера. А потом…
Дверь хлопнула. Брат пришёл!
Розка в пару мгновений юркнула из-за стола да в другую дверь. Не годится девчонке вольничать без старших, позора не оберешься. Эсма только спокойно огладила тяжёлую косу и поднялась хозяйничать.

14:36
+2
Вечером Максим открыл почту и даже не поверил: Франческа ответила ему! Извинилась, что поздно. И ответила снова в тот же вечер. Послания были небольшими, и ему, по-жадному, показалось, что слишком мало, слишком! Бросился искать её профиль ВКонтакте, и не нашёл. Но спросить не решился. И так неожиданное счастье хоть какой-то взаимности.
Только общая фотография с новогоднего вечера. Максим достал её и закрыл глаза, придумывая всё новые и новые образы для красивой девочки. В новом классе ему однозначно везло на приятные для работы лица. Только как приступиться к счастливым обладателям подобной награды от природы?

– Да вы хоть настройтесь! – Артём невольно улыбнулся: Франческа даже покраснела, вспомнив, что есть свидетель и не один для их милых гляделок. – Нравится мне с вами работать, исключительно приятно.
У ребят был контракт на рекламу спортивной марки. Подобрал им инвентарь в тему и изначально не мешал привыкнуть к обстановке, сами друг друга нежили.
Уже скоро можно было приступать. Артём за полгода вполне упрочил свою победную репутацию модного фотографа и работал в основном на выездных дорогих проектах. А в студии на центральной улице города по большей части хозяйничал напарник.
– Лука, так удобно? – переспросил он. – Не стесняйся, если что. Может, чаю для начала?
Запиликал мобильный. Артём сразу решил, что отключит.
– Никого я сейчас не отдам, исключено, пока не отработали. Франческа, давай поближе, но поменьше секса, а то я уже стесняться начал.
Она в ответ возмущенно захлопала ресницами. Хорошо, научилась терпеть его шуточки. Вот только первым был неудачный опыт: ревнивая девчонка почти свалила модель с ног прямо в студии, и царапина на лице Франчески расстроила уже всех.

14:38
+2
Вот, а я не видела, что вы выложили новые части, теперь прочитала и на тему подписалась, буду всегда знать.
19:46
буду всегда знать.
Спасибо. Автор заявки вчера тоже пришла и всё прочитала.
22:10
+2
7 гл.
Максим еще раз посмотрел объявления в интернете. Ничего стоящего насчет работы! Придётся соображать самому и очень быстро. Например, «Добавим блеска в этот мир, твоя красота и мои идеи!» Хотя бы так.
Недавняя недовольная клиентка для очередного сеанса макияжа открыла ему дверь голышом. Не испугался. Но её белое тело в полумраке коридора смотрелось не хуже дохлой рыбы в мутной воде. Максим сделал понимающий вид и сказал, что готов подождать, пока дама не оденется. Он не спешит. Но там были другие планы. Вот так запросто хотела его, а не косметику.
Честно сказал, что не сподобится в этот раз и решил вернуться обратно лифтом. Вдогонку услышал, что ему испортят жизнь и других клиентов в городе ему даже с собаками не сыскать. Ладно, бывает.

Вечерами успевал переписываться со своей красивой одноклассницей. Конечно, Франческа не сидела часами в ожидании его писем, но какое-то время отвечала. И оказалась очень милой в общении, чего совсем не предполагал изначально. Такая красотка некапризная и никакого высокомерия к прочим смертным! Профиля в «Одноклассниках» у неё тоже не было. Хотя Анна Григорьевна обязала их всех сделать. Чтобы никуда не потерялись от неё в своей взрослой жизни. Классная волновалась из-за выпускных экзаменов больше, чем они сами.
Максим напомнил Франческе про это дело. И она ответила, что сделает, но, наверное уже под другой фамилией. Вот так и пришло понимание, что девочки скоро выйдут замуж, одна за другой. Чего же он хотел… Было правдой и то, что она с самого начала определила границы: ничего не обещала, кроме обычного общения.

Родители уехали в Финляндию лично договариваться о поставках для своего магазина. Максим остался на полную самостоятельность, никто не контролировал. Сразу после школы решил сходить в салон красоты. Подстричься и поговорить со знакомым мастером, может, удастся раскрутить на совместную работу.
Но и там что-то случилось. Все были какие-то нервные.
– Уходить собираюсь, с хозяином проблемы, – сказала еле слышно мастерица, когда он уже был в кресле. А на его предложение никак не ответила.
Максим хотел подстричься покороче, чтобы челка во время работы в глаза не лезла.
22:11
+2
В соседнее кресло опустился какой-то человек. Мастер приготовил опасную бритву. Максим немного повернулся за рукой парикмахера.
Тёмное родимое пятно на виске, поближе к глазу. Уже машинально начал прикидывать какой тон консилера нужен, чтобы замазать. Незнакомец вдруг уставился на него чёрными глазами. Потом усмехнулся, заметив растерянность. Словно очень надо было произвести соответствующее впечатление. Потом узнал, что это и есть хозяин салона, цыган Кало.
Вряд ли у человека с именем «Чёрный» очень миролюбивый характер…
Солнце начертило по снегу талые дорожки, на гибких ветках берез искрами сверкали растаявшие капельки. Чирикали воробьи, а небо было ярким. Словно большой кистью растушевали синий до ярко-голубого.
Максим только хотел порадоваться, но споткнулся, заметив впереди какую-то суету. Он попал на похоронную процессию. До дома оставалось полтора квартала пройти. А сейчас тропинку загородили спины в тёмных пальто.
– Не сама, говорят. Не отдавали долго из морга. Незачем ей, красивой, было вешаться. Ни с кем не ссорилась.
Слегка приподняв голову, увидел девушку в гробу. Вспомнил бывшую клиентку по не макияжу. Наряжали её с Лукой совместными усилиями. Их школьный принц работал в морге. Но не из-за денег, а по какой-то личной причине. Шелковым шарфом на шее сейчас прикрыт рубец от веревки. Блондинкам идёт голубой цвет.
Кажется, он сказал это вслух? Девчонка с черной лентой на голове стукнула его с размаху по плечу.
– За что? – Максим почти возмутился.
– Из-за тебя всё! Из-за таких мажоров, как ты. Все только на вашу потребу. Два глаза, рот, остальное-половой отросток.
– Слушай ты, – он отволок девчонку к ближайшей березе, пока хмурые старухи суетились по своим делам. – Я здесь при чём, какого на меня все проблемы вешать?
– Она пряталась. Но подписала контракт моделью работать. Под турками работать. Понял? А она поздно поняла.
– И?
– Говорят, что полиция закроет дело. Всё по её желанию.
– Я не могу помочь, даже если бы хотел. Извини.
Максим пошёл прочь. День хорошо начался, но не задался.
15:58
+2
8 гл.
– Мама, не шей мне пока белое платье.
Ольга Сергеевна не знала, что и думать. Видела, с дочкой что-то не так. Но Франческа, если заупрямится, слова из неё не вытянешь.
– Дочка, у тебя с Лукой всё нормально, не поругались?
Какая еще может быть причина, если девочка отказывается от свадебного платья?
– Нормально, мы всегда вместе. Я себя нехорошо чувствую.
– Где болит, мне можешь сказать.
– Я не так сказала. Неспокойно мне.
Больше Франческа ничего не ответила. Конечно, могла бы отдать заказ в швейный цех Дома Моды, но хотелось всё сделать дома, самой. Своими руками для любимой дочки.
– Золотая моя, может, откажешься от каких-то мероприятий? Слишком тяжело и учиться, и дела делать?
– Я всё успеваю, – взмолилась Франческа в оправдание, как будто ей одним словом всё запретили. — С Ксенией сейчас пойду, нужно помочь ей. Мы с ней другую модель не нашли для отработки, пусть уж на мне тренируется.
– И то верно, чем не работа. Родители Луки тоже его никогда не видят.
– Мы с ним очень похожи, потому и вместе.
– И он над едой капризничает?
Франческа покраснела.
– Нет, здесь он получше меня.
– Мамочка, я пойду, – быстро поцеловала в щеку. – Брат Мито нас отвезёт и встретит. Я не буду тебе перезванивать, хорошо?
– Хорошо, иди.
Ольга Сергеевна незаметно перекрестила её вслед.

Максим и не знал, что у Франчески такая подруга. Пришли вместе на ристалище для визажистов. Правда, с Ксенией он был знаком заочно: были оба на мастер-классе по танатокосметологии. У него и то колени дрожали, а глазастая девчонка от страха спросила:
– А покойники настоящие будут?!
Ну, да, прикольно, что их пригласили в ритуальный зал городского морга на организационное собрание. И Максим недолго думал, но невольно пошутил на зеленоглазой красоткой.
– Нет, они будут пластмассовые.
Она посмотрела так, как будто хотела взглядом сделать на нём швы, похожие на газовую сварку.
Впрочем, Франческа сегодня улыбалась и быстро сгладила их общую неловкость. Но Ксении успел позавидовать, потому что и сам мечтал о такой модели.
Только и в этом случился сюрприз. В первую минуту Максим даже не мог ничего сказать. Перед ним стояла та самая девочка, которую он слегка примял у дворовой березы. Единственно, без похоронной ленты на голове.
– Голубева, а как же траур по подружке?
Фамилию он запомнил по списку, а имя было уж слишком экзотичным – Ева.
– Дурак ты, – ответила она. – Я сестру похоронила.
– Ладно, извини, не подумал. Только не дергайся, кисточку держать умею, но могу в глаз попасть.
Она пожала плечами и немного отошла, давая ему дорогу к куратору мероприятия.
Максим особо не переживал. Косметика и кисти свои, поэтому не подведут. Да и тема интересная — «Макияж невесты». Но почему-то остановился на полпути, удивлённый её выворотной походкой.
– Балерина что ли?
– Угадал. Я пока учусь. Но не здесь, в Питере.
15:59
+2
Очень скоро понял, что в ближайшее время вряд ли пойдет на повтор такого испытания. И Ева Голубева, и прекрасная Франческа, и поистине ослепительная в праведном гневе Ксения. Которая каждый раз ревниво закрывала от него свою подружку. Даже в красивых девочках может быть перебор. Максим измучился от кипящей газировки в своём теле, именно так и чувствовал.
Всю ночь не спал, перебирая эмоции. И в школу на следующий день явился на автопилоте.

– Люда, отнеси на мою парту, – попросила Франческа знакомую девочку и отдала ей сумку. В холле уже и не было почти никого. Где же Лука, он ведь всегда рано приходит, если не уезжает на целый день? Первой пары у них и так не было, потому что учительница заболела.
Франческа обернулась к окну и замерла. Она даже не видела, как подъехали эти машины почти к крыльцу. Что-то невозможное. Там цыгане, её брат Роман. И отец Эсмы, который схватил Луку за воротник пиджака, просто, как уличного котёнка за шкирку. Ничего не соображая, Франческа бросилась туда.
Максим сразу проснулся, когда увидел через стекло, что Франческа выбежала неодетой на снег. Сначала встала перед Лукой, словно загораживая его от кричащего и разгневанного собеседника. А потом ей стало плохо. Упала бы, если Лука не подхватил на руки.
Хотя бы дверь придержал. А потом замер в какой-то невесомости.

Одноклассники спорили в уголке школьного холла. Лука почти сорвался на крик:
– Не делал я этого с ней!
А Франческу голос не слушался.
– Как же я устала… Эсма снова врёт. Что она за человек такой… Поеду и убью, сил моих больше нет.
– Не надо. Всё хорошо будет. Успокойся, слышишь.

И Максим заставил себя уйти, чтобы не слышать чужие тайны.
12:03
+1
9 гл.
Максим засыпал с мыслями о Франческе и, вставая после сна, также думал о ней. Не мог бы сказать даже себе, что влюбился без памяти в эту красивую девочку. С ней было очень легко. Как нежный и ароматный весенний цветок, от которого не хочется уходить.
Даже лица вокруг не разглядывал больше, целиком остановившись на мыслях, как подчеркнуть своеобразную красоту Франчески и ничего не испортить, рисовал эскизы. Рвал и начинал снова. Ведь однажды он уже видел, какой ослепительной делает её макияж, сделанный умелыми руками.

Не смогла успокоить себя, так и поехала в деревню. Франческа позвонила только брату Мито, который должен был забрать её после школы, и сама вызвала такси.
Эсму отхлестала по щекам прямо в родительском доме. Та особо не сопротивлялась, только зло кривилась лицом.
Франческа хорошо понимала, что делает хуже только себе. Её будут считать несдержанной и сумасшедшей. Но не могла по-другому унять боль, уже измучившую до предела. Почему даже хрупкое счастье непременно нужно кому-то уничтожить, зло и грубо только ради потехи?!
Брат Эсмы, Митро, оказался здесь с каким-то знакомым прямо в разгар торжества:
– Ружа, ты чего?! С ума сошла?

Вот и началось. Франческа, смеясь, смахнула волосы с своего лица. Растрепались даже из косы.
Митро замолчал, а потом позвал пришедшего с ним:
– Морэ — брат, пойдем про дела поговорим лучше.
– Дела- дела. Вот здесь и дела, – отозвался тот с неохотой. И Франческа вдруг встретилась с ним глазами.
Вряд ли узнала, скорее догадалась. Со своего детства не видела Кало. Он был лет на пятнадцать старше, и слава о нём шла совсем не хорошая.
Смертный ужас до боли сжал сердце, спина стала ледяной и, словно тело лишилось любой способности двигаться. Его глаза как центр абсолютной власти.
Уже помертвевшими губами Франческа прошептала слова молитвы и бросилась прочь. Через снег, скользкие кочки, врываясь в перелесок, только бежать, не оглядываясь.
Кало тяжело дышал, но не отставал. А её ноги так и не вспомнили обычную силу.
12:03
+1
Роман с матерью возвращались на машине из города. Франческа почти налетела на капот иномарки, не смея оглянуться.
– Ай, Дэвла! – испуганно воскликнула тётя Рита, открывая дверцу. – Дочка, откуда ты?
Кало остановился на обочине, Роман уже был перед ним.
– Чего тебе от неё надо?! Иди своей дорогой!
Франческа опустила глаза.
– Мои сапоги…
Почти сквозная царапина содрала кожу дорогой обуви.
– Нашла, о чём печалиться, новые купим. Садись, поедем домой.
Брат ничего не сказал, только слегка обнял, тогда и ожила. Села рядом с тётей, сдерживая неприятную, всё еще колотившую дрожь небывалого ужаса.
Кало был старше Романа, но его не уважали, как её брата, уже женатого цыгана. Сосватанная за Кало девушка повесилась. Говорили, что не сама. В то время Франческа была в деревне и пошла бы на похороны, но дед отправил её вместе с матерью в город, потому что сама жила еле живой из-за болезни.А Кало также жил в городе, встречался со всеми, кто нравился. И денег не считал. Слухи шли, на наркотиках разжился. Но никто на этом не поймал, иначе бы выгнали от своих.
– Испугалась? – тётя ласково взяла её за руки да так и не отпускала всю оставшуюся дорогу. Мито и вправду послали за сапогами. Он, со своей красотой, даже выторговал подешевле у хозяйки салона, а порванные забрала Зора.
– Сапожник сделает еще лучше, чем были.
Франческа ненадолго осталась, но не хотела, чтобы её расспрашивали, а тем более, ругали за непродуманное поведение, что поступает не так, как прилично незамужней девушке.
15:57
+1
10 гл.
За окном всё было серым. Капли стучали по подоконнику. Значит, за ночь снег еще больше осел и смотреться будет уже уродливыми наростами на асфальте, мокрыми лужами и угрозой для кроссовок.
В школу идти не хотелось. Увидеться с Франческой -это уже здорово. Они так и не поговорили даже по телефону. Сам был на репетиции, а она допоздна на фотосессии. Не стал её беспокоить.

– Лауринас?
Мама наедине всё называла его детским именем. Сам не заметил, что расчертил омлет на квадраты, а она увидела.
– Сынок, почему Никита к нам больше не заходит, вы не поссорились?
– Мама, ничего такого. У Ника новая девушка, поэтому всё. Он с кем-то знакомится, и так каждый раз.
– А у тебя что нового?

Лука опустил глаза, чтобы никак себя не выдать. Вчера немного погулял с Ником и очередной его поклонницей. Но быстро ушёл, чтобы не отвлекать их друг от друга. Хотя так нужно было поговорить. Снова встретилась та машина, как в тупике у Дома Культуры. И теперь кого-то ждали. А в прошлый раз были и цыганские словечки.
– Я ни с кем не знакомлюсь, – ответил честно. – Франческа мне не запрещает общаться… но… мама, не знаю, как… но всё плохо.
– И это ты говоришь.
Она слегка улыбается. Так и есть, он же неисправимый оптимист с миллионным запасом энергии.
– Я смогу всё исправить.
– Ешь, не торопись. Сама довезу тебя до школы. Можешь сопротивляться, но хочу поговорить с вашим директором.
– Я учусь. На меня никто не жалуется.
– Не спорю. Я о своём поговорю с Анной Григорьевной.

Франческа перешагнула порог храма. Снова не спала. И подушкой закрывалась и руками. Но как только опускала ресницы, видела наваливающегося Кало.Он давил своим весом так, что не возможно было дышать. И казалось, ребра будут сломаны, если посмеет дернуться в сторону из-под него.
Не о таком мечтала и не его ждала.
Почти у церкви чуть не облила грязью проезжающая машина. Словно белое пальто и сиреневые сапожки показались притягательной мишенью. Оделась так серым утром на счастье. Знакомство с Лукой началось с того, что ребята просто поспорили, а она оказалась в нужное время и в правильном месте. В этом пальто была, когда он поцеловал, не узнав сначала.
Думала, что брат хотел перепарковаться, но номера оказались совершенно чужими, из дальнего города.
15:57
+1
В церкви было тихо, служба не начиналась. Записала о здравии Луку и маму. Всех, кого было можно. Долго стояла у иконы святителя Николая. Здесь не пообещаешь, как в детстве, хорошее поведение, чтобы потом надеяться на подарки. Остановилась и у венчальных икон. Кто знает, как всё будет? Купила книжку о том, как подготовиться к венчанию.

– Подай во славу Божию? – предложила молодая цыганка у самого входа на паперть.
– Муж даст, – не думая, ответила Франческа по-цыгански.
Соплеменница, оглядываясь, помела юбкой к той машине с иногородним номером.

Мито окликнул от пригорочка с березами. Он тоже поглядывал на чужих.
– В школу теперь?
– Да, не опоздать бы. Держи, гостинец тебе.
Франческа вложила в его раскрытую ладонь освященную просфору. Мито улыбнулся нежно, как ребенок. В церковь он ходил только по большим праздникам.

Почти опоздала. Анна Григорьевна уже измучилась расставлять их рядами в спортзале перед торжественной линейкой. Оказались с Лукой позади всех и успела рассказать ему, что случилось.
– Ты побила Эсму? – удивился он. – Милая моя, я сожалею, что так случилось.

Франческа прикусила губы. Совсем не хотелось расстраивать его и вгонять в вину. Как же всё сложно! И поздно улыбаться и делать вид, что всё замечательно. Лука тоже сонный, хоть и пытается держаться. Он иногда все уроки по необходимости ночью учит. Вот такое даёт возможность блистать у доски перед всем классом и беззаботно улыбаться на химии. А учителя привыкли пользоваться его харизмой, если урок грозит скатиться в никуда. Весна на носу, а в настроениях — позывы кипящей молодой крови.
– Мы только общались, – сказал Лука негромко. – Никогда не говорил с цыганской девочкой, только с тобой. Хотел и сравнить, и больше узнать.
– Ребята, где же вы?! Идите вперед,- добралась до них Анна Григорьевна.
Франческа и не успела придумать, что сказать для хорошего мира. Они с Лукой оказались уже в первом ряду.
– Что ты узнал? – спросила она.
– Ты лучше всех.
Лука был близко от подключенного микрофона. И только ленивая девочка не оглянулась на его роскошный голос. В зале стало тихо.

12:58 (отредактировано)
+1
11 гл.
– Как наказан… за что? – переспросила Франческа.
Но Луки не было, и даже его рюкзак не брошен на стул.
К хорошему быстро привыкаешь. Она сидела с Лукой рядом, он сам так решил. И всегда имел в запасе для неё хорошую ручку, доброе слово и любую поддержку. За его спиной можно было спрятаться от всего враждебного мира, как в тихом уголочке безмятежности. Никогда еще « камчатка» не была такой привлекательно для почти отличниц.
И сейчас вынужденная пустота неподдельно расстроила. Объявив их отношениях перед линейкой в спортзале, Лука привычно чаровал всех вокруг фирменной улыбкой, поэтому оператор часто наезжал на него камерой, ловя крупный план. Этот парень из любого приключения мог сделать для себя роскошный праздник.
Франческа поняла, что чувствует себя неловко под любопытными взглядами: откровенные слова школьного принца закончили у некоторых личные фантазии. И ей бы хорошо… С одной стороны — Максим Скворцов, с которым общались в соцсети. Настолько деликатный мальчик, что ни единым взглядом не стал выражать фамильярность при всех. За спиной- белокурая Люда Горикова.
Да и Лука, играя, часто пытался поймать за руку. Неспокойно, всё равно что-то не так!
В общей суматохе после линейки Лука оказался рядом и быстро попросил:
– Франческа, мне нужно поговорить с вашим баро. Это срочно.
– Один не ходи. Я позвоню Роману, он проводит.

А потом Лука внезапно исчез.
– Не переживай, – ответила школьная королева Галя. – Отдохнет в хореографическом классе. Может даже спать. Всю пару.
– Если Полины Андреевны поблизости не будет…
Их хореограф умудрялась гонять Луку на двух своих работах. Как профессионала, и еще раз, как профессионала. Попадись он ей на глаза, ни за что не упустит момент пострелять глазками в сторону мальчика с божественной осанкой и смутить его замечаниями. Не в первый раз! Ник рассказывал, что парни из группы смеются и расслабляются, когда хореограф прокачивает их солиста до уровня идеала.

Белая иномарка не слишком выделялась на фоне подтаявшего сугроба на подъезде к школьному двору. Машину давно не баловали мойкой.

– Кало не будет нас крыть, если помнём товар при доставке?
– Какой товар, паря? Она для него. Я бы тоже не отказался, но не судьба. Пойдем, пока уроки не кончились. Директору отзвонись, культурный работник, уснул совсем. И картинки не забудь, не рассори по дороге.
Заветный план, как его ни продумай, всегда может дать сбой. Поэтому хорошо иметь под рукой человека, способного мыслить творчески и вхожего в приближенные круги.
12:59
+1
Максим приостановился. Перед геометрией шум-гам, как на базарной распродаже. Интересно, какая халява среди белого дня на этот раз? Народ развлекали два крепких парня и субтильная девица.
– Девочки, для всех желающих. Будет и профмакияж, и студийная съемка. Как визажист, могу предварительно проконсультировать каждую.
Услышав знаковое слово, Максим решил немного повнимать действу, но поискав глазами, увидел Франческу. Девочка перебирала меню телефона, отвернувшись к окну. Общаться ни с кем не намерена. Парень с рекламками снова настойчиво сунулся к ней.
– А тебе не интересно?
– Нет. Я устала.
– Устала она, с утра.
Максим насторожился: что за навязчивость! И неожиданно вспомнил Еву Голубеву с отчаянными глазами и прошлогодний листик березы на траурной ленте.
Девица никакой визажист, щебечет про профессиональную фотосессию. Себе грязь налепила и межресничку не прокрасила ни разу. Переглядываются. Знаки подают, только Франческой почему-то заинтересованы. Слишком уж ясно.
Максим понял, что решится. Он подошёл и взял Франческу за локоть, сказав достаточно громко:
– Тебя Лука ищет, срочно. У Полины Андреевны.
Вся троица пришельцев навострила уши. Да и память подсказала: девица — стриптизерша из клуба. Как-то делал ей боди-арт.
Витька Прохоров, капитан баскетболистов, как подыграл.
– И мне он нужен. Я провожу, заодно флешку ему отдам.
Франческу не нужно было уговаривать, а вот пристававший к ней гость дернулся так, словно хотел схватить. Максим прижал его к стеклу со всем возможным кокетством, провёл ладошкой по кожаной куртке:
– Так что вы говорили о модельной карьере? Я хочу посмотреть на турков, они такие брутальные…
Незнакомец криво ухмыльнулся. Совпадений оказалось слишком много. Как могли выглядеть люди, погубившие сестру Евы? И могут ли случайные персонажи сразу положить глаз на профессиональную модель, тут же вычислив её среди множества привлекательных девочек? Слишком сложно, чтобы быть правдой. Что там в душах у этих чернявых и крашеной стриптизерши?
13:00
+1
– Как, насмотрелся? – спросил Роман. Привёз друга к его старой школе. А тут на крыльцо вывалилась странная компания. Поздоровались по-цыгански. Роман ответил. А Лекса снова взорвался:
– Чего уставились, ромалэ? За болезного приняли?! А где вы были, когда я песок жрал? Лошадям зубы золотили… да видел я вас!
– Морэ, уймись, – мягко остановил Роман.-- К невестке поедем. Ты же не будешь женщин пугать страшным видом.
Было о чём задуматься. Брат сказал, что этим утром какие-то пришлые говорили об их Эйш, пока та была в церкви. Слишком близко для простого совпадения. Разве что неудачливый жених хочет украсть себе понравившуюся девочку просто так. И денег за неё пожалел. Их принцесса и так испереживалась. Да при том всё хорошеет день ото дня. Даже старухи уже шептаться начали.
Вот и Лекса психует.Он тоже не спит, навоевался. Приехал на Эсму посмотреть. Родители уже сами готовы отдать её с приплатой, если кто возьмет. Да только куда им обоим бешеным, поубивают друг друга. Озорница непутёвая. А Лекса хороший, добрый парень. Школу закончил, теперь в сельскохозяйственный надумал поступать.
Был бы у них в деревне свой ученый агроном, если бы с женой осел в этих местах. Да и без того у парня руки золотые. С детства с отцом в кузнице управлялся.
Дед бы за такого парня и свою любимицу Эйш отдал. Цыганочка хорошая, только упрямая, как стадо баранов. С милым и соревнуюся: кто кого.

Только вошли, Франческа сразу же увидела Луку на диванчике. А Полина Андреевна отпрянула от него.
Популярный красавчик безмятежно спал, положив руку под щёку. Его пиджак висел на поручне хореографического станка.
– Полина Андреевна, срочно! Там такие дела, что спасать надо! – заголосил Прохоров в не своём тембре. Но сработало.
И пока Полина Андреевна гнала от школьниц непонятных коммерсантов и на предельном крике запрещала собственной дочери, Франческа присела рядом с Лукой.
Он удивленно распахнул глаза.
– Прости, не хотела мешать.
– Ты не мешаешь.
– И всё же отдыхай, я пойду на урок.
– Оставайся со мной.
И лёгким движением Лука поднялся, несколько уверенных шагов. Закрыл дверь на ключ, отдал ей.
– Не потеряй.
Франческа заранее поняла, что они будут, как два голубя на подоконнике. То у одного глаза закрываются, то у другой. Но как же приятно быть рядом и ни о чём не думать. Франческа обняла и прижалась щекой к его плечу.
10:10
+1
12 гл.

Максим еще вспоминал, как стоял на линейке так близко к Франческе, что мог чувствовать тонкий запах её духов. Простая формальность стала чем-то вроде личного сокровища.
А перчатки он так ей и не отдал.
Накануне встретились случайно в торговом центре. Франческа была радостной, поздоровалась первой. Даже сходили вместе выпить кофе, она предпочла черный без сахара, но с лимоном. Максим и не мог предположить такую встречу. Казалось, небожительницы не ходят по обычным магазинам, даже если на первом этаже- местные бутики. И она была непривычно совсем одна.
Потом Франческе захотелось примерить танцевальные туфельки, и она доверчиво отдала свои перчатки ему.
А еще разговаривали обо всём. Легко и свободно. Уходя, она и не вспомнила про перчатки. Максим и сам не мог понять, почему не окликнул.
С работой дела шли негладко, он отвлекался на мысли так, что зависал. И уже клиентки начинали теребить его за руку, остановившуюся у них на носу или щеке. В общем, всё еще пользовался спросом только за свой мужской пол да красивые глаза. Но на ночных дежурствах в морге умудрялся не спать.
Лука чаще уходил поздно вечером. Иногда встречались глазами, но Максим так и не мог прочесть, что тот думает. Наверняка злится, если какой-то выскочка то и дело оказывается рядом с его красивой принцессой.
В тот вечер не ожидалось чего-то особенного.В ординаторской уже вовсю угощались кофе.Максим с непередаваемым чувством, наконец, снял фартук и резиновые перчатки.
И тут кто-то достаточно мощно толкнул прямо на каталку с трупом. А когда совсем потемнело в глазах, попал в тесных короб холодильника для мёртвых. На соседство с другим коченелым.
10:11
+1
Максим открыл глаза от того, что Лука хлопал его по щекам и зло приговаривал:
– Что ты там забыл?!
– Я еще живой? – Максим вполне чувствовал себя героем замороченного фильма.
– С переменным успехом, – Лука только слегка улыбнулся. – Галина Геннадьевна, что мне делать?
– Во-первых, не добей парня, сынок. В полицию позвонила.
Сразу думал, что уже умрёт или точно простынет. Но не случилось. И хотя все вокруг, включая полицейских, поражались, что Лука настолько пунктуален и несколько раз всё проверяет до точности, Максим застрял на унылой мысли, что тому незачем было его спасать. Скорее, наоборот. Потому что кто любит потенциальных соперников в центре собственной судьбы? Повод свести счёты был только у Луки.
Несколько дней Максим боролся с желанием выяснить отношения. В школе Лука был в своём лучшим состоянии. То есть неподражаем и крайне обаятелен. Самому грех такого в чём-то подозревать. И тогда Максим сделал первый шаг. Ведь было кое-что, касающееся их двоих не в последнюю очередь. Безопасность Франчески.
Лука внимательно выслушал о его подозрениях. Взгляд прямой и открытый.
– Спасибо. Это важно.
Он находит в себе силы улыбаться даже в неприятных для себя ситуациях. Завидная выдержка уже с юности, если не с детства. Максим обругал себя, как дурака.Всё еще надеясь, что полиция поможет и все-таки найдет человека, желавшего его наказать.
Днём спустя к нему подошла Франческа и негромко рассказала, что Лука разговаривал с её дедом. А тот обратился к знакомому полицейскому. А кое-кому пришлось признаться в подлоге перед стариками. Один изображал труп на каталке, а другие воровали девушек, потому что в проституции нужны свежие лица.
– Не хочу об этом думать. Слишком страшно, – призналась она.
10:57
+1
По- крупному ошибся уже в конце апреля, когда все неприятности надёжно были позади. В образцово -показательной школе была запланирована целая серия патриотических мероприятий, приуроченных ко Дню Победы. Чтобы и ветераны по силам могли успеть, и школьники сообразили, как подготовиться среди многочисленных тестов.
Перед репетициями собрались в актовом. Франческе досталось читать стихотворение о войне. С её звонким голоском это было кстати, дотянулась бы до каждого сердца. Но героиня планировалась со следами ожога на лице и видавшей виды гимнастёрке. Как будто только из боя.
Красивая Франческа нахмурила личико, когда узнала о грядущей для него проблеме.
– Как же это сделать? – задумалась она вслух.
– Я могу, – честно признался Максим, вспомнив в себе мастера по преображению любой внешности.
Их прекрасная героиня улыбнулась:
– Приду со своими кистями, если можно.
– Договорились.
Максим был согласен на всё ради звёздного часа. Кольцевую лампу можно принести заранее, оставит в кабинете Анны Григорьевны. Соберёт все необходимое. Другого шанса прикоснуться к мечте, скорее всего, не будет.
После уроков летал, как на крыльях. Не брал никаких заказов со стороны. Нужно всё сделать безупречно и не отвлекаться.
Оказались с Франческой в зале заранее. Максим ни в чём не подозревал себя. Просто подойти поближе к окну. В дневном свете можно внимательнее посмотреть на лицо модели.
Синие глаза Франчески мягко сияли всеми оттенками. Без косметики на лице она была такой нежной и прекрасной, что ему попросту отключило мозг. Сначала провел ладонью по её шее там, где соединялась со щекой. Ресницы девочки трепетали в ожидании.
Нельзя! Нет! Но она так доверчиво смотрела прямо в глаза, что…
Его руки описали целый круг: от её груди до бедер. И всё заявило смысл: и их разговоры в сети, и случайные взгляды.
Максим губами нашёл её губы, легко пытаясь приоткрыть навстречу. Почувствовал её ладошку на своей спине, которая замерла и не двигалась.
– Прекрасные, вы бы закрывались на ключ, чтобы я чего-то не увидел?

Лука стоял совсем рядом. Он не только вошёл в зал, но успел пройти несколько шагов, пока они забыли обо всём. О том, что любой мог войти в каждую минуту.
Франческа медленно повернула голову. А Максим уже мог наблюдать сжатые добела губы и сумрачные глаза школьного принца. След от слезы на его щеке.
12:16
+1
13 гл.

Анна Григорьевна не могла успокоить класс.
– О чём мечтаете? Экзамены на пороге! Как еще вас заставлять учиться?! Контрольную написали плохо, тесты — еще хуже! Одна безответственность, взрослые уже!
Раскрыла журнал для порядка, но за стол не села.
– Лука, иди к доске!
Обычный приём не сработал. И это было слишком для разгневанного педагога. Ученик даже не встал.
– Нет. Я не хочу отвечать.
Невероятно… Неужели дети решили устроить форменный бойкот или то личная акция гордого мальчика?
– Без ответа будет двойка, – предупредила, а сама с удивлением смотрела на его лицо. Там никаких эмоций.
И он равнодушно подтвердил:
– Мне всё равно.
– Тогда попрошу дневник. И завтра же родителей в школу.
Анна Григорьевна была готова расписаться в собственном бессилии, но поставила своему любимцу двойку, не забыв нарисовать послание для семьи. Лука проделывает с завидным упрямством это на каждом уроке, начисто игнорируя всех учителей. На педсовете по этому поводу был настоящий скандал, коллеги искренне переживали: отличник уничтожал сам себя.
Своей безупречной походкой, не опуская головы, он подошёл к столу. А потом так же ровно вернулся на место. Дальше на уроке его фактически не было. Анна Григорьевна хорошо понимала происходящее по его отсутствующему взгляду. Словно прежнего активного парня заменили на непонятное существо без намёка на интеллект. Сколько их было в её педагогической практике, с такими пустыми глазами… Но подобное потрясение в первый раз.
Торжественный вечер провели без проблем. Лука безупречно исполнил классическое произведение на фортепиано. Его капризная девочка тоже была хороша. Даже слишком.
– Дети как-то очень сильно переживают, – посетовал ей журналист из газеты.-- Вы их как будто на смерть сюда согнали. Только посмотрите, у неё все лицо от слёз мокрое. А голос не дрожит. Как в армии у вас.
– Справляемся, как можем, – дальнейшие шуточки выслушивать не было желания.
Отец Луки пришёл тем же вечером. Спокойно ответил, без эмоций на безупречно-красивом лице.
– Я поговорю с ним.
– Не слишком строго, – предупредила Анна Григорьевна. – Не могу знать причину, что с ним случилось. Дети молчат.
– Мне остаётся запретить ему разные гастроли. Наверное, вас не предупредили, завтра его не будет на уроках по этой причине.
12:17 (отредактировано)
+1
Лука опустил лицо на сложенные руки. Больше не хотелось двигаться, как будто на отработке перед сценой оставил все силы. Но Герман так просто не уйдёт, здесь не школа для маленьких мальчиков, которых из жалости гладят по головке.
– Последний раз повторяю. Сейчас как наподдам- кубарем вылетишь!
– Герман, дело есть, провод клинит, – отозвал Андрей. – Мне техники сказали.
Поднял глаза. Такое разве бывает, что смотришь в зеркало и ничего не видишь? Но визажист уже постарался над ним, нарисовав безупречную красоту. Ведь даже покойники выигрывают, если скрыть от других грустные тайны и непрошенные раны.
Набрал в мобильном номер Ксении. У зеленоглазой девочки сегодня день рождения. Пусть проклинает, но он поздравил на автопилоте и по привычке не забывать. Долгожданная майская весна оказалась слишком жестокой.

Начало песни пропустил. Поклонницы с мест начали подсказывать текст. Лука покрепче сжал микрофон.
– С весной, дорогие! Всех люблю!
Нужно разрешить себе забывать, если больно от собственной памяти. Профессионалу не к лицу ошибаться на сцене.

Максим снова не спал. Просил прощения у обоих. И если Франческа как-то смягчилась, то Лука натурально смотрел сквозь него. Всё это противостояние ярких персон не давало и остальным покоя. В конце года они, весь класс, стали дерганными, невозможными и непримиримыми. Максим, собрав силы, записался еще на один курс по профессии, сократил подработки, но и это не помогло.
В любой свободный вечер до темноты мерил шагами преображенные первой зеленью улицы. Сам воздух пил, как дурман, и ясности в голове это не добавляло. Он и не знал, что поцелуи могут быть такими сладкими. Кто теперь сможет это восполнить?
И до чего дошло… Они уже кричать стали друг на друга. Даже отдернул руку, не успев войти в кабинет.
– Я не вещь, чтобы запрещать себе жить и чувствовать, – Франческа готова сорваться.
– Успокойся, делай всё, что нравится, – ответил Лука. – Слова не скажу.
Юрка Мельников, не понимая, почему завис у двери ни туда, ни сюда, вошёл первым. И вряд ли что-то сообразил потом. Франческа подошла к нему и быстро поцеловала в губы. Прямо у доски, на глазах у одноклассников, которые столпились на пороге. Лука, раздвигая нестройные ряды, ушёл и на уроках не появился совсем.
Максим выругался в сердцах. Этому не будет конца! Он вполне способен понимать чужие чувства, но еще страшнее наблюдать, если на глазах рушится что-то совершенное и невозможно красивое.
Марсела, девочка-американка, не выдержала первой. Набросилась на Франческу так, что та сильно ударилась головой о край доски. Максим быстро, хоть и не вовремя, сцепил её руками, совсем обездвижил. А Юрка увел Франческу. Он тоже испугался.

13:49
+1
14 гл.
Максим досчитал до пяти и тогда подошёл. У них физкультура. Положил руку на плечо Луке и прямо спросил:
– Хочешь убить меня?
Тот неподдельно удивился:
– Нет, зачем?
И хотя их школьный принц
Максим досчитал до пяти и тогда подошёл. У них физкультура. Положил руку на плечо Луке и прямо спросил:
– Хочешь убить меня?
Тот неподдельно удивился:
– Нет, зачем?
И хотя их школьный принц оставался превосходным актёром, но вряд ли сейчас был шанс обвинить его в неискренности. Тем более, Ярослав Сергеевич отозвал того к турнику, сдавали зачёты.
Учитель менял сильных и слабых, выбирая очередность сам. Чтобы каждый был собранным и не отвлекался на девочек, тянущих ножки под руководством Инги Львовны.
– Давай, солнце, покажи, что можешь
Всем было понятно, что Ярослав ничего особо не ждёт. У красавчика Луки настроение, как погода весной. Но тот почему-то подчинился и снова удивил.
Тринадцать, пятнадцать, семнадцать…
Максим невольно присвистнул. Так можно и бесконечно, у него даже руки не дрожат от усилия.
– Хватит! Я тебе сказал, хватит! – Ярослав почти закричал.
Лука соскочил не очень ровно. Сразу стало понятно, что далось с трудом, пальцы занемели.
Учитель сначала не слишком вежливо схватил Луку за руку. Потом то же проделал с Франческой, без церемоний. Втолкнул обоих в свой кабинет. А им скомандовал:
– Класс, на второй этаж, в борцовский.

Франческа опустила глаза. Ярик совершенно ничего не понимает. Лучший друг называется! Словами, как по щеке ударил.
– Договаривайтесь, как сможете! Уже всех учителей довели до белого каления.
И закрыл их на ключ. Можно сбежать, запасной вариант висит на крючке рядом с дверью. Но ей сейчас казалось, что каждый шаг будет по огненному льду. Такая смертельная боль повсюду, когда всё внутри немеет, а сердце зажигает неумолимым огнём. Никакого нежного объятия она не ждала. Но у Луки свои планы. Просто подошёл и обнял. Сразу стало легко.
– Обещаешь быть моей?
– Я и так только твоя.
– Можно?
Он спрашивал разрешения поцеловать. Словно ради договора о верности друг другу.
Зачем ей обманывать себя, если только он в сердце?
13:50
+1
Максим усмехнулся. А Полина Андреевна сдалась! Хотя неделя выдалась относительно спокойной. С классом ходили то в лес, то зависали в кафе, объедаясь мороженым. А то гонялись по парку, распугивая задумчивых детей своими несуразными криками. По правде, подготовка к экзаменам изрядно выматывала, и они, сговорившись, давали себе немного воли. А сегодня репетировали вальс для Последнего звонка, со сменой пар.
– Да делайте, что хотите! – взмолилась Полина Андреевна и закрылась модным журналом.
Максим и сам не понял, как оказался среди школьных звёзд. Галя Шатрова, Марсела Диас, Света Соколова, Стас Ольхов, Марат Воронец, Андрей из параллельного… Все были танцорами. Но детская возня тоже поднимала настроение, поэтому не могли стать серьезными, совершенно невозможно.
Полина Андреевна подала слабый знак рукой.
Это значило, что она поручила одноклассников Луке. И тот будет объяснять про поведение. Надо сказать, что у этого парня получалось неплохо. Он еще и Франческу взял себе в помощь, чтобы пройти сложные повороты с каждым.
Максим немного успокоился, замечая с каждым разом, что красивая пара общается уже нормально, с учетом всех диких вылазок на природу и в большой город.
Франческа была с ним в паре. Смотрела прямо и уверенно, на губах — неповторимая нежная улыбка. И тогда её окликнули. Курьер доставил огромный букет роз прямо в школу. Судя по тому, что довольная девочка бросилась к Луке на шею, с подарком он угодил.
Но репетиция плавно перешла в фотосессию: школьницы не желали упустить момент и каждая по очереди фотографировалась с ценным букетом для соцсети.
– Девочки, может, хватит? – поинтересовался Лука, отдавая очередной смартфон.
– Конечно, нет, – возразила Галя.-- У тебя очень хорошо получается. Правда, прелесть?
Стоило ожидать… хором зачмокали его в щеки, хоть в этом женская солидарность. Всё это извергло Полину Андреевну из безмятежной спячки. Она бросилась оттирать лицо любимчика от помады всех оттенков.
– Девочки, вам не стыдно? Впрочем, краснеть будете на выступлении. Лука, я права?
– Безусловно. Вряд ли хоть одна не покраснеет.
Сам он, со всеми попрощавшись, ушёл гулять с Франческой в парк.

Максим собрал сумку и отправился на свободу. Солнце уже было ярким вовсю. Ева Голубева прислала ему на почту фотографии. Со своим трогательным Елисеем они танцевали « Тщетную предосторожность» и уже репетировали главные партии к выпускной « Жизели». И тогда Максим понял, что у него всё впереди. Он же не хотел никому зла. Только как художник не мог вынести красоты своей модели, ошеломляющей и безупречной.
Лука пел на последнем звонке так, что собрал себе зрителей из всех соседних дворов. Максим смотрел на лица и понимал, что мысли созвучны: неужели всё это никогда больше не повторится с ними?
Начнётся новая жизнь с новыми встречами, печалями и радостями. И всё это почти завтра.
КОНЕЦ
15:19

Можно подписаться на фейсбуке
Загрузка...