.

Твоя любовь спасёт меня ( повесть)

Твоя любовь спасёт меня ( повесть)
Мост соединял одну часть города с другой. На той стороне — несколько офисных зданий и старые дома, построенные еще в советское время. А здесь -набережная, которую грозились отделать к ближайшей громкой дате да много стильных магазинчиков.

Хорошее место на перепутье, чтобы разобраться с правдами-неправдами своей судьбы. Поквитаться с самой жизнью за её мнимую справедливость.
Если смотреть на воду отсюда сверху, она кажется чёрной и совсем мёртвой. Когда-то было время, в которое активно работающие заводы-гиганты сбрасывали прямо в городскую речку отходы своей бурной деятельности. Но годы шли, сменилась эпоха, народились другие люди… Природе и реке выпал немногий шанс вздохнуть полегче. Но почему-то грязи меньше не стало...

Если смотреть долго, то можно увидеть рябь, и даже подплывающую к поверхности рыбу. Кто-то жил и в этой глуби, с виду такой пустой и мрачной.Может, там и найти приют?

– Это интересно? – громко спросил кто-то красивым голосом. Кристина быстро обернулась. Мальчишка стоял прямо у её плеча. И неслышно, когда подошёл так близко.
Он смотрит огромными серыми глазами, а осенний ветер кружит его некороткие волосы, отливающие платиной, и концы яркого шарфа.
– Что ты там увидела, расскажи мне? -и он нежно улыбается, прикоснувшись тёплой ладонью к её замерзшей руке.
+1
166

23:07
+1
Вот не было печали! Кристина даже забыла, что собиралась уже прыгать в никуда. Этот красавец был другой её проблемой. Может, и главной на сегодня. Познакомились они в интернете. Сказочно красивый парень-иностранец интересовался русским и хотел уроки по скайпу. Если бы не его ослепительная внешность и завораживающий голос, ничего особенного… И Кристина согласилась. Чисто по доброте душевной. Нравилось вот помогать людям. Но при одном условии, он не должен интересоваться её внешностью или личной жизнью. Никогда.
Ученик ей попался старательный и сознательный. Лишнего себе не позволял, и сам тоже был непривычно скромным для такой плейбойской внешности. На его фотки в профиле Кристина успела полюбоваться, и даже надёжно сохранила в папочке своего компьютера на будущее. Своё же лицо она ему не показывала ни в каком виде.
Слушала его нежный голосок с лёгким акцентом, похожим на балтийский. Отвечала на вопросы. А под конец, уже смело болтала, как с наилучшим другом. Айварас- так его звали — оказался веселым и заводным парнем. Много шутил, смеялся звонко, красиво улыбался. Но не спешил делиться тайнами, только оговорился, что любит петь и живёт вдали от людей, поэтому ему иногда одиноко. Были у него какие-то профессиональные планы.
Но Кристина никак не могла предположить, что однажды красавчик из интернета появится в её школе.
В тот день она даже не могла пойти на урок, не знала, что делать. Отныне в их классе будет учиться необычный новенький, он сам так выбрал.
В общем, наяву они даже не разговаривали. Каждый занимался своим. Айварас ловил внимание от школьных девочек, если так можно сказать. Держался он несколько высокомерно и отстраненно. Но как он оказался сейчас с ней на мосту, Кристина не могла объяснить себе. Такого просто не могло быть ни в каком реале.
23:08
+1
Мама -это особый разговор. Являла она из себя светскую даму, со всеми признаками данного. Постоянные фуршеты, вечеринки и встречи допоздна. Иногда очередной провожатый являлся к ним в дом, часто за полночь, и хорошо, если не оставался. Кристина была рада не слышать пьяных криков и звуков взрослых игр.
Мама, конечно, была красивой. Была. Способ жизни не способствовал сохранению свежей внешности. Кристина знала, что такая же карьера готовилась родительницей для неё. Сопротивлялась, как могла. И даже не хотела заниматься саморазрушением. Не желала, чтобы любили её смазливую мордашку и не видели за внешним человека. Который живёт и дышит, иногда вопреки всему, что с ним случается.
Собственная внешность давала Кристине определенные бонусы, как и любой другой очень хорошенькой девочке. Одноклассники почти любят, одноклассницы, словно компенсируя, ненавидят. Тихо или явно.
Мама предпочитала просто воспитывать:
– Не понимаешь ты своего счастья. Быть красивой-это уже здорово, настоящий шанс. Да, громадный труд, но это возносит и с самого низа. Если ты не дура, и знаешь, как пользоваться.
« Как пользовать людей, если искренне запали на твою внешность», – мысленно поправляла Кристина. Всё не так просто. Красота не гарантирует счастья или покоя. Она сама до этого дошла, хотя и почти к окончанию школы. Осталось меньше двух лет для дальнейшего доведения себя до взрослого ума. А потом — полная свобода. Если сможешь вынести.

Она была уже в классе, когда пришёл Айварас в сопровождении директора школы. Анна Григорьевна была рада его представить, потому что вообще любила потенциальных звёзд. А парень явно скучал. Он даже не произнес ни слова. В интернете -то казался куда более разговорчивым.
« Мы ему не понравились, – решила Кристина. – Вот так, все вместе, оптом. Наверное, мелко летаем».
– Егорова, хочешь к доске? – учительница явно разглядела за её раздумьями что-то другое.
Кристина встала и пошла. И тут Айварас очень нежно улыбнулся, когда поравнялась с ним. А потом преспокойно пошёл на свободное место. Как будто теперь его всё уже устраивало в этом классе: и люди, и стены.
Возвращаясь, нашла на своей парте записку, сложенную бантиком.
« Ты красивая. А. “
Парень явно развлекался. Обернулась. Айварас, как будто только и ждал момента. И собственные губы сложил в такой же игривый бантик. Еще минута… у него прежний равнодушный вид.
Кристина изумленно приподняла брови. Что? Она вовремя не подыграла. Вот умник выискался...
15:35
+1
2 гл.

– Мама, твой ночной дружок схомячил весь сыр! Завтракать нечем, – Кристина со злостью захлопнула пустой холодильник. – Он был не из породы крысиных?
– Зато не растолстеешь. Бери деньги, перехватишь в школе. Я тебя даже сегодня подвезу.
– Ой, лучше не надо. Еще после вчерашнего постовые тебя не задержали… Ладно, пицца, лучше две, – решила, рассматривая деньги.
– Что у тебя за плебейские замашки?!
– Мам, только не начинай. Как будто миллионеры свою пиццу с огня игнорят. Еще как и хрустят! Всё, я убежала.
До школы можно запросто добраться на автобусе, так даже быстрее. Всё равно мама парковаться так и не научилась. Наверное, и отца этим же достала, и он сбежал насовсем. Больше не появлялся, только деньги от него видели, но регулярно. Но, может, оно и к лучшему. Отец был такой моложавый да гламурный, что Кристина сама понимала, что выглядит рядом с ним содержанкой при богатом папике, но никак не дочерью. Тем более, внешностью пошла в маму. Этакая маленькая, стройная евреечка, хоть завтра в балет. Но слегка не такого благородного происхождения. Мама приехала в город из глухой деревни, это уж потом обросла на месте великосветскими замашками.

Школа была старой, но с хорошим, даже на редкость отличным, ремонтом. Кристине здесь нравилось. Как-то не было дотошного деления на касты и местные элиты, преподавание тоже на достойном уровне.
Да что за напасть! Снова он! Только и успела сладко потянуть голодным носом в сторону столовой. Аппетит разыгрался с утра…
Айварас сгрёб её, как котёнка, и крепко придавил к стене.
– Хватит от меня бегать! Я ничего запретного не сделал!
– Сделал уже. Руки, руки от меня убери. Как ты меня узнал?
– У меня уши хорошие. Ты сама заговорила, я твой голос не забыл.
– О, расскажи подробнее. Что еще у тебя есть?
– Глаза красивые.

Кристина посмотрела еще раз. Да, не врёт.
– Вот по глазам и получишь. Не подходи ко мне, обманщик. Специально в мой класс заявился?!
– Нет! Мой старший брат здесь учился, у него и живу. Но тебе не понять.
И Айварас резко забыл про неё. Можно кушать пиццу, болтать с девчонками, зубрить уроки, но… Кристина поняла, что ей стало сразу всё неинтересно.
Новенький был очень странным с первого же взгляда. Один миг- и как канал переключили- парень из веселого становился почти мрачным. В классе никто даже не смел к нему подойти. При совершенной прекрасной внешности он имел все шансы стать всеобщим кумиром. Но Айварас начинал смотреть сквозь других, как будто через воздух. Можно подумать, такой высокомерный. А еще он оказался настолько молчаливым, что мог за целый день не сказать ни слова.
Кристина просто терялась в догадках. Он уже начал делать вид, что они не знакомы. Ведь так хотела она сама, но уже не нравилось.
Привозили его в школу каждый раз на дорогой машине. То один роскошный мужчина, то другой. И трудно сказать, был ли кто из них братом. В общем, принцы пешком не ходят. Одевался новенький дорого и за модой тоже следил, но без фанатизма. К концу первой недели он уже встречался с красивой девочкой из одиннадцатого. Кристине это очень не нравилось, она даже желала отомстить сразу всем.
16:23 (отредактировано)
+1
В ту ночь мать не пришла совсем. У Кристины, конечно, уже был наготове список телефонов моргов-больниц на видном месте ради таких случаев. Но потом родительница отзвонилась, сообщила, где нашла приют и развесёлых собеседников, оказавшихся чрезвычайно милыми. Кристина невольно шипела в трубку, сдерживая злые слова. Это уже явный алкоголизм, будь он неладен!
Сама переволновалась так, что заснула только под утро. Всё равно хорошего не дождалась.
Встала поздно, и уже с новой проблемой. Нужно было сообразить хоть какую-то сытную еду, а денег в наличии катастрофически мало. Очень и очень мало!
Завернувшись в свободную куртку и сжав себя руками, она быстро шагала по улице. Старалась думать на ходу, но ничего потрясающе прекрасного в голову не прилетало. Наоборот, злой ветер вымораживал насквозь, забирая последнюю радость.
Красавчик Айварас только что вышел из машины. Налетела на него с размаху, даже нахмурился недовольно. Как же, смазала руками его роскошную курточку с заграничными лейблами.
– Куда летишь?
– Есть хочу!
Она рявкнула ему прямо в лицо совсем не по-культурному. Но парень только задорно рассмеялся, сразу почувствовала себя глупо. Улыбаться ему идёт, красивые большие глаза так и сияют.
– И? Проблема в чём?
И он еще разглядывал её с ног до головы и ждал ответа. Хоть провались!
– У меня денег нет на что-то лучше, чем бомж -лапша.
– Пойдем в ресторан?
Он предложил вполне серьезно, но Кристина так рассвирепела, что толкнула его, чуть не свалив в лужу.
– Ты совсем дурак? Или живёшь круто?
– Я зарабатываю, не угадаешь, как.
– С мужиками за деньги спишь?
– Нет. Зачем мне? Ладно, пойдем.

И он реально привёл её в ресторан. Пришлось притвориться доброй только ради соблазнительных запахов. Айварас сам сделал заказ, она не стала капризничать: дарёному коню в зубы не смотрят. Судя по публике, ей не хватит даже на ложку еды. В плохом случае, или сразу в полицию сдадут, или отправят на пожизненную отработку в реалиях грязной посуды.
Но так или иначе, она с этим красавчиком как-нибудь рассчитается за все унижения, явные или скрытые. Кристина упрямо сжала зубы. Но Айварас на неё уже не смотрел.
Накрыть на их стол вышла очень красивая девушка в дорогом костюме. Явно, что не официантка, только белое полотенце повязано на талии. И точно, уходя, с улыбкой потрепала мальчишку по волосам.
Солянка на сковороде, борканник, оказавшийся пирогом с морковью, какие-то другие замысловатые пирожки… Всё казалось и являлось изумительно вкусным. Но Кристина издёргалась в ожидании расплаты, и уж точно глаза у неё стали круглыми, только заметила мелькнувшие цифры счёта в руках Айвараса. Тот тоже посмотрел в ответ, да только улыбнулся.
– Все деньги в семью. Не переживай так театрально.
Парень в атласной рубашке проводил их до двери. Кристина даже и не заметила, как у неё в руках оказался пакет с маленькими пирожками.
– Пойдем, погуляем где-нибудь? Ветер утих, – предложил Айварас.
– А я думаю, что ты меня сразу в номера поведешь. Отрабатывать.
– Себя ты ценишь. Но говоришь, совершенно не думая. Если тебе интересен мой секрет… Я любовь за деньги не признаю. Это слишком ничтожно.
11:57
+1
3 гл.

Кристина всё равно ему не верит! Но деньги взаймы взяла. Да не было никакого умысла специально оказаться в её классе, хоть встреча и оказалась сюрпризом приятным.
Всего лишь хотел попробовать карьеру под руководством профессионального менеджера, начать с какой-то базы.
– Брат, как мне объяснить одной девушке, что я не обманываю?
– Не надо объяснять, лучше не обманывай.
Ужинали всей семьей, но так, как Айварас еще не привык. Старший брат, он и младший Ромка. Коленька тоже тихонько лежал в своей кроватке-корзиночке, уже сытый. А невестка с маленькой Марусей только подавали на стол. Вроде, как обидно, но кукольно милая малышка так и сияла, ухаживая за мужчинами семьи.
Брат у него очень красивый, насколько это возможно для мужчины. Невестка тоже сказочно хороша.
– Айвар, люди здесь немного не такие, как ты привык. Не нужно ждать от кого-то понятного тебе поведения, пусть будут, как есть. И ты спокойно поешь.

Невестка от помощи отказалась, и Айварас ушёл в свою комнату порепетировать на синтезаторе. Не успел надеть наушники, как заглянул Ромка-Ромунас.
– Айвар, а ты уже нашёл девочку для себя?
– Нет, еще не нашёл. Не искал.
Ничего себе вопросы у первоклассника! Отношения с Мариной, не в счёт. Прекрасная одиннадцатиклассница только для статуса, она в курсе.
Ромка нахмурился.
– А я со всем классом дружу.
– А ты у нас особенный.
Да, вот такой мальчик-солнышко, к которому все тянутся. Недаром в его имени спрятан цветочек ромашка ( рамуна- ромашка). Когда брат их подвозил до школы, провожая до класса младшего, Айвар видел, что вся эта толпа одноклассников бросается навстречу, как за призом.
– Я тоже пойду заниматься, – вспомнил Ромка. – В музыкалке много задали, как хорошему ученику.
– И это правильно. С мамой?
– Сегодня с папой! Он не так строго спрашивает.
11:58
+1
Вот и менеджер спрашивал его о наличии подружки. И много чего разного хотел узнать. Герман Александрович любил порядок во всем и беспрекословное послушание. Все были согласны на такие условия, вылететь из группы вслед за солистом Киром никому не хотелось. И только Тимур бунтовал, прямо бесился, опасно замахиваясь гитарой в сторону стен. Поначалу как будто переживал за ушедшего дружка, но это продолжилось, и стало мешать уже всем.
Айварас начинал от нетерпения скрипеть зубами, понимая, что тому снова захотелось провалить очередную репетицию. Тим был слишком богатым. То есть он и себя бедным не считал, но Тимур, если б не талант, оказался мажором типичнее некуда. Да еще набивался к нему в друзья. Нет, таких рядом не надо.
Не успел подумать-вспомнить, звонок подоспел.
– Я завтра на репетицию не приду, слишком рано до школы.
– Случилось что?
– Не приду, и всё.
Тим только усмехнулся.
И тут смирение подвело, Айварас даже сжал горло рукой, чтобы не выругаться.
– А мне почему сообщаешь? Хочешь, чтобы я сам себе аккомпанемент сделал? Я смогу.
– Да не злись ты. Мы сейчас на хату собираемся, курочек пощипать. Пойдешь?
– Нет.
– Зря ты, вместе веселее, как другу говорю.
– Пока, я репетирую.
Подружки у него постоянной и дома не было, но слишком памятно отец его нахлыстал после любви на сеновале. Как есть застал. И гнал почти до соседнего хутора, всем работникам на потеху. Хороший урок. И сейчас стыдно. Айварас быстро прижал ладони к горевшему жаром лицу, потом пошёл умыться. Второй раз его на этом никто не поймает, умнее стал.
Отключив синтезатор, вышел из комнаты. Сделал несколько шагов по зимнему саду.
Невестка сидела, взяв дочку на колени, и негромко рассказывала. Длинная юбка живописными голубыми волнами лежала на полу.
– Родичи наши жили в Москве, и пели в цыганском хоре, в самом ресторане « Яр», что в Петровском парке. Поэтому и прозвали Петровскими, вместо фамилии стало. А петь, моя сладкая, нужно так, чтобы как красные розы на снегу, писатель Александр Куприн написал. Очень красиво! И люди бы заслушались.
Она стала тихонько напевать, но Айварас испугался, что помешает их уединению. Невестка заметила его и жестом предложила остаться.
Так бы всегда и слушал. Он сам только ученик и всё еще ищет секреты вокального мастерства, бережно собирая и сохраняя.

Кристина еще раз перебрала учебники. Вот что это было, а? На последнем уроке, ближе к концу, в класс зашла Анна Григорьевна, директор школы, и так приватно сообщила их учительнице своё желание: Кристина пусть уже завтра сядет на парту с Айварасом. Мальчик никак не адаптируется, он учится без интереса и всё такое.
Прямо молча обомлела, ведь всё слышала. Говорилось рядом с её партой. Вот, мол, Егорова такое счастье тебе почётное привалило. Как, зачем?!
Да, правильно, новенький принцем восседал в одиночестве, весь наглаженный и надушенный. Но заботы о таких отдают отличницам, а она скорее спортсменка и активистка. И нет у неё однозначной любви или популярности в классе. Выскочка, одним словом.
– Кристина, всё поняла? – обратила классная на неё внимание.
– Поняла.
Обернулась. Айварас невозмутимо смотрит в учебник. Это он перед следующим уроком готовится. Физрука тоже успел добить своей апатией. А тот сначала обрадовался: стройный мальчишка, ноги крепкие. Но не тут-то было. Словно ленивец, тот тянул свою линию и пожимал плечами:
– Зачем? Мне не надо.
И все нормативы в сторону. Может, для развития прыткости и ловкости её и приставили? Гонять, как личному тренеру.
– Ладно. Займусь тобой на физкультуре. Наша методичка заболела, урок будет общим.
19:30
+1
4 гл. Крестики-нолики

В школу опаздывала. Замок разошёлся на середине сапога, и ни с места! Мама покупала себе брендовые вещи и люксовую косметику. Кристина одевала себя сама в секонд-хэнд. Так было даже лучше. Вещи попадались почти нормальные, а совсем износятся, можно выкинуть, не сожалея. При определенной фантазии получается выглядеть даже стильно. Косметикой пользовалась отечественной, дешёвой. Всё равно мало красилась. Но сегодня испытанная система дала роковой сбой. Как же тяжело, если плохо, а тебя сверх того еще и отчаяние накроет.
Кое-как выбежала, наконец, на улицу. Потом сломался автобус.
– Уродина, ни рожи, ни кожи. Лучше бы тебя совсем не было.
До школы бежала бегом, выдыхаясь из сил, и думала про смерть. Мама купила платье, денег снова не было, а теперь еще и должна, но отдавать нечем.
Пусть какая-нибудь машина собьёт. Или лучше провалиться сквозь землю, чтобы уж сразу насмерть.
– Зачем ты только родилась такая?! Ни украсть, ни покараулить! Лучше бы тебя совсем не было.

Влетела в дверь, размазывая по лицу злые слёзы.
Новенький стоял рядом с каким-то парнем, ярким, темноволосым и сероглазым. Вот что она о себе возомнила?! Пока учила его русскому, хоть какая-то польза от неё была. А так, осталась, какая есть. Настоящее тупое ничтожество!
Спутник Айвараса презрительно посмотрел на неё и выдал заключение:
– Чучело, тебе говорю.
– Да, я чучело, уродина и неудачница. Держитесь подальше, а то заразитесь. Вы ж хозяева жизни, а прочие- быдлота несуразная.
Забыв про куртку, Кристина вылетела на крыльцо.
Замерзнуть, заболеть, умереть. Как ей денег заработать? С объявлениями бегать или спать с кем-то за деньги? Да кто на неё, такую чокнутую, позарится? Если только самой за тёплую постель и два кусочка колбаски доплачивать…
Не поняла, как красавчик Айварас оказался рядом с ней, такой же неодетый. А с неба вовсю валил снег.
19:30
+1
– Снова кризис? – спросил он. – У тебя когда-нибудь веселое настроение бывает?
– Не бывает! Я злая собака, если еще не понял. Осторожно, покусает. Это про меня. Всегда и вовек.
Он взял её за руку.
– Отойди! – заорала Кристина. – Не хочу еще и за твоё настроение отвечать.
– Не хочу отходить.
Он довольно крепко прижал её к себе, обнял сильными руками. Кристина касалась лицом его щеки. Дорогой запах парфюма неожиданно успокоил. Не хотелось двигаться. Пусть снег летит под ноги и кто-то смотрит со стороны.
– У тебя есть знакомый, который хотел бы спать со мной за деньги? – спросила Кристина, медленно выговаривая слова.
Да, он удивился. Но не посмеялся. Взгляд непонятный.
– Потом поговорим. Пойдём в школу. Здесь холодно. Тимур тоже в нашем классе будет учиться. Так менеджер решил, чтоб тот поменьше загуливал. Кто в классе авторитет, кстати?
Значит, красивый шатен — Тимур? А она себя уже представила. Авторитетом, первой красавицей, старостой, знатной танцовщицей, богатой девочкой и всем сразу была Соня Чигринова, сидящая прямо перед Айварасом, во втором ряду. Странно, как он мог её не разглядеть, такую яркую блондинку.
– Соню ты сразу увидишь, как только зайдёшь в класс. Не ошибёшься снова.
– А мы сегодня сидим вместе, да?
Айварас за руку снова притянул её к себе.
– Тим, пойдём, покажем класс.
17:21
+1
5 гл. Новое знакомство

Кристина бросила сумку на стул. Перед физкультурой у них короткий сбор минут на двадцать. Классная сообщит последние известия. Алёна Дмитриевна была дотошной и строгой, опять же отличный английский с них требовала. Но уж и защищала свой класс на каждом педсовете. Девочки совестились стрелять глазками в сторону её мужа, прекрасного Ярослава Сергеевича, но физкультуру он у них больше не вёл. В учителя 10 «Б» достался уже пожилой Юрий Петрович, законный пенсионер.
В общем, по некоторым причинам, главное, по строгости классной дамы, новенькие у них не случались. Вот только теперь… Наверное, у Сонечки глаза уже в разные стороны от вопроса, на кого их прежде положить: на белокурого Айвараса или темноволосого Тимура. Красавчики оба!
Кристина осторожно развернула прилетевшую на стол записку.
«Приходи ко мне после школы».
Обернулась. Тимур сладенько улыбается. Думает, что заманчивое предложение сделал? Даже бровью не повела, как мама учила.
Сразу было ясно. У Айвараса более аккуратный почерк. Хоть любит пошутить, не он написал. Всё, у него на сегодня разговорчивость закончилась!

– Тим, что ты ко всем цепляешься, не успев даже познакомиться? Ты извинился?!
– Не переживай, всё пока хорошо.
– Тебе хорошо, а другим плохо. Только вместе всем нормально.

– Друзья мои! – Алёна Дмитриевна прервала их пристрастный разговор. – Предполагаю, что среди своих дел вы общие не находите важными.И всё же прошу внимания. Вместе вас не оставлю. Соня забирай одного, можно по рекомендации Анны Григорьевны. Айварас, прошу к доске, постоишь рядом со мной для порядка.
И Соня забрала более бойкого Тима, тот с готовностью соответствовал. Но и второму герою не дали задержаться.
Что?! Прекрасная Марина Звягинцева в их классе? Кристина даже усмехнулась. Чудеса да и только… школьная первая красавица на побегушках.
– Алёна Дмитриевна, я его заберу ненадолго. Дела совета школы. Айвар, быстрее!
«Нет, даже не старайся, – снова подумала Кристина о чужом. – Перед физрой ты его ничем не разбудишь, хоть голой танцуй».
17:22
+1
Вот об этом их классная пыталась внушить большую часть времени. О приличном поведении в стенах школы и вне её. В общем, взрослые они стали. А ответственности никакой.
Кристина мысленно пересчитала оставшиеся деньги. Получалось теперь меньше ста рублей на день. Как на них прожить вдвоём? Хотя можно было предположить, что у мамы всё прекрасно с сердечным дружком, очередным. Домой не приводила, но где-то могла зависнуть на две ночи подряд. И всё же приходила с волчьим аппетитом и сметала всё.
«Анна Григорьевна никаких беременных в школе не потерпит? Согласна. Пусть хоть презервативы на уроках раздают. Я бы тоже многое с собой рядом не терпела. Нельзя всё своё существование превращать в терпилово».
Марина Звягинцева любила испытывать свою власть над мальчиками.Конечно, никаких школьных дел не было, захотелось полюбоваться на нового кумира. Роковая блондинка постоянством не отличалась, но училась хорошо, отлично выглядела, а родители помогали наслаждаться жизнью во всем многообразии, как это пристало красивой и богатой девочке.
В школе Марина пользовалась непреходящим успехом, учителя к ней тоже благоволили, соперницы с ней не могли тягаться, не тот полёт. Воду мутил только двоюродный братец Кирилл, учились они в параллельных, а то бы и вовсе перестали разговаривать друг с другом. Впрочем, тот к кому только не цеплялся с насмешками и поучениями.
– Кир всё не перебесится, – сказала Марина новенькому, как бы между делом. – Тебя винит. Как будто из-за тебя его выгнали из солистов. Но это ведь не так?
– Не так. Сама под раздачу не попади.
– Где таких словечек замудрённых набрался? Ничего он мне не сделает! Куда пойдём после школы?

Она продолжала любоваться. На редкость удачный экземпляр к ним в школу залетел. Ухоженный не по-здешнему, милый. Глаза огромные, реснички, как крылья бабочки.
– Куда бы сама хотела? – спросил Айварас с лёгкой улыбкой.
– Пойдём ко мне домой? Посидим, чаю попьём.
Марина положила руку на его щеку вполне красноречиво, погладила пальчиком. Зачем делает вид, что ничего не понимает.
Айварас на мгновение опустил глаза: новый сеновал не застанет его врасплох.
– Давай на нейтральной территории сегодня.
17:22
+1
Кристина вышла из класса, никуда она не торопилась теперь, на физкультуру тем более. Но увидев Айвараса с Мариной, вдруг разозлилась. Эта кукла своего не упустит! Она нашла где-то там на просторах земли чужой, волшебным случаем случилось перемещение Айвараса в их школу, а Маринка только подхватила готовое!
С невиданным ускорением Кристина полетела прочь. На повороте коридора едва притормозила, чтобы не врезаться в высокого брюнета, выходящего из кабинета директора.
– Что за девушка на метле? Это ты работу ишещь?
День чудес сегодня. Кристина исподлобья рассматривала синеглазого брюнета также пристально изучающего её.
– Айварас мне позвонил. Со всеми посовещавшись. Выглядишь неплохо, а что делать умеешь?
– Ничего!
Конечно, не говорят так с приличными людьми, но холёный, как кинозвезда, мужчина нисколько не смутился и не разозлился.
– Вполне себе откровенно. Пойдем, поговорим минут пять. Если сойдёмся на условиях, будешь помогать моей жене.
Наверное, слишком откровенные мысли нарисовались прямо на её лице.
— Тихо-тихо. В офисе помогать, не где-то еще. Герман Александрович Скачков, менеджер по персоналу, – представился он, протянув визитку с телефоном.
Кристина уже искренне удивилась, увидев знакомый логотип очень популярного в городе музыкального центра.
22:05
+1
переименовала в — У жизни на ладони
14:46
+1
6 гл.

Кристина снова повертела в руках дорогую визитку. Работа за деньги была бы спасением! Да и Герман не выглядел злодеем, холёный и воспитанный. Могла бы она доверять хоть кому-то в этой жизни, тем более незнакомцу? Наверное, хуже уже не будет. Хорошо еще, что Айварас не стал расспрашивать, с каким интересом она вглядывалась в чёрную воду с высокого моста.
На урок она немного опоздала. Подопечный её, как обычно, сидел на лавочке. Рядом нотные листы и открытый планшет светится экраном.
«Может, что-то срочное?» – машинально подумала Кристина и села рядом. На сегодня она тоже устала. Но безмятежному покою не суждено было случиться.
Пока остальные скакали с баскетбольным мячом, к ним решительным шагом двинулся Юрий Петрович.
Кристина только наблюдала, как странное кино. Учитель орал ненормально громко. Ресницы красивого Айвараса тревожно дрогнули.
– Тупой забугорный ублюдок, ты у меня начнёшь учиться! И ты туда же, – Юрий Петрович и её успел огреть укоризненным взглядом.
Айварас быстро подхватил вещи и просто вылетел из зала, хлопнув дверью и не прощаясь. Кристина ошарашенно поднялась. А в зал вошла директор школы. Наверное, её первоклашки были на ритмике, и она для профилактики совершала полный обход территории.
– Кристина, что здесь происходит?
А что сказать, если какой-то нереальный фильм ужасов перед глазами? Кристина тоже выбежала из зала. Айвараса нигде не было. Уже слышно, что Анна Григорьевна беседует с физруком на повышенных тонах, в зале перестали стучать мячом.
На прямых ногах Кристина пошла дальше, в холл первого этажа.
Айварас, на первый взгляд, всё так же спокойно занимался своими делами недалеко от стола дежурного.
– Эй, – тихонько подошла она к нему. – Как же всё глупо, правда?
Он поднял глаза.
Кристина показала визитку.
– Я и там с тобой рядом буду? Как бы не привыкнуть.
Айварас сначала не ответил, а потом сам спросил:
– Ты поёшь?
– Если только в душе.
– Поэтому я не уверен, что мы будем рядом.
Кристина засмотрелась. Просто пялилась на него, разглядывая. На прекрасные глаза, на соблазнительные поблескивающие губы, на шею, где она соединяется с изгибом сильного плеча…
– Кхм…
Дежурный деликатно покашлял, отрывая их взгляды друг от друга.
– Оба зайдите в кабинет директора. Анна Григорьевна ждёт.
14:47
+1
«В каждом зле есть что-то хорошее», – думала Кристина, возвращаясь домой после суматошного дня. Удивительно, но Анна Григорьевна говорила с её одноклассником почти умоляюще и обещала для всех уже со следующего урока нового учителя физкультуры.Но Айварас всё равно был грустным, он никак не ответил на оскорбление, и это, конечно, не значило, что он сам сразу всё забудет. Ситуация была гадкой.
«Музыкальный центр» встречал тишиной, Кристина прошла через служебные проходные и спросила, как ей найти Германа Александровича.
Ничего интересного не случилось, она стала просто девушкой на побегушках. Но отчего не помечтать, если надежды и уверенности всё равно прибавилось? Мимо спешили куда -то нарядные девочки- мальчики, она никого не знала.
Возвращаясь домой, задрала голову к небу. Подставила лицо снежинкам.
— Хорошо!
Её запрос услышан свыше, теперь нужно постараться не отчаиваться.

Мама тихо сидела на кухне, крепко сжимая кружку с водой. Совсем не накрашенная.
– Мам… что с тобой?
Слишком рано, грустно и одиноко.
– В залёте я, доча…
Слова прошелестели едва слышно, но потом, словно кто-тот невидимый резко прибавил звук, и сам воздух вокруг зашипел от напряжения.Короткий хлопок, и снова тишина.
Упреждая следующий вопрос и еще больше сжавшись, мать сказала:
– От папаши твоего. Молодую свою он выгнал.
– Так, значит, ты с ним была эти дни? А я -то думала… Мы снова переезжаем?
– Не хочу никуда.
– Ладно. Давай ужинать.
Кристина достала из рюкзака две котлетки с хлебом, раздобытые в буфете. Но мама без предупреждения расплакалась.
– Мам, не надо… Проживём.
– Не мамкай, жизнь слишком паскудно выворачивает, разве нет?
22:19
+1
7 гл.

Тяжело это было… Сначала быть богатой девочкой, потом считать каждую копейку, а теперь снова получить надежду на прекрасное будущее. Кристина чувствовала, что напряжение внутри растет. Еле держалась, чтобы не расплакаться от отчаяния, не натворить второпях по глупости разных нехороших дел.
Отец зашёл к ним на следующий день. Немного небритый, сумрачный и непривычно суетливый. Мама была на работе. Риэлтором она стала опытным, со вкусом занималась элитной недвижимостью. Но то ли из-за характера, то ли просто срывалась, но часто не дотягивала сделки, разругавшись с клиентами вдрызг. Потом как-то выплывала, балансировала. Но с деньгами у них каждый раз было то густо, то пусто.
– Дело твоё, конечно, – подытожил отец. – Но лучше не работай.
Кристина изумлённо уставилась в его синие глаза, так похожие на её собственные. Про работу она никому не говорила, даже мама не знает. А что если Герман Александрович как-то вхож в круг отцовских знакомых и они приватно переговорили? И место ей досталось по родственный протекции, а не за красивые глаза…
– Это твои что ли? – отец взялся за её дешевые сапожки, как за хвост дохлой кошки.
– Мои.
И не думала стыдиться! Купила что смогла. И вполне нравится, что ноги сухие! Старые и дорогие носила долго, но и им конец пришёл.
– В магазин поедем, – отец даже не спрашивал.
– Я не хочу, – Кристина и так давно уже знала про себя, что не проявляла упрямый характер.
– В магазин! Купим всё, что тебе нужно.
И едва одеться успела на ходу к отцовской иномарке. Как будто того времени не было. Она снова папина дочка, которая коротает минуты в ожидании приятной прогулки по бутикам, чтобы слегка утомленной вернуться домой уже с многочисленными покупками.
Закрыла глаза. В памяти мелькали картинки прошлого, детства. в основном, где всё было просто, понятно и радостно.

Выходя из примерочной, не ждала-не гадала, а почти налетела на распрекрасную Марину. Школьная королева смерила её презрительным, фирменным для всего семейства Звягинцевых взглядом.
– Ты, если только встанешь у меня на дороге… придушу, поняла!
Нисколько не прояснилось. Маринка к очередному мальчику что ли её, незаметную, приревновала? Прям, много чести. Кристина оглянулась. Отец с кем-то увлеченно разговаривал по телефону. Он всегда мало интересовался покупками, только оплачивал карточкой.
Но и Маринка про неё забыла, быстро направилась к кому-то навстречу. Оказывается, её ждал Айварас. Кристина залюбовалась, как гордая старшеклассница стряхивает с его одежды невидимые пылинки. Красивые оба, как с рекламной картинки, разодетые! Звезды, да и только…
Айварас оборачивается… и улыбается. Ей, Кристине Егоровой! Как будто вокруг мир мирный, а они -лучшие друзья. И даже Маринка не может ничего сделать, не косить же ей лицо перед таким милым мальчиком...
22:20
+1
Кристина рассмеялась, быстро и с настроением закончила покупки. Так, что даже отцу радость передалась. Но пришлось перейти и к тяжелой теме. Еще дома она сказала отцу про ребенка. И для него это было новостью! Значит, мама не проговорилась, скрыла, как неважное. Отец сначала нахмурился, пару раз кивнул головой и заявил:
– Я поговорю с ней.
Да уж, это было важно. Кристина и не знала, как загадать на удачу, чтобы всё сложилось. Она готова была сама заниматься с ребенком, сколько нужно, как с собственным. Всему бы научилась, пусть растёт. Но как же маму уговорить на чудо?
Сдержав все эмоции, утянула отца в соседний отдел купить что-то по мелочи, но очень конкретное: детскую бутылочку и пару игрушек.

Айварас снова закрыл учебник. Будет трудно. Герман решил вывести всех из группы, останется только он. Солист с дублирующим составом. И даже Тим принял новость спокойно, и из школы пока не решил куда-то уходить.Может, какая-то девочка понравилась? Просить было бесполезно, потому что решения шефа никак не подлежали обсуждению. Айварас и про себя знал, что он новичок без прав, ничего еще не заработал на будущее.
За окном быстро темнело, край сада среди высоких сосен скрывался в непроглядной тени. Он включил теплый оранжевый свет. На столе лежали такие же яркие мандарины.
Из комнаты, вздыхая, вышла маленькая Маруся, на ходу подбирая длинную юбку.
– Коленька уснул.
Забавная такая, как будто она здесь главная и вся домашняя тяжесть на её маленьких ручках.
– И мама пусть отдохнёт, побудешь со мной?
Она кивнула и тут же принесла альбом с карандашами.
– Нарисуешь мне? Как у Ромки в альбоме.
Айварас часто оставался с младшими, но Маруся всё еще стеснялась. Конечно, если подумать, он для неё совсем взрослый дядя, тут нескоро осмелеешь.
Внимательно заглядывает к нему под руку, а потом вдруг нежно и довольно улыбается.
– Айварас, мама купит мне косметику?
– Я не знаю.
Она сразу нахмурилась. Понятно, что пятилетней рано краситься, да и пяти еще нет, только в октябре будет. Но с другой стороны, ребенок уже второй год балетом занимается. Может, ей и надо накраситься для сцены?
Немного осмелела и обоими ладошками цепко обхватила его руку, заглядывая на рисунок.
– Милый мой, а еще нарисуешь?
19:39
+1
8 гл. По соседству

И всё-таки они переехали, это случилось!
Кристина разбирала вещи. Было так странно и тягостно, она почему-то не радовалась. Снова оказалась в своей же прежней комнате, на своей кровати, и здесь ничего не изменилось!
Во всём доме было по-другому, и только здесь хоть прошлое вспоминай. Наверное, папина подружка не успела переделать на свой вкус или отец сам ей запретил. Хотя какое значение имеет маленькая комната, когда у тебя есть большой дом…
А что будет потом? Любвеобильному отцу понравится очередная чикуля, а им снова собирать вещи? Кристина подумала, что могла бы остаться в квартире, чтобы не метаться, словно ненужная вещь. Отец сама подтвердил, что и теперь будет платить, жильё никуда не денется. Как давит на нервы вся эта неопределённость, хоть плачь!
Кристина встала. Трещина на стене…
Она тогда вдруг так возненавидела себя, что схватила ножницы и наметила удар в руку, чтобы убить саму боль внутри. Но потом изранила стену.
Всё и случилось именно в этой комнате. Он снял с неё трусики. А потом ничего. Не получилось у парня. И он ушёл, а она оделась. Села на кровати, притянув ноги к груди, и долго думала, пока за окном не стемнело.
Кристина открыла ящик прикроватного столика. Вот и открытка всё еще лежит. « Твой Андрей». Она разорвала нежный глянец напополам. Ей подружка в школе сказала, что он осветил всю их личную ситуацию для своих приятелей по-другому. Мол, настолько она безнадёжна, что тут никто бы не пришёл в нужное настроение.
Кристина вспомнила, как она плакала целыми днями, снова в этой комнате. И в школу не ходила. Когда вернулась, узнала, что Андрей сбежал, перевёлся куда-то. Видеть снова его она точно не хотела. И на себя в зеркало тоже долго не смотрела. И когда мама начинала говорить на свою любимую тему красоты, Кристина сбегала, потому что без притворства начинало выворачивать наизнанку. Она не такая, как все. Слишком глупа из-за наивности. Непроходимо уродлива, потому что тот, кому доверяла, просто посмеялся.
Может, и зря гламурка ничего не поменяла… Вот бы сейчас начисто стереть из памяти всё прошлое, словно диск отформатировать. Кристина сжала до боли руки, лишь бы от злости не отодрать еще приличные обои со стен. Сама бы и поклеила, потому что любила свежую до хруста новизну. Но не сейчас...
19:39
+1
Одевшись, вышла на улицу. Лицо всё еще горело от воспоминаний. Но день обещал быть прелестным, на редкость солнечным. Почти в городе дом, но всё равно, как среди дикого леса, если не выискивать глазом детали.
А вот это что-то… Увидела рекламно-красивого Айвараса, одетого для лыжной прогулки в серебристо -голубое. Глаза сияют, сам улыбается. Её заметил. Подъехал чуть ближе и остановился.
Кристина глубоко вздохнула: чуть не сказала одну глупую фразу, мол, что ты здесь делаешь? А он бы ответил, как неразумной кукле, что на лыжах катается.
Но Айварас, как будто прочитал мысли, и заранее ответил.
– Я живу вон в том доме. Как-нибудь приходи в гости. Покатаешься со мной?
Кристина покачала головой и невольно улыбнулась. Стоит, как блаженная, на сугробе и еще довольна без границ.
И только потом поняла, что Айварас держит её за руку…
Шарахнулась так, что парень чуть не упал.
– Извини, я не хотел.
Он тоже смутился, улыбка померкла, брови серьезно сдвинулись над бирюзовыми глазами.
Его кто-то окликнул издалека на незнакомом языке.
– Увидимся в школе, – сказал он и, развернувшись, стал быстрым шагом удаляться по уже накатанной лыжне.
Только бы снова не разреветься… Вчера весь вечер думала об этом мальчике, о его красивых глазах и популярности в музыкальном Центре, а увидевшись, снова сама всё испортила. А чего ей хотелось? Броситься к нему на шею, как было бы красиво и романтично? И долго ли потом ждать слов о том, что не такая?
Ударив по снежной ветке, Кристина быстро пошла в дом. Значит, теперь они соседи.
12:47
+1
9 гл.

Айварас нетерпеливо пошевелил шеей. Ноктюрн был достаточно трудным.
– Душа моя, какой же ты невнимательный!
Мария Николаевна нисколько не дремала в своем кресле и сразу отреагировала, когда он взял неверную ноту.
– Шопен такого не сочинял, а на мне ничего не написано, так что весьма странно.
– Бабушка, устал! – жалобно заныл он.
– Вот еще, чего выдумал снова?

Но невестка неожиданно поддержала.
– Бабушка, устал он. Уроки еще школьные учить.
Маленький Коленька осторожно пошевелился на руках у матери и вовремя широко зевнул.
– Сговорились! – Мария Николаевна всплеснула руками и сменила гнев на милость. Айварас понял, что та тоже еле сдерживает улыбку. Коленька, как серьезный ангелочек, действовал на всех неподражаемо.
– Вот что, дружочек, приведи ко мне Марусю. Вместе поиграем. А ты ступай и займись уроками. Отдыхать нам некогда.

Оставшись один, Айварас посмотрел на телефон. Пока молчание. Значит, репетиции точно сегодня не будет, редкий раз. Вчера, танцуя, слегка подвернул ногу. Остался с Полиной Андреевной один, поэтому и сам знал, что хореографии не будет конца. Он не устаёт, он железный, он должен всегда улыбаться.
И вот только поэтому сегодняшняя лыжная прогулка была чисто глупостью, но так уж захотелось запомнить красивый солнечный день, когда на душе по-особенному легко.
Интересно, а почему Кристина так ведёт себя с ним? Словно боится… Смелая девчонка, но… Никак к ней не подойти! Что за дела?!
Айварас и сам не мог по-честному сказать, строит он какие-то планы насчёт Кристины или нет? Нет, конечно, не нужны ему сейчас никакие отношения. Отец, словно чувствует, при каждом звонке брату требует возвращения в родные стены. А ведь всё только начинается.
Милая такая девочка. Кожа, словно сливки. Глаза, как нежные синие цветы, свежие от росы. Губы так и манят… Да, он не слишком ловкий, чтобы всегда делать правильно. Может, и ошибся где… Родители и с ним были не слишком ласковыми, и, вообще, уповали на его самостоятельность уже с рождения.
В семье брата нравится жить больше. Спокойнее, теплее.Хотя он уже взрослый. Айварас хотел бы прямо сейчас поговорить с братом, но тот на работе в воскресение. Хотя у него служение, как оно есть. Принимает как психиатр пациентов в своём кабинет. Тоже ведь кому-то бывает надо очень срочно.
Остальные порядки были, как в православной семье. Айварас тоже пробовал соблюдать пост, но его не заставляли. Хотя уже очень скоро начались мысли перейти в православие, и пусть потом даже злословят, не отступаться ради всяких сомнений.
Телефон отвлёк звонком. Красотка Марина Звягинцева.
– Да, слушаю. Не ласковый? Да обычный. Хорошо, встретимся. Я перезвоню после пяти.
Особенно не хотел идти на свидание, но это давало возможность быстрого решения без долгих разговоров по сети. Где-то посидеть в уютном кафе, дать возможность Марине показать себя и похвалиться внешностью так, чтоб все обзавидовались. Только не ходить к ней домой. На поцелуи бы еще сподобился, а к большему пока не готов. Домой возвращался вовремя, чтобы никого не беспокоить. До комнаты можно дойти в одиночку, с отдельного входа и незаметным. Но невестка всё равно переживает, если он задерживается, пусть и перезвонив. А она ведь еще младшего кормит. Нет, никакие свидания не стоят покоя в семье.
Он и сам хотел бы вот такого же мира и много детей. Ладно, хорошего помаленьку, пора и за уроки, чтобы к вечеру быть свободным.
12:47
+1
Кристина долго смотрела в окно. Не рассмотреть весь дом из-за деревьев. Какая комната его? Кто еще живёт? Вот пойти прямо сейчас и сказать:
– Здравствуй. Вот я и пришла…
Явилась и не запылилась. И даже телефона его нет, номер неизвестен. Не у Сонечки же спрашивать… Дина?
Кристина вздрогнула, как от внезапного лютого мороза. Поругались еще в пятницу. И снова этот ненаглядный Айварас виноват! Дина, лучшая подружка, снова самоотверженно начала её спасать и уговаривать. Ой, не связывайся. Ой, предаст!
Кристина сначала смотрела на неё и вдруг, как будто шелуха какая-то облетает с постамента правил, начала понимать. Не любовь, не дружба…
Сначала было всё привычно. Мама тоже всегда находила повод сказать про её тонкие неудачные ноги, про слишком тёмные волосы. Но и тогда нашлось объяснение: слишком похожа на отца! Когда мамочка обижалась на папочку, она предпочитала высказать всё неудачной доче.
Кристина сначала всхлипывала, закрывшись в комнате или ванной, а потом привыкла. Что с ней делала Дина — не разлей вода? Кристина уже не помнила, какими словами это звучало в детстве, но сейчас так: не всем же быть.
Как другим при этом не быть? Не надо даже думать, что красивая. Чудес не бывает. Просто быть, как все.
Но чудо потом всё же случалось. Дина, словно в утешение, приговаривала, что всё равно хорошая и самая близкая, а для неё и лучше на свете нет. Подружки такой.

Кристина сдавила смешок. Ну, не дурой ли сама осталась из-за детской наивности? На неё начала коситься Сонечка Чигринова. И как-то резко, как будто Кристина Егорова написала плакат, что имеет протест на власть школьной королевы и ходит с этим лозунгом над головой.
Вот вчера всё и решилось. Сама прервала обычную песнь Дины про роковую неизбранность и спросила:
– Ты ведь не любишь меня?
Дина скосила глаза в сторону и вместо ответа начала сгущать краски:
– А вот Соня говорит про тебя…
– А что ты ей говоришь про меня? Дура неуклюжая, которая не знает, куда вставить свои претензии на совершенство?
– Да Соня она такая… Ты веришь что ли?
– Вы обе равнозначно хороши.
Кристина тогда понимала, что уходит навсегда. Зачем клеить то, что не просто разбито, но так и было задумано несоединимыми кусками.Дина говорила ей одно, а Соне рассказывала про всю ту же девочку-неудачницу. Чтобы еще разок посмеяться вместе над чужим личным.

Так она лишилась последней подружки. Телефон молчит. Но всё к лучшему. Очень красивый мальчик сидел с ней за одной партой, она запросто могла прикоснуться к нему рукой. Если сама захочет. От этой мысли Кристина так смутилась, что щеки просто заполыхали. Видела бы мама...
16:25
+1
гл. В двух словах

В этот день они вместо уроков всем классом готовились в спортзале к военно-патриотической игре. Кристина почти успокоилась, лёжа с незаряженным автоматом на мате. По сторонам смотреть нет необходимости. Подруг у неё больше нет, Сонечка Чигринова тоже волком смотрит, как будто долг ей не отдали. Цель, которую держать на мушке нужно, тоже давно нашла. Пригрелась уютно так, что можно спать.
И тут кто-то по- хозяйски привалился рядом. Нетерпеливо повернула голову и тут же смазала носом по холёной щеке Айвараса.
– Слезь с меня, вот пристал…
Но тот только усмехнулся.
«Да мне всё равно», – уговаривала себя, пытаясь скинуть его руки-ноги всеми своими частями тела и раздражаясь, что его конечностей что-то слишком много на сегодня. Тут не захочешь — с ума сведет! На каждом уроке от него никакого покоя!
Кристина решила, что лучше снова прицеливаться, и всё равно на его планы!
— Даже не трогай меня! — шипела она сквозь зубы. – Я же идиотка, руки-крюки, ноги не держат, красоту на базаре продала…
Но посредине монолога Айварас нетерпеливо развернул её к себе.
Ничего себе! Лежат рядышком, как в собственной постели, и всё равно на присутствующее классное общество.

– Эй, вы чего там зависли не по-детски?!
– Тим, уйди, – резко оборвал Айварас подошедшего одноклассника и сунул ему мешающий на мате автомат.
Кристина одной рукой пыталась нащупать пол за спиной, как шатающуюся землю. Айварас притянул её поближе к себе.
– Хочешь расскажу, какая ты? Мне начинать?
Растает же сейчас, как масло на сковородке… Вот же уставился бирюзовыми глазками, а её тащит к нему, как на магнит… Развалилась, как дура-малолетка.

– Кристина, Айварас, чем вы там занимаетесь? Почему вдвоём?
Это уже Алёна Дмитриевна, классная, заметила их возню.
– Да отодвинься ты, – Кристина снова попыталась вывернуться.

– Чем занимаетесь?! – голос англичанки звучал уже над ухом.
– Любовью занимаемся, – бодро ответил Айварас за обоих.
Кристина хлопнула себя по лбу. Это уже слишком! Невыносимому иностранцу можно всё, но не до такой же степени… Вот и Алёна не оценила.
– Завтра родителей в школу.
– Не получится. Герман Александрович придёт, он всё равно собирался. Потому что я хочу слетать в Америку на неделю.
Кристина чуть не подавилась от смеха. Он уже всем мозги выносит, а её классная за руки поднимает с мата. Кристина хохочет в голос и валится обратно. Англичанка позвала мужа на помощь. Ярослав теперь вёл у них физкультуру, наконец-то.
16:26
+1
Их вдвоём оставили после уроков на дополнительные тесты. А другие-то отдыхали весь день!
– Всё из-за тебя!
– Скажи, я красивый?-- Айварас повернулся к ней безупречной мордашкой.
– Ты идиот!
– Я не претендовал на умного. Как я тебе? Нравлюсь?
Анна Григорьевна хлопнула рукой по столу.
И то верно! Этот ребенок уже помешался на самолюбовании. Кристина чувствительно толкнула его в бок. Еще и половину не сделали, так до вечера можно просидеть!
– А ты целоваться умеешь, покажешь мне? – жарко прошептал он на ушко.
Кристина просто обомлела.
– Вот только выйди за дверь. Я тебе всё покажу, понял?!
– Да.
– Отвернись от меня.

Кристина не могла себя понять. Она снова и снова зачеркивала глупые ошибки в тетради, злилась на Айвараса и вертелась на стуле от каждого его взгляда. Потом и вовсе отобрала молча у него ручку. Чтобы ничего не смог написать и снова смотрел на неё.
Наказание закончилось, парень подхватил рюкзак и, не оборачиваясь, пошёл из класса. Он всегда такой! За пять минут то весёлый, то мрачный. То разговорится, то замолчит надолго. Когда он обернулся в пустом школьном коридоре, Кристина уже расплакалась от ненависти к себе.
Айварас теперь стоял совсем близко и прикасался к ней рукой очень лёгко, словно перышко гладит. По лбу, щекам, по плечам и шее.
Хотелось даже не дышать, чтобы призрачное, нереальное ощущение покоя и радостной неги не ушло в никуда. Потом так же легко и дразняще он прикоснулся губами к её губам.
Наверное, стоящая недалеко от них Марина Звягинцева представляла себя истинной небесной карой, не меньше.
– Мальчик, ты страх потерял.
– Марин, я не твоя собственность. Пошли!
И даже тогда Кристина думала, что Айварас зовёт уйти вместе роковую красотку из одиннадцатого. И не сразу поняла, что он потянул за руку её, а не другую…
« Это всё не так. Сейчас еще пять минут, и он снова всё поменяет, толкнёт подальше и вернётся к Маринке».
Но они шли дальше. Айварас помог ей одеться, проводил до машины, потому что отец уже прислал водителя за ней.
– Позвони мне, – сказал на прощание. Но Кристина уже после чуть не расплакалась снова: он так и не сообщил номер своего телефона.

12:28
+1
11 гл. Без радости слов

Объявили посадку на рейс. Айварас знал, что путь предстоит неблизкий, но там его встретят. Поживёт в большом доме, брат дал ключи от своей комнаты и забил в память мобильного телефон девушки с экзотичным именем Камала. Она хореограф и один из организаторов танцевальной сессии, на которую он спешит за океан.
Конечно, немного волновался, но старался всё запомнить заранее.За домом присматривают соседи и родственники, кроме того в гараже обитает странный парень Зак. Он ухаживает за садом и трепетно полирует машины от любой пыли. Конечно, связываться и вступать в разговоры не будет, вряд ли останется на это время и желание после интенсивных шестичасовых тренировок.
Да, постарается чувствовать себя свободно, находясь единственным в доме. И не будет ни о чём жалеть, ведь он сам так решил.

Сначала умолял не провожать его. В последнее время почему-то постоянно думал о Кристине, вспоминал её каждую минуту, что-то фантазировал. Дошёл до того, что постоянно был на взводе из-за эмоций, боялся сорваться не вовремя и расплакаться перед братом и невесткой, словно младший их сын, этакий маленький мальчик, впервые уезжающий из дома без родителей.
Уже в самолёте немного прошло. Его соседом оказался русоволосый и зеленоглазый парень с задорной улыбкой.
– Привет, я — Радан, – сообщил он совё имя.
– Айварас.
– Из Литвы?
– Да.
Они говорили по-русски, хотя вокруг до этого звучала исключительно английская речь. Может быть, русские решили философски молчать.
Радан опустился в кресло рядом с ним.
– Будем вместе работать? Тим не уходит из группы, а я буду третьим. Но это пока секрет, хорошо?
– Хорошо, – согласился Айварас, стараясь не выдавать эмоций. Но сюрприз оказался еще тот. Может быть, Герман хочет попробовать новый формат для группы, и они будут теперь втроём?
Как бы то ни было, Радан оказался идеальным соседом: не вертелся, не донимал разговорами, что-то тихо рисовал себе в блокноте. И Айварас мог без помех смотреть в иллюминатор и думать о своём.
12:29
+1
Кристина замерла. Просто не хотелось двигаться. Снова забраться под одеяло и спать, только уже нельзя. Мама очень долго приходила в себя по утрам, словно забывала, зачем она здесь снова, и нужно хотя бы немного помогать ей. Кристина делала что-то для завтрака, потом провожала отца и быстро собиралась сама. Отвозил её в школу молодой парень, Саша. Они даже никогда не разговаривали, кроме дежурных приветствий.
Сама понимала, что тоскует о чем-то и словами это не выразить. Да еще пустое место рядом за партой настойчиво напоминало об истине: вместе тесно, а врозь скучно. Айварас снился ей. Но и там чудесным образом вспомнил свою дурацкую привычку не разговаривать в то время, как она засыпала его вопросами. Кристина злилась и снова ругала себя. Он сам нашёл её профиль ВКонтакте и попросился в друзья. А она всё думала: не слишком ли быстро будет сдаваться на его волю?

В школе у ней никто не цеплялся, даже обходили стороной. Не сразу и сама заметила, что Тим время от времени наблюдает, провожая взглядом. Это было странно. Немного развязный, в силу привычек, Тимур не скучал без общения или стороннего внимания, за словом в карман не лез и всегда был рад поучаствовать в общем веселье, которое сам же и организовывал. Поэтому Кристина насторожилась, заметив его внезапную отстранённость и грустные взгляды на неё.
Может быть, просто скучает без друга?
Тим подошёл сам и протянул какую-то записку.
– Что? – не поняла Кристина.
– Его имя в скайпе. Если напишешь, Айвар не сильно будет сопротивляться.
– Зачем ты это делаешь?
– Даже не знаю. Считай, что по доброте душевной.
Но она снова ничего не сделала. Если не считать смелостью открыть скайп и посмотреть на фото найденного профиля. Айварас был не сети. Значит, он реально в Америке и непонятно зачем… От звенящей пустоты разрывало голову. Бросилась на подушку, закрыла глаза.
– Что ты там делаешь такого важного, если я здесь схожу от желания просто увидеть тебя? Сказать, что…
А сама она уверена, что влюбилась? Более невыносимый объект для страданий еще и поискать. Уж кто только по школе не заходился в отчаянии по поводу его красивых глазок, включая малолеток. Даже распрекрасная Марина Звягинцева бродила по школе мрачнее тучи. Девчонки в коридорах шептались, что королева старших классов даже отменила пышное застолье по поводу собственного дня рождения.
Вечером Кристина снова открыла свою страницу Вконтакте, а там было короткое сообщение.
«Я тоже скучаю, красивая»
18:53
+1
12 гл.
В первое утро он встал очень рано, еще затемно, чтобы успеть на автобус. Дорога заняла не меньше часа, и Айварас уже стал думать, как бы сократить время на поездки.

Академия искусств выглядела достаточно дружелюбно со всеми этими направляющими плакатиками. Но сама местность сначала показалась мрачной: сосны, горы поблизости и множество ограничений по безопасности. Все эти правила поведения из обязательного буклетика он изучил еще в автобусе вдоль и поперёк, лишь бы справиться со страхом неизвестности и волнением.
Радан встретился ему уже у входа, с улыбкой поздоровался и направился дальше, чтобы не навязываться.
Постоянные ученики тоже разошлись по разным корпусам на занятия, и в больших коридорах было пусто. Айварас немного подождал хоть какого-нибудь куратора, но потом решил сам найти танцевальную студию, следуя указателям.
Не быстро, но попал, куда нужно. Там уже разминались собравшиеся ребята.
Всё дальнейшее было каким-то сплошным потоком. Добравшись домой и получив очередное приветствие чудаковатого Зака «Хорошо живешь», он просто свалился на ковер в холле. Соседка Бэкки очень внимательно приготовила для него ужин и даже завтрак, но Айварас понял, что ему необходимо сократить время на поездки, потому что в автобусе тщетно боролся со сном и бдительно смотрел, чтобы не остаться без телефона, карточки и документов.
На следующий день всё повторилось. Он был немного сонным из-за перемены часовых поясов, но старался внимательно следовать за педагогом, не отвлекаясь ни на что.
Радан двигался намного успешнее, он оказался прекрасным танцором, насколько можно судить. Конечно, они долго и по-настоящему разминались перед тренингом. Но если дома Полина Андреевна чаще гоняла по классической хореографии ради осанки и силы, то здесь был упор на современные трюки и даже акробатику.
Айварас в очередной раз свалился спиной на мат. Вопрос с обратной поездкой он пока не решил.
– Вставай, не ленись, – нежно обратилась к нему какая-то девушка. Но сначала увидел её лакированные туфли на неимоверных каблуках. Голос был завораживающим, словно колдовство. Встретившись с ней глазами, Айварас почему-то догадался, что это и есть Камала, богиня танца.
Она сбросила туфли, надела на стройные ножки танцевальные кроссовки, волосы стянула в узел и встала среди танцоров.
Айварас тоже чувствовал на шее её дыхание, когда она поправляла ему движения перед зеркальной стеной. Еще раз, еще. Наверное, и её брат уговорил присматривать, чтобы наивный иностранец совсем не растерялся…
Она подходила, и он снова чувствовал непонятное томление от её голоса. В короткий перерыв все попадали на пол. В итоге, руководство разрешило всем переночевать в спортивном зале, проситься в комнаты общежития не представлялось возможным.
18:53
+1
Всё было вполне комфортным. Айварас выпил немного молока, умылся и прилёг, накрывшись очень лёгким пледом. Может быть, час проворочался, все вокруг мирно сопели, умаявшись, и только он продолжал думать про танец.
Легко поднялся и вышел на застеклённую террасу. Здесь горел неяркий свет. Айварас машинально попробовал пол. Годится!
Он стал танцевать. Не столько повторяя всё, что увидел, но стараясь это переосмыслить по-своему, чтобы прочувствовать до конца. В суете для этого не осталось времени.
– Держи баланс, – услышал он на английском, – Всё хорошо, но ты себя не любишь.
Камала, покачивая бёдрами, подошла поближе.
– Ночью — отдыхать. Я приказываю как руководитель.
– Почему я не люблю себя?
– Не знаю. Сейчас ты точно не рад самому себе, мало свободы. Ты что-то скрываешь?
Айварас и потом не мог объяснить, что на него нашло, какое наваждение. Но он сам потянулся к взрослой уверенной женщине, остановившись только в дюйме от её влажных губ.
– Не сегодня, – заметила она с улыбкой и молча ушла.
Он сжал ладони, словно так мог удержать волшебство ночи или хотя бы запах духов прекрасной танцовщицы, как лёгкую дымку аромата нежных цветов, белоснежных и редких.

Кристина старалась не дышать, потому что адская боль рвала всё тело. Но мучая себя, держала нож, торчащий из живота. Она не знала, кто её ударил, замахнувшись сзади. Но теперь это не имело значения. Холод скоро заберёт всё, что станет неважным.
Она еще пыталась что-то сказать, увидев размытые контуры чужого лица, но не смогла. Этой дорожкой ходила рядом со школой много раз, но сегодня не сбылось.
19:35
+1
13 гл. Я рад, что могу жить

Он пришёл внезапно. Как сон, о котором даже и загадывать трудно. В палате никого не было, даже мама куда-то ушла. Кристина с трудом приоткрыла глаза пошире. Он бросил рюкзак на стул и подошёл поближе.
– Ты кто?-- удивлённо прошептала она
– Считай, что дежурный ангел. Прости, я не успел.
– Айварас, ты же в Америке.
– Да, из аэропорта.
– Тогда поцелуемся ради встречи.
– Потом не пожалеешь?
– Ни за что. Я рада, что могу жить.
Он осторожно прикоснулся губами к её губам, только раз.
– Ещё! — буквально взмолилась Кристина. – Я же не заразная, и меня скоро выпишут.
Но потом вернулась мама, она тёрла красные глаза. Кристина нахмурилась, но сегодня не хотела ни о чём спорить. Она будет жить и сможет всё решить.
– Завтра придёшь?-- спросила она и всё еще не хотела отпускать руку Айвараса. Он как будто стал выше, и еще красивее.
Потом она выписалась из больницы, снова ходила в школу и пыталась догнать по программе. А Марина оказалась в больнице. Не хотелось ничего анализировать, но понять версию было трудно. Бедная девочка спасала отца, который вдруг стал конкурентом у бизнесмена Егорова и не поделил с ним собственность. Кристина так и не поняла, почему стала крайней, но зла на Марину не держала, пусть уж лечится от депрессии, если не отдает себе отчёта в любых действиях.
С Айварасом не ссорилась, но любимый сосед по парте теперь и вовсе перестал её замечать. Кристина подумала, что ничего не было. Поцеловал больную девочку из жалости, с кем не бывает. А теперь карабкайся сама, жизнь- штука непростая. А, может, ему Марину жалко? Наверное, и к ней после уроков ходит навещать.
От таких мыслей можно с ума сойти. Куда проще взять и спросить обо всём, что так хочешь узнать. Но Айварас был во всех правилах исключением. Он зависал в непонятном пространстве не здесь, нигде, куда не было доступа никому.

Может, то утро и было особенным, выходной день. Кристина, забыв все собственные правила и гордость, пошла к нему домой.
И он даже не удивился, увидев её на пороге! Вот это самообладание.
Только он может в простой одежде выглядеть, как на модной картинке.
– Привет, а мои на свадьбу уехали, хочу обед приготовить. Поможешь?
– Я не умею готовить, – угрожающе предупредила Кристина вместо приветствия.
– Посуду будешь мыть.
– Слушаюсь, шеф!
То есть потом он, конечно, вспомнил о всех правилах вежливости и хорошем тоне, но продолжал её выбешивать своими остроумными замечаниями. На редкость разговорчивый сегодня!
19:35
+1
Непонятно как, но они это сделали! И сейчас вроде бы не устала, но в сон клонит, даже хотела упрекнуть Айвараса, что он её заговорил, но передумала, когда поняла, что волею случая оказалась в его комнате.
Что делать? Стать миленькой, бояться, пытаться соблазнить или включить логику и сбежать?
– Устала? – спросил он чуть слышно и одним лёгким движением убрал волосы с её лба, перекинув локон на спину.
– Ложись.
Ему это так просто? Но, кажется, теперь реально устала, до слабости в ногах. Раз уж хозяин приглашает…
Он потом также естественно прилёг рядом, ничего стыдного. Кристина смотрела в его глаза и делала бы так очень долго. Айварас гладил её по лицу, макушке, по краешку шеи, словно играл или проверял на прочность.

Она просто уснула!
И когда, наконец, открыла глаза, он был рядом, но уже сидел на широком подоконнике, свесив ногу.
– Как честный человек, ты теперь должен жениться на мне. Еще ни разу не спалось в кровати мальчика!
– Я подумаю. Кристина, нам хотя бы повстречаться немного, это же неправильно сразу жениться, да?
Кажется, я влюбился.
– Потом не пожалеешь?
– Нет. Я рад, что могу жить.
Он повторил её же слова, запомнил. Так странно было узнать, что из несчастья медленно, но верно сложилось её личное счастье.
КОНЕЦ
Загрузка...