.

Лететь над землёй ( повесть)

Лететь над землёй ( повесть)

О девочке, которая хотела, чтобы всё и всегда было только по её желаниям


– Давай еще по маленькой, за встречу...Олег посмотрел на приятеля. Женька и не думал закругляться. Он еще со школы такой неугомонный, никто его за столом не мог пересидеть. Но сейчас поглядывает мрачно, только в игривых словечках какой-то намёк на юмор.

– Жень, а кто из нас потом за рулём окажется?Вскинул глаза, как будто что-то вспомнил. Чёрный он какой-то. Похудел, осунулся от беспокойной жизни.– Водителя вызову, не переживай. Так говоришь, хорошо быть отцом дочери? А Ольга как там?Олег задумался. Неспроста вопрос и не дежурный. Влюблен был Женька в его сестру, и родители его благоволили к их отношениям. А Ольга, совсем непутёвая, влюбилась в цыгана приезжего. Как околдовал её.– Живёт. Довольна, – ответил Олег, а Женька стал мерить взглядом не начатую рюмку.– Не могу её забыть. Как будто и не живу вовсе.

– Жень, дело прошлое. Не надо начинать. У них ведь дочь взрослая.– Видел её. Сладкая конфетка.– Ты эти штучки свои брось. Она мне племянница.
– Да не злись, Олежек. Я свою норму давно знаю. Не приборзел еще. Когда домой, на канадский берег?– Немного побуду еще, чтобы родители успокоились. А, может, и Лёлька еще со мной запросится, семейную жизнь попробовав. Тоже на цыганёнка богатого запала, будь они неладны. Семейное это у нас: кровь мешать.– Выпьем тогда за чистоту рядов. Хоть ради мечты.

Выбежала из школы прямо в цветущий май. Голова немного кружится от напряжения, а лепестки белым дождем ложатся, слетая на землю с цветущих деревьев.Лука осторожно обнимает её сзади, тихо целует в ушко. Кажется, они первые после экзамена?– Как написала? – спрашивает он.– Всё решила. Надеюсь, что без ошибок. А ты?– Я тоже старался.

Лука смеется.– Отметим?– Вдвоём? – Она чувствует, что краснеет.– Хочешь вдвоём? Эй, я пошутил, не прячься от меня так быстро. Ребят позовём...Он оборачивается к асфальтовой дорожке, ведущей от ворот, и замолкает на полуслове. Там что-то тёмное. Это человек. И в то же время — пятно самого черного мрака.И Лука толкает её и кричит:– Беги! Там… смерть.И он, не сделав больше ни движения, падает навзничь прямо перед ней.
+2
265

19:02
+1
1 гл. ( продолжение)

Франческа задохнулась от собственного крика. Открыв глаза, не поняла, где находится. И сегодня воскресенье, родители ушли в гости. Она заснула над учебником.
И телефон пиликает.
– Герман Александрович, что с Лукой?!
– Красивая, не так горячо. Жив-здоров, передаёт тебе привет. Но телефон я ему не дам, пусть свои песни репетирует на совесть. Как насчёт того, чтобы попозировать с ребятами на фотосессии? С агентством я сам договорюсь.
– А я — это кто?
Франческа из-за недавнего ужаса никак не могла включиться в деловой разговор с менеджером своего парня.
Герман рассмеялся.
– Представь, что как бы фанатка группы.
– Я могу, – согласилась Франческа. – Только дайте мне шанс прийти в себя.
– Приезжай к нам. И встретим, и повеселим. Валера подхватит. Едешь?
– Ладно.
Подошла к зеркалу, поправила макияж. Милая подружка Ксения уже с утра в музыкальном центре, обновляет свои сокровища визажиста на новую коллекцию. Нужно прихватить для неё пару палеток, подаренных заказчиками, и поехать к ребятам. Среди них легче забыть собственные старые страхи.

Герман Александрович проводил её в свой кабинет и усадил в кресло. Слегка прищурил один глаз, разглядывая в деталях, как он любил.
– А вид чего такой кислый? Ты мне расскажи, кто обижает- вмиг со всеми разберусь.
Достал из стола квадратную коробку дорогих конфет и протянул ей.
Франческа удивилась.
– Это взятка что ли?
Герман усмехнулся.
– Считай, что так. И ни с кем не делись! Принцесса, если ты начинаешь капризничать, дальше будет всё, как снежный ком. Пошло-поехало, и прямо на меня! Хоть в тот же день с работы беги.
Как у тебя дела с модельным бизнесом?
– Всё хорошо. Но нужно хорошо выучить несколько немецких фраз, заказчики запускают новый продукт. Может быть, мне у Эрика спросить, потому что его сестра заболела, не хочу её еще и с этим беспокоить.
– У Луки спроси. Он тебе на любом языке скажет.
– Где он сейчас?
Она даже видит, что телефон его лежит, по обычаю, на столе у менеджера.
– В танцклассе все они, провинности перед хореографом отрабатывают. Но ты туда не ходи, к этим жеребцам потным. Вот отмоются, переоденутся, и всё пойдем к Эрику. Обсудим проект, послушаем, что он предложит. Договорились?
Франческа кивнула.
– Я пока с Ксенией увижусь.
19:03
+1
Но не утерпела, решила хоть одним глазком посмотреть на мальчишек. Осторожно открыла дверь. Заметили, услышала радостные возгласы. Лука смутился и закрылся полотенцем, только глаза и видно. Ушла, а то самой хотелось встать к станку для экзерсиса.
Преподаватель по танцам, Полина Андреевна, её не любила. Просто не любила, и всё. Считала соперницей своей дочери. Света был влюблена в Луку. И никто не думал о нём, что парень хочет просто учиться.
«Выпускной класс!» Франческа даже вспомнила точную интонацию их классной дамы, Анны Григорьевны.

– Брат, ты чего? – Ник осторожно прикоснулся к плечу Луки, пока Полина Андреевна спорила с Сашкой.
– Ник, я не могу привыкнуть, что у меня такая красивая девочка, я даже мечтать не мог.
Понятно, что солист говорил не о смазливом личике, вокруг него каждый день вертится слишком много ярких красоток. Есть в Франческе то, что может видеть только он.

Всё понятно без слов. Они похожи: учёба, музыка, компании заводных мальчишек. Некогда было о девушках думать. Сам так и не завел ни с кем серьезных отношений.
Полина Андреевна заметила их несанкционированные переговоры.
– Пятьдесят релеве, мальчики! На каждого.
– Она нас не любит, – решил вслух Ник.
– Какая разница…
Лука просто пожал плечами.
Но Полина Андреевна не успокоилась.
– Света, ты же знаешь, что я на уроке!
Прокричала в телефон и бросилась к Луке.
– Не заваливай спину, колени не вижу. Где ты сам сегодня?!
Она положила руки вокруг талии Луки.
Ник только усмехнулся, отвернувшись. Полина Андреевна в своем репертуаре: ей только дай их солиста потискать по-родственному. Иначе всем гроза с громом будет, и Герману нажалуется на их непослушание в очередной раз. Как только Лука её терпит…
19:04
+1
– О, привет, сладкая!
Никита встретился ей первым в коридоре. Франческа привычно подставила щеку для поцелуя.
– Привет. А где Лука?
– Полина Андреевна задержала. Пристрастное отношение, но он скоро выкрутится. Как ты?
– Как бы всё хорошо. Но, Ник, хороший мой, какой-то человек стал следить за мной, и я не знаю, чего добивается. Взрослый мужчина, дорого одетый.
– Вот дела… Лука знает?
– Нет. Не хочу его волновать.
– Давай отцу скажу, он своих парней подключит?
– Нет, не надо.
– Но ты же переживаешь! Может, Герману сказать…

– Я чего-то не знаю? – прозвучал строгий голос. Герман смерил их обоих сканирующим взглядом. – Дети, ваша самостоятельность обходится мне слишком дорого каждый раз. Рассказывайте.
Ник успел молча вспомнить, что и за Лукой кто-то начал слежку. Каждый раз то в нотах, то в кармане его куртки отыскивается очередное послание, написанное от руки почти школьным почерком.
Сначала просто посмеялись с парнями: на солиста очередное нашествие неадекватной фанатки. Ему вечно везло на подобные приключения: то с букетом бить по лицу набросятся, то куклу-мальчика в иглах, как ёж, под дверь гримерки подкинут.
Самое плохое, что обычно сдержанный Лука начал нервничать и петь мимо нот, как будто знал уже автора посланий. А это, конечно, не понравилось Герману. Но тот о записках пока ничего не знал.
Ник слышал даже, как Лука переговаривается с какой-то девушкой за закрытой дверью гримерки.
Друг ничего не сказал потом об этом. Не лезть же в его личные дела.
Была рядом с их солистом одна девочка, которая прилетела вслед за ним из далёкой Америки. Яркая и талантливая рыжеволосая Марсела. Но и та, кажется, немного успокоилась, согласилась на роль милой подружки и стала уважать личный выбор парня.
Кто мог быть еще? Ник ничего не ответил на вопросительный взгляд Германа. И тот увёл Франческу за собой, как более слабое звено.
20:52
2 гл.

Евгений Бестужев попросил водителя остановиться напротив парка.
Вышел, закурил. Что-то совсем уж невесело сегодня. Жизнь вообще странная штука. Семью не завел, домашнего очага нет. Невесту и ту цыгане украли…
Он усмехнулся. Как будто и не было этих лет. А дочка Ольги вполне бы смотрелась в роли его невесты. Как раз успела подрасти… Нужно как-то рассчитаться за своё унижение.

Лука стремительно шёл по коридору и разговаривал по мобильному. Но его телефон продолжал оставаться на столе у Германа! Просто не успел бы забрать…
– Перейдешь в мою школу? Зачем?! Понятно… и то, что не я этого хочу.
Видно, что вызов закончился с той стороны. Франческа видела, что её парень чем-то расстроен. Но, встретившись с ней взглядом, он быстро улыбнулся. словно сама безмятежность.
– У тебя другой номер?
– Да, так получилось. Подарок поклонницы.
Обычный смартфон, ничем не примечательный. Лука равнодушно забросил его в карман.
– Пойдем? Эрик уже, наверное, заждался. Как дела дома?
Он на ходу приподнял её ладошку и поцеловал.

Разговора, милого и нежного, снова не вышло. В магазине не было тихо, люди ходили за спиной туда и обратно. Купила новые навороченные наушники. В них можно спрятаться целиком от всего мира, и сама по себе будет звучать музыка. Она так часто слушает его песни, что может вызвать любую строчку в памяти по желанию. Озвученные им ноты становились еще прекраснее в своей гармонии. Обычно бывает так, что стоит приблизиться к субъекту своей мечты, и тот теряет былое очарование, как будто все краски яркой картины выгорели на солнце. Но здесь не так. Она держала его за руку и собственное сердце казалось сообщающимся сосудом, а вместо крови -знакомая им обоим мелодия.
Через переход среди стеклянных витрин вернулась к бару, чтобы купить кофе.
Грея руки, прошла к столику и достала блокнот.
Строчки ложились быстро и легко. Как будто реальная жизнь была именно на бумаге. И боль, и сладкая мука, вдохновение вкупе с тающим восторгом. Диана поняла, что не отступит и сделает всё так, как решила.
Кстати, мысленно поблагодарила родителей, что перевели её в ту музыкальную школу при молодёжном центре. Иначе бы встреча не состоялась. Не то что раньше она грезила когда-то о парнях, о любом из них. Те всегда оставались существами из другого мира, слишком сложные и непонятные, чтобы с ними дружить, а тем более, доверять им.
В тот вечер она сидела в пустом зале и, как неуспевающая, была оставлена всеми долбить свой урок за ненавистным пианино. Думала обо всём, только не о нотах. Было так скучно!
– Привет, Мария Владимировна не здесь?
Неужели не видит, что она одна?! Какой-то мальчишка заблудился среди кабинетов. Она не хотела и шевелиться, но всё же обернулась.

20:52
+1
У парня были уложенные светлые волосы, серебристый концертный костюм.
А подведенные гримом глаза лучились просто невероятным светом. Это был солист, любимчик всех педагогов, а не просто мальчишка.
– Айс? – уточнила Диана холодно: не терпела выскочек.
Тот кивнул.
– Для тебя тут ноты оставили, не забудь.
А его песню она первый раз услышала с мобильного своей подруги. И потом плакала всю ночь. К человеку, который её понимал, можно было прикоснуться рукой, только протяни.
Трусливо не сделала ничего и начала успокаивать себя тем, что высокомерный мальчишка поёт, как попугай, с листа только то, что ему написали. У него нет никаких чувств вовсе, одни манерные закидоны.

Франческа держала Луку за руку, когда вместе вышли на высокое крыльцо музыкального центра. Хотя мальчишка невозмутимо продолжал улыбаться, но она уже чувствовала: что-то не так. Будет упрямо молчать до последнего, что бы ни случилось. В этом они похожи.
– Лучик, зачем Герман Александрович отправил тебя к врачу прямо во время разговора? Ты заболел?
– Просто так… Полина Андреевна нажаловалась, что неровно дышу.
– Нет?
Лука улыбнулся.
– Если по правде, это она сама неровно дышит.
– К тебе?
– Я этого не говорил.
Она невольно засмотрелась. Глаза у Луки на солнце стали нежно-голубыми, как яркое небо.
– Принцесска, не начинай расследование. Давай лучше погуляем?
– У меня сейчас хореография, – призналась она. – Агентство заставляет. Чтобы фотомодели были всегда в хорошей форме. И всё равно, как я дышу к этому. Но я могу перезвонить…
– Не надо, – остановил Лука немного грустно. – Побудь рядом, пока брат не приехал за тобой.
Франческа не успела ответить, запиликал её телефон.
– Эсма! Не хочу с ней разговаривать. Предательница.
Сбросила вызов. Двоюродная сестрица вздумала испытывать её парня, даже уговорила его целоваться.
Лука рассмеялся.
– Вот так другие люди крадут наше время, а мы только скромно дожидаемся друг друга. И так всегда. Перезвони мне! Люблю и целую…
Конец фразы он сказал чуть слышно, почти одними губами. Не решился бы целовать сейчас по-настоящему при её старшем брате, который уже подъехал. Просто помахал рукой, прощаясь. Никита вышел на крыльцо и подхватил его за плечо.
20:54
+1
Диана вызвала водителя.
Можно было добраться до родительского особняка в Березовке меньше, чем за двадцать минут и на обычном рейсовом автобусе, как все смертные. Но она сейчас решительно не хотела никого видеть. Уже в салоне открыла « Вконтакте» на планшете, забралась на личную страницу Луки — Айса. Вернее, только Айса, каким он должен быть для поклонников. И с удивлением обнаружила, что он сам в сети!
Снова эта ненормальная написала целую кучу всего про любовь прямо на его странице… Убила бы!
И тут Диана увидела строчки от него самого.
« Я такой, как все. Мне тоже бывает больно. Из-за непонимания или предательства...»
И словно фраза оборвалась на полуслове. А потом буквы исчезли, как их и не было. Но Айс никогда не общался ни с кем через свою страницу. Написал ли он сам такие откровения? Убрал всё, передумав, или его страницу постоянно кто-то администрирует?
Диана, совершенно не соображая, набрала его номер. Конечно, не отвечает!
Но потом вдруг получила от него сообщение.
« Я не могу сейчас отвечать».
И заулыбалась, как глупая. Позвонить ему вечером, поближе к ночи. И пора уже готовиться к переезду. Отец пока ничего не знает, но родители вряд ли будут возражать. Новая школа стала самой престижной в городе. А настоящую причину им знать не обязательно.
Диана открыла в планшете фотографию Айса с концерта.
« Вот ты, а здесь — я. Скоро будем вместе, как дождь и радуга, как лучи и их солнце».
20:57
+1
3 гл.

Лука снова задумался.
– Ник, брат, я не знаю, что мне делать. Одна девочка… в общем, она порезала вены и написала, что всё из-за меня.
– Откуда знаешь?
– Герман сказал. Он был в полиции… Я… мне нужно уйти из группы, даже если это неправильно. Пока не знаю, как это сказать. Герман меня уже насквозь видит.
– Братишка, что теперь? Ты решил взять себе на баланс ответственность за всех неадекватных? Понимаю, что чувствуешь. Но что ты можешь с ними сделать? Фанатки они такие: на любой наш шаг у них уже составлен план на много ходов, да еще и со стрелками.
– Я этого долго не выдержу.
– Куда ты денешься. Всем коллективом поможем, как на соцсоревновании. Куда твоя принцесска убежала?
– Она грустная. Даже её не могу успокоить, ни на что больше не гожусь.
– Когда у тебя привычка появилась накручивать себя? Пойдем, где-нибудь посидим.
– Только не заставляй меня петь в караоке.
– Может, и заставлю.

Никита привез друга в ресторан, принадлежащий отцу. Здесь Лука может петь, танцевать, делать всё, что ему нравится и пусть только кто попробует помешать им отдыхать. Но и тут Ник натолкнулся на неожиданное. Обычный посетитель, свободно расположившись за столиком, разглядывал в телефоне… фотографию Франчески. Пропустил Луку вперед, и тот явно ничего не заметил.
Система работала неплохо, и почти сразу к их столику подошёл сам управляющий.
– Приветствую. Никита Николаевич, сегодня что-то особенное?
– Пожалуй, как обычно. Кофе. Лука?
Но другу, казалось, всё равно.
– Ладно, так, – отозвался тот слегка с опозданием.
– Пусть пожарят мясо, только не пересушат. Мы немного устали, пусть никто не достает, – добавил Никита.
И когда остались вдвоем, он слегка склонился к Луке.
– Посмотри на того мужика, ты его знаешь?
– Вроде незнаком. А что в нём особенного?
– Мне он не нравится, – туманно ответил Ник и запечатлел клиента на свой телефон.
Лука слегка улыбнулся.
– Зачем это?
– Мне для коллекции. Я ненадолго отлучусь, извини, надо носик попудрить. Хочешь — поиграй, – Ник кивнул на дорогой рояль в глубине зала.
– Спасибо.
Официант принёс кофе.
20:59 (отредактировано)
+1
Ник ушёл в холл. Нужно позвонить Герману. Уж слишком много неприятностей на сегодня.
Лука стал совсем безразличным, давно с ним такого не было. Значит, что-то недоговаривает.
Познакомились они несколько лет назад, в зале караоке как соперники. Уж очень хорошо парень пел и на какой-то момент оговорился, что он последний вечер здесь: ночью улетает в Америку.
А Никита был уже покорен его лёгкой манерой держаться, хорошо двигаться. И улыбался тот неподражаемо, словно заряжая сиянием всех вокруг. Загадал, что будут друзьями. И новый знакомый вернулся буквально через неделю, а у него самого в жизни началась чёрная полоса. Вернее продолжилась. Мама умирала. А он был совсем мальчишкой. Новый друг был не старше, но именно он оттащил его от раскрытой могилы и крепко держал, не давая упасть. И потом так было всегда. Они держались вместе. Даже, когда Лауринас снова оказался в Америке ради учебы. Просто с ума там сходил от непосильной нагрузки, словно на спор успевая пройти программу двух лет меньше, чем за год, и всё равно находил время написать.

Отослал фотографию Герману, тот быстро разберется. Вернулся в зал. Лука, как ему и было предложено, тихо перебирал клавиши рояля. Мелодия была незнакомой.
Ник подошёл:
– Брат, о чём думаешь?
– Почему в жизни всё так сложно? Мы делаем, что не хотим. Говорим то, о чём не думаем. Встречаемся с теми, кого не любим. Нет времени на главное.
– Ты просто устал. Завтра всё будет по-другому.
Незнакомца с чужой фотографией за столиком уже не было.

Евгений решил навестить свою давнюю любовь. Ольга была гордой совладелицей модного Дома.
Здесь всё ярко: красотки-модели, дорогие наряды, много зеркал и парадного глянца.
Ольга была в кабинете и переговаривалась с чопорным французом на его языке. Отвлек, значит, от милейшей беседы.
Пригляделся. Красивая она, только сверху на волосы платок дорогой наброшен. Никогда не понимал этих диких обычаев… Глаза ледяные. Как и положено богатой даме. Ничем её из себя не вывести, разве что простым трюком.
– А дочь поярче тебя будет…
Сработало. Быстро вышла из-за стола. Движения отточены, глаза горят.
– Не смей к ней приближаться. Меня родители держали строго, а своей малышке я постаралась дать как можно больше любви. Она у меня еще маленькая девочка, которая, к сожалению, слишком много работает.
– Держали, да не задержали. И что с цыганом, хорошо?
– Лучше не бывает. Только с ним настоящей женщиной стала.
А вот это был удар ниже пояса… Как бы вам не слететь со своих царственных тронов, когда дочка будет валяться голой перед ним и умолять о снисхождении.
Евгений даже невольно ухмыльнулся от сладостного видения. Фото синеглазой девочки было не только в его телефоне. Сейчас и на столе матери оно же…
– А я свадебное платье пришёл заказать. На немного беременную.
Сколько раз представлял рядом с собой капризную Ольгу. Но дочь её еще красивее, во много раз. Трудно поверить, что случается такая колдовская внешность.
10:10
+1
4 гл.

Вечером Диана снова набрала желанный номер.
Вызов пошёл, но она сначала ничего не слышала.
– Лауринас, сыночек! Телефон, – напомнил мелодичный женский голос. И через некоторое время:
– Я слушаю.
Этот голос теперь она узнала бы из тысячи.
– Жди меня завтра в школе.
– Зачем я должен ждать тебя?
Лука не злился, но как будто говорил с улыбкой.
– Так надо!
Диана сама закончила разговор. И так переволновалась! Она бросилась на разобранную постель. Жарко! Представила его лицо. Серо-голубые глаза. Опустилась до чёткой линии губ. Мысленно расстегнула его рубашку. Прикоснулась губами к шее, там, где голубая венка была поближе к коже.

– Сыночек, телефон!
Мама только головой покачала, он ничего сегодня вечером не замечает. Но сейчас была его любимая девочка.
– Ты еще не дома? – удивился он.
– В машине! Мито уехал на учёбу, и я сегодня с Романом. Брат тебе привет передает, я ему уже очень надоела со своей болтовней. Почти засыпаю. Знаешь, о чем я сейчас мечтаю?
Он слышал её прерывистое дыхание и просто улыбался от нежности.
– О том же, что и я?
– Да!
Лука перевёл дыхание. Стало вдруг очень жарко. Принцесска его дразнила.
– Приходи ко мне во сне?
– Жди…
Она сама закончила вызов, не могла ничего такого сказать при брате. Но Лука себе пояснил, что сны у него достаточно целомудренные. Увидеть хотя бы сияющее личико Франчески в белой фате. К счастью, она теперь чаще стала улыбаться, немного успокоилась.
Но Герман не дал помечтать. Предупредил звонком, что заберет его на репетицию рано, еще до школы. Но и ругать не стал. Затишье перед бурей.
Мама пришла в комнату. Как у маленького, проверила губами температуру.
– Сыночек, ты устал, ложись спать.
– Да, сейчас. В душ схожу.
– Пойдём, солнышко, я мелиссу заварила с мёдом.

Он даже не посмотрел подарки: мама купила снова много дисков и разных одёжек. Ноты так и остались лежать на синтезаторе. Лука пытался их листать, но глаза уже закрывались.
Мама сама уложила его, накрыла и выключила свет. Тонкий запах её духов, и Лука уже больше ничего не помнил, уснул почти мгновенно.
10:11
+1
Марта Артуровна вернулась к мужу.
– Арвидас, нам нужно что-то решать. Он снова себя загоняет так, что нормальному человеку это не под силу. Марсела звонила, Лауринас не хочет учиться. Он просто не идёт на урок.
– Я завтра сам пойду в его школу, к директору. И запретить ему выступать на сцене.
– Так нельзя. Он уже взрослый, мы не можем взять и запретить, тем более он сейчас зарабатывает деньги для собственной свадьбы. Такое стоит уважения.
– У нас один сын. Не хочу, чтобы он сам уничтожал себя, даже ради хорошей цели.

Утром Лука неслышно проскользнул за входную дверь, только бы родителей не разбудить. Голове с утра было полегче, к репетиции вполне готов.
И снова в нотах попалась роковая записка! Как не таился, но Герман научился считывать прямо с его лица.
– И мне покажи. Хватит в одиночку разглядывать.
Его менеджер даже в такой ранний час был во всеоружии. Роскошный костюм с иголочки, тонкий аромат дорогого парфюма и цепкий взгляд снайпера.
Лука молча протянул листок.
« Снова к тебе иду. Во сне и наяву». Познавательно, – К счастью, Герман не злился. Хотя не переносил любые нарушения железной дисциплины с его стороны.
– Герман, можно я пойду спать?

Куда еще чудесней? Солист легко и безупречно сделал сегодня за пять минут то, чего добивался без результата вчера битый час от него.
– Иди, сынок.
Лука перевёл дыхание: сегодня всё проще.
– Телефон, – напомнил Герман. – Милый мой, оба! Знаю я все ваши секретики. Иди отдыхать. Завтрак приготовлю.
Послушно отдал менеджеру оба мобильника и направился в гримерку. Досмотреть бы сон, в котором снимал с Франчески платье невесты. Оставят ли их вдвоём тогда, или все родственницы будут наблюдать за процессом?
10:11
+1
Диана всё еще не могла проснуться, пока мама доставляла её вялое тело в школу.
Она даже не знала, что у Вешневых-старших вчера было подробное совещание по её вопросу. Родители на сайте школы, в разделе « Наша гордость», искали среди фотографий учеников знакомые лица и фамилии. Были поводы и для радости, но отец настаивал на сопровождении с телохранителем. Город еще волновали подробности недавнего случая: дочку знакомого бизнесмена украли даже не ради выкупа, а просто так. Захотелось постельных развлечений с богатой ухоженной девочкой. А она еще потом и защищала своего обидчика. Только неизвестно, которого из двух. Вешневу- старшему такого и в кошмаре не могло присниться про свою малышку. Скорее бы он одобрил, чтобы Диана начала встречаться с кем-то из своего круга прямо сейчас.

Его телефон был отключен с самого утра. Диане это сильно не понравилось. Начал прятаться от неё! А она ведь ему только самого хорошего желает. То, что в список прекрасного неизменно входит она сама, Диану не смущало. Иначе просто не могло быть. С детства слышала от родителей, что она поистине замечательная девочка. А больше не с кем она это не желала обсуждать, допуская остальным оставаться при их неправильном мнении.
Посмотрелась в зеркальце и осталась довольна. Навыки точного макияжа она могла бы продемонстрировать и с закрытыми глазами. Волосы осветлила еще перед Новым годом и теперь поддерживала платиновый оттенок. Серо-зеленые глаза безупречно прекрасны.
Оделась, правда, по необходимости не бросаться сразу в глаза, более демократично и неброско.
Да! Мама ушла улаживать с директором учебные дела, а Диана с удовольствием нашла взглядом Луку-Айса уже в холле.
Тот её не заметил, рядом кружилось много девочек. Вид у него, как на сцене, был поистине сияющим: светло-бежевые джинсы, белоснежная рубашка, фисташковый свитер на плечах. К сожалению, нет нормального способа оказаться в его классе. Диана поняла, что в данном недостаток её возраста. Не слишком приятно оказаться в позиции малолетки перед лицом красивого, как яркий свет, мальчика.

Поминутно вздыхая про судьбу, она решила самостоятельно разыскать школьное расписание. А наткнулась взглядом на неоново-зеленое объявление о пробах на школьную постановку. Это было что-то! И очень вписывалось в её далеко идущие планы. Она снова набрала номер Айса, чтобы пожелать ему доброго утра.

12:25
+1
5 гл.

– Доброе утро, Лауринас!
– Доброе утро.
– Почему не встретил меня?
– Извини, я даже не мог знать, что это входит в мои обязанности.
Савелий приостановился. Что за незнакомка разговаривает с его другом по телефону, при этом поглаживая саму себя? Парня с таким именем в их школе больше не было, да и все другие уже привыкли к новому Луке после его православного Крещения.
Очередная пассия из прошлого? Раньше в школе он эту блондинку не видел. Савелий, усмехнувшись, вспомнил, что впервые встретил Луку в обнимку с такой же яркой девушкой буквально на пороге школы. И даже не мог тогда предположить, каким окажется этот парень на самом деле. Ни у кого бы фантазии не хватило! У этого алмаза оказалось столько граней… Савелий много рисовал, но так и не мог схватить выражение глаз Луки. Оно менялось каждый раз, как необъятное море при любой погоде. Нежное сияние взгляда Франчески, капризный взор Марселы… всё, только не его друг! Даже дома с мамой он чаще говорил о Луке, чем об Арабелле. Он влюбился в парня? Именно так шутила мама. Но Савелий не видел ничего странного. Так художники смотрят на совершенные творения. И даже когда думал над композицией для очередной мелодии, доподлинно слышал голос Луки, исполняющий песню. Очень привык писать только под него. Ведь именно Лука вернул ему силу и право верить в себя, просто встал рядом с вечным школьным изгоем.
Издалека, ничего страшного не случилось Популярный мальчик всё так же хорош собой и любим большинством. Савелий отвоевал своё право на творчество. А вот вблизи, наверное, только он видел, что за гламурной звездностью тщательно спрятан постоянный труд над собой. Красивому мальчишке не менее тяжело в школьных джунглях, чем ему. Грустные глаза при светлой улыбке. И всё из-за девочек, без сомнений.

Диана смело вошла в новый класс. И девочки, и мальчики, смотрели на неё как-то… понимающе. Итак 9 «А», более престижный по параллели. Села на свободное место, выбирать особенно не приходилось, почти все уже были в ожидании урока.
Соседка по парте быстро склонилась к ней:
– Что у тебя с Лукой?
Вот оно что… Теперь понятно: слухами земля полнится. Диана улыбнулась и ответила.
– Общая жизнь.
Разве неправда? Десять минут назад она разговаривала с ним по телефону. Хорошо, что это услышали. Она нисколько не сомневалась в популярности Луки-Айса даже в школе.

Господин Арвидас шёл по коридору. Фотография сына на доске школьных достижений. Наверное, это хорошо для него, что не в одиночку, а с другими ребятами. Сын иногда запросто мог уйти в гордое высокомерие к окружающим. Анна Григорьевна, директор, тоже почувствовала неладное в его отношении к учебе, но причины не смогла отыскать, при всём её педагогическом опыте.
Арвидас, конечно, знал, что сын сейчас дружит с очень милой девочкой. Но та не могла никак плохо на него влиять. Лукас всё распланировал: поступить в университет на медицинский факультет, сразу же жениться на избраннице.
Что снова произошло? Наверное, они так и утвердятся в сомнениях, что лучше б ему доучиться в Америке. Парень снова сорвался с места из-за родительских рабочих планов. Но он и сам уже больше не хотел быть профессиональным танцором или музыкантом.
Его ненаглядную девочку увидел рядом с одним из кабинетов.
Она поздоровалась, но синие глаза продолжали настороженно смотреть на него, словно в ожидании худшего.
– Лукас не знает, что я здесь. Он, на самом деле, не хочет учиться?
– Это не так. Он старается, я знаю. Я всегда буду помогать ему.
12:46
+1
Франческа открыла тетрадку. Наверное, Лукас с утра был на репетиции. Он не позвонил. Осторожно посмотрела через парту, на второй ряд. Так и есть, совсем сонный! Как будто о чем-то мечтает.
Вспомнила, что на самом деле, видела его в своём сладком сне, и покраснела. Люда, соседка по парте, истолковала её видимое смущение по-своему и молча открыла перед ней тетрадку с домашним заданием. Отличница и почти отличница.
Примерный сценарий школьного мероприятия тоже лежал перед ней на парте. Классная дама заставила взять принудительно. У Анна Григорьевны открылось ясновидение, она так и заявила: при её отказе, Луку на участие уговорить будет невозможно. Вот такие школьные дела!
Сегодня, тренируя смелость, добиралась до школы на троллейбусе. Чувствовать чье-то навязчивое дыхание на лице было не в новинку, она решила просто не обращать внимания.
– Доброе утро! – сказал незнакомец преувеличенно вежливо.
Он дорого одет. Слегка перевела взгляд, и сердце пропустило очередной удар. Снова он!
– Как там Ольга Сергеевна? У нас когда-то с ней всё общее было, чуть не поженились.
Словно холод шёл от этих его ледяных синих глаз. Франческа чувствовала, что неумолимо замерзает. Он, действительно, знает её маму? Она вспомнила одну фотографию в альбоме, просто группа школьников. А на обороте размашисто написано « Евгений Бестужев». И мама тогда не ответила на её вопрос.
13:21
+1
Франческа закрыла глаза.
« Я похожа на этого человека? На Евгения Бестужева? Почему обе семьи были так недовольны моей мамой? А если я не дочь своего отца...»
Она даже не заметила, как Лука подошёл совсем близко. Сел рядом с ней за столик.
– О чём ты задумалась? – спросил он.
– Лукас… а если бы меня не было… совсем?
Он удивлённо разглядывал её.
– Зачем ты думаешь про такое? Я понимаю, что столовая -это страшное место для фотомодели.
– Я сегодня посмотрела на всё другими глазами… Всем было бы лучше, даже тебе, потому что… Да, так меньше проблем!
– А я этого не говорил. Поесть не хочешь? Можем даже на урок не ходить.
– Нет, так нельзя!
Она вскочила с места.
– Да что с тобой?!
Лука знал, что голодными они не останутся. Положение школьного любимчика хоть здесь могло быть полезным: все вкусняшки соберут в пакет на вынос.

Диана сузила глаза: это что еще за явление?! Аппетит быстро пропал. Лука запросто гладит по волосам какую-то капризную девицу. Такого в планах не было! Она быстро набрала его номер прямо от двери столовой.

– Прости меня, – чуть слышно произнесла Франческа. – Я снова сорвалась, но не из-за придуманного голода. Так получилось. Ответь же!
Его второй телефон просто надрывался от невнимания.
Она быстро ушла, оставив Луку одного.
Сейчас будет химия, Анна Григорьевна не любила, когда опаздывали на её урок.

– Все смотрим на доску.
Анна Григорьевна упреждающе постучала указкой.
– Формулы запоминаем абсолютно все. Лука, пойдем отвечать перед классом.
Да, класс не только облегченно вздохнул, но и приготовился к зрелищу. Улыбаясь, Лука всегда говорил так, словно химия-это нечто совершенно увлекательное, и нельзя придумать ничего более интересного.
– Я… Анна Григорьевна, я не помню эту тему.
Это было подобно мощному удару грома. А потом тишина. Даже классная растерялась.
– Хорошо. Пойди, погуляешь в коридоре, тему ответишь в конце урока.
Лука ушёл. Марсела молча сорвалась за ним с места. Она себе всё разрешала.
Остановилась с ним у окна школьного холла.
– Ты такой напряженный. Хочешь, помогу?
– Марси, не надо так…
18:45
+1
6 гл.

Диана самоотверженно вызвалась сходить за мелом, в котором случился недостаток.
Надо же было как-то укрепить свою репутацию. И что же увидела, едва только покинула класс? Просто картина маслом! Уже новая девица гладит Луку по голове самого, пропуская его волосы между пальцами.

Ух, у школьного принца оказалось слишком много фанаток! А она никогда не ходила с ним за руку, не встречала вместе рассвет, не ловила снежинки, пробуя на вкус.
Только сподобилась на хоре чаще бывать, лишь бы увидеть солиста лишний раз. Но тот предпочитал не петь с малолетками. Это же не концертная сцена… Диана смахнула противные слёзы прямо рукавом, достала телефон и набрала длинное сообщение.
На это раз Лука не стал воображать и ответил. Что не может пока ничего решить, этими вопросами занимается его менеджер. Диана в ответ послала смайлик с поцелуйчиком и только потом пошла, наконец, за мелом.
Лука вовремя вернулся. Анна Григорьевна ничего не забыла и жестом задержала его у доски. Марси спокойно прошла на место и достала палетку с косметикой.
Он всё ответил, даже на каждый дополнительный вопрос. Как будто и не было никаких сомнений.
Франческа почувствовала занудные такие укольчики ревности: прогулки с Марси идут парню на пользу, не то что с ней. Рыжеволосая красотка и здесь оказалась на высоте.

Лука вышел из класса одним из первых. К нему, запыхавшись, стремглав подбежала первоклашка и протянула бумажный пакет. Франческа еще не обрела способность анализировать, Лука втолкнул её в не слишком популярный кабинет рисования, и закрыл дверь изнутри.
– Что это…
Лука не ответил, нисколько не смущаясь, он заглянул в пакет. Котлеты, хлебушек, стаканчики с йогуртом, вафли. И очень кстати, бумажные тарелочки и салфетки.
– Присаживайся.
Зная о привычке девочки-фотомодели предварительно разделить всё на сто кусочков, и так время протянуть, он сам изобразил для неё простецкий бутерброд.
Она только посмотрела с подозрением. И быстро предупредила:
– Вот пальцы тебе откушу, тогда будешь знать…
– Хочешь попробовать?
Он держал сочную котлетку на хлебе недалеко от её лица.
Франческа слегка прижала его пальцы своими и всё-таки решилась сделать первый укус. Немного пожевала, но сразу же сказала:
– Вот в дверь не пролезу, ты будешь виноват.
– Даже если кровать сломаешь, я тоже хочу быть виноватым.
– Лукас, мы сегодня слишком шалим.
Она отобрала у него свой бутерброд. И решила накрыть на импровизированный стол.
– Мы никогда не были на пикнике вдвоём, – загрустила Франческа. – Но так же нечестно!
Лука запросто подобрал её бутерброд и почти доел, пока она отвлеклась.
– Начинай новый, – предложил он. Всё равно в дверь не скоро примутся стучать: уроки будут только во вторую смену.
Потом ожидалась физкультура. И всё дальнейшее казалось закономерным. Переодеться успели, но Ярослав Сергеевич увёл весь класс на второй этаж для гимнастики, а их вдвоём закрыл в спортзале. И даже не сказать, что специально. Освободиться могли бы сами: запасной ключ висел на своём месте в кабинете. Только никто не хотел что-то менять.
Они лежали вдвоем на мате посреди спортзала.
– Лукас, мне иногда снится, что я летаю. Это нормально для меня. Цыгане говорят, что люди раньше были птицами. Я лечу очень высоко над землей. Но нужно скрывать от других этот талант, потому что никто не поймет.
– Говори мне. Я понимаю.
Лука осторожно взял её за руку, легко поглаживая ладонь.
Ярослав специально закрыл их снова, чтобы побыли вместе. Тот тоже научился считывать все мысли Франчески прямо с лица, не зря были парой в фигурном катании, ровно до нелепого несчастного случая.
Он приподнялся на руках и запросто задрал её кофточку.
– Лучик, ты что?!
– Я так и знал… Балерина-худышка, – с особой нежностью поцеловал её впалый животик, лицом приложился. – Не в коня корм. Буду лучше твою Звёздочку-лошадку кормить.
– Что ?!
Они вдвоём чуть не скатились с мата.
– Полегче… я еще не застраховал своё драгоценное тело. Нет, тебя нельзя кормить среди уроков...
10:56
+1
7 гл.

Диана распахнула настежь окно в своей комнате.
Зимний морозный воздух сразу же заколол иголочками лицо и руки.
Не хотелось ничего: ни есть, ни думать, ни существовать. Ничего не меняется, всё так же. Написание стихов не сделало её особенной. А стоит ли принуждать себя быть как все? И даже этот школьный принц никогда не будет с ней, что бы она здесь для себя ни придумывала о нём.
Диана вспомнила, достала блокнот, захлопнув окно.
Строчки летели, кружась узорами букв. Боль понемногу уходила. Как странный сигнал о неблагополучии. А стихи, словно полноценное лекарство, которое поможет от всего.
Она села за пианино, но потом сразу же громко хлопнула по клавишам. Ничего не получается! Взгляд глаз Айса, серых, как утренний туман, дурманит голову. Как будто он сам здесь, и хочется прикоснуться и убедиться, что он не призрачный образ её воображения. Запуталась!
Достала телефон и точно уже хотела грохнуть его об стену… Вызов. Неужели он?
Диана поспешно отреагировала. Голос красивый и поставленный, но не его.
– Значит, ты есть.
– Да, я есть! Будьте вы все неладны.

Жить, как все. Дом-школа-дом. Никаких близких разговоров, никто не поймет. Ей почти шестнадцать. Возраст роковых признаний и первых сладких чувств, от которых замирает сердце. А она запуталась в паутине слов, но живёт по готовому шаблону и отступает в ужасе перед необходимостью что-то менять. Был бы успешный клон, который вполне устроит родителей, тогда бы сама ушла в никуда. Больше нет сил.
Могла бы она завтра в школе подойти к нему и сказать, что любит? Нет, вряд ли. Сама не разобралась, потому что не знает ничего, кроме придуманного образа. Какой Лука настоящий? У них не было ни встреч, ни близких разговоров по душам. Она не знает, какую музыку он слушает, какие фильмы смотрит. Его профиль в соцсети-это чисто рекламный проект, рассчитанный на таких же восторженных дур, как она сама.
« Оставь его, займись собой!» – пригрозила мысленно, но тут же включила компьютер, чтобы зависнуть в интернете. А старт — на странице с его именем.
10:57
+1
Франческа не сразу из школы попала домой. Даже если Роман принёс её на руках. Конечно, он злится: умудрилась подвернуть ногу, репетируя танец для цыганского кабаре. Немного отвлеклась на мысли, и вот он, неизбежный результат.
Мама была уже дома, стол накрыт. Не желая отвлекать пристальное внимание на себя, подтолкнула Романа вперед, потому что, вообще, хорошо встретить гостя всегда очень важно. Но мама всё же показала ей на дорого оформленный букет.
– Лука, подарил?
Франческа сразу поняла, что нет, не он. Подарки Луки всегда были особенными, потому что выбирал он специально для неё. Будь то нежные орхидеи в коробочке или смешные пуховые варежки. И Лука знал, что она не любит все эти украшения с ленточками. И бусинками. Так напоминающими о традиционном свадебном дереве. От намеков на неизбежную церемонию она начинала беситься.
Букет был доставлен на её имя, но никакой карточки не было.
Франческа вспомнила вынужденное свидание в троллейбусе. Так и есть, снова Евгений Бестужев. Больше неизвестных поклонников за ней не числилось.
– Дочка, куда ты?
Но она упрямо снова накинула куртку, сгребла дорогие цветы и прямо в домашних туфельках отправилась выбросить навязанное счастье.
Виновник торжества стоял здесь во дворе, рядом с машиной.
– Не пришлось по вкусу? – почти равнодушно спросил он.
Франческа не ответила. Слегка прихрамывая, она пыталась обойти навязчивого мужчину, потому что тот преградил ей дорогу. И тогда она бросила цветы прямо ему под ноги. Наверное, он пытался схватить её за руку.
Но выбежавший Роман окликнул её по-цыгански прямо от подъезда.
Евгений Бестужев, хлопнув дверцей машины, поспешно уехал. Этот человек заранее знал, где она живёт. Что еще он намерен сделать?
Наскоро стянув со стола утешительный маленький кексик, Франческа ушла в комнату, постелить постель для Романа. Поест потом, с мамой, а брат сегодня будет ночевать с ними. Между делом позвонила невестке, чтобы не переживала. И уже готова была набрать быстрым вызовом номер Луки… Но передумала. Написала сообщение. Прочитает, когда сможет. Она ведь уже звонила ему вечером, не стоит надоедать. Он сейчас у Никиты, вместе кулинарничают. И её приглашали, но отказалась: пусть мальчишки побудут вдвоём. Не везде же ей присутствовать, как свадебному генералу…
Оставалось придумать, что лучше: не ходить завтра в школу совсем или объясняться перед Анной Григорьевной почему точно не может танцевать за Юлию в новой постановке « Роман и Юлия», с намёком на шекспировские страсти?
12:22
+1
8 гл.

Савелий на сегодня оказался в школе совсем рано.
Мама работала над важным проектом, и он не хотел путаться под ногами. С утра пошёл встретить сестрёнку Вику. В общем, отец довёз их на машине обоих.
Виктория сразу же побежала в хореографический класс, только сняв верхнюю одежду. Она, по привычке, дополняла каждый раз свой классический ежедневный экзерсис. Да еще хотела сверить по спискам, что уже готово для постановки. Остальные участники пока не так активничали.
Савелий заглянул уже с опозданием, всё равно танцором себя никогда не считал. И сразу же направился побродить по школе, в ожидании, что вдохновение посетит и случится новая композиция.
В холле было непривычно тихо: ни девочек, не эмоций. Луки еще не было. Совсем неожиданно встретил его недалеко от актового зала.
За обычным приветствием сразу заметил его отстранённость, хорошо, что на себя не принял.
– Посмотри, – Лука показал листок с нотами.
– По-моему, здорово!
– Здесь мне трудно, есть вариант?
– Попробуй так.
Савелий подписал пару аккордов. Это не было отрывком из школьной постановки или чем-то привычным из репертуара красавчика-солиста.
Совсем необычные стихи, горячие и ранящие. Лука выглядит уставшим или расстроенным. Савелий бы не сказал, что ему неизвестны муки творчества, но этот парень почти всё делал легко и с улыбкой. А теперь что-то пошло не так… Одноклассники собирались в коридоре недалеко от актового, кабинет их первого урока был поблизости.
Франчески не было. Или опаздывает, или совсем не придёт.
– Савелий, когда работаем в клубе?
– Через три дня.
– Не успеем отрепетировать. Я не успею.
– Успеете. Всё нормально.
Лука снова ушел в актовый, был слышен перебор клавиш пианино.
После первой пары нужно предстать пред светлые очи Полины Андреевны ради окончательного разбора позиций. И хотелось бы узнать, что такого было лично для Луки в этом рядовом выступлении на сцене частного клуба, пусть даже самого популярного в городе? Были в его карьере площадки куда престижней…
12:22
+1
Диана шла быстро. Строчки школьного объявления словно светились перед глазами.
Она должна это сделать, сейчас или никогда.
«Где твоя улыбка, красивый мальчик?»
Лука смотрел прямо на неё, но ничем не выдавал себя, словно никаких эмоций. В хореографическом зале почти тишина.
– Всё это не слишком приятно, – заявила Полина Андреевна со странной улыбкой. Директор школы и классный руководитель 11 «Б» была здесь же.
– Итак, кто будет Юлией?

Еще один шаг.
– Я могу.
Все обернулись на неё, но Диана не отвела взгляд.
– Музыкальная и хореографическая подготовка, – выложила она свои козыри. Юный возраст здесь не считается помехой.
И Полина Андреевна просто поставила галочку. И Анна Григорьевна -тоже.
Диана торжествующе улыбалась. И неважно, что будет потом. Кто не успел, то опоздал.
Лука прижал мобильник к лицу.
– Тебе это не важно? Хорошо, поговорим потом.
Нужно запретить себе болезненно отзываться на каждое его движение. Диана подошла поближе. Она не сомневалась, кто на этот раз будет её героем.

Франческа даже не представляла, что её бабушка сама водит машину. Но Мария Николаевна хотя и вызвала для неё личного врача, но прогуливать школу запретила, даже сама привезла. Хорошо, что ортопедический ортез не видно под мягким сапожком. Совсем не хотелось выглядеть несчастной жертвой перед одноклассниками. Конечно, ей будут сочувствовать, но по большей части, с отсутствием этого самого сочувствия.
Многое ей так и не смогли простить. Типа красивая, богатая, да еще и заносчивая фотомодель с обложки. Где находится та самая обложка, не знала даже она сама.
Стараясь не хромать, дошла до входа в школу. Обернувшись, помахала бабушке. Заявиться ко второй паре-это еще не самое страшное.

Лука посмотрел на неё и ничего не сказал. Значит, его всё-таки заставили согласиться. Всегда неприятно, если тебя заставляют. Но как-будто в чём сейчас её вина была, кроме собственной неуклюжести и того, что не всё смогла предусмотреть. Это совсем уж по-детски.
– Роли уже согласованы? – спросила она у него.
– Да.
– Замену нашли.
– Да, конечно.
– Хорошо, не буду мешать.
– Потому что тебе всё равно?
– Да, иногда бывает.
– Буду знать.

Посмотрела еще внимательней. Лука ищет способ поссориться с ней? Да, немного виновата. Но…
Франческа предпочла просто отойти в сторону. Она не может знать о том, какие у Луки планы. Не прошло и минуты, как рядом с ним оказалась какая-то белокурая девочка, с которой говорил более спокойно. Значит, тому и быть!
« Сейчас позвоню маме, сбегу с уроков совсем. Тем более, что повод есть. И я больше не артистка!»
20:15
+1
9 гл.

Диана зашла в класс и села на своё место, стараясь ни на кого не смотреть, чтобы сохранить ощущение праздника.
Сердце готово было вырваться из груди. Ведь в сценарии, в который успела заглянуть, были предусмотрены даже поцелуи…
– Не выделяйся слишком, поняла? – кто-то отчетливо и с нажимом в голосе сказал за спиной.
Быстро обернулась. Синие глаза смотрели в упор. Парень, очень симпатичный, недвусмысленно предупреждал.
В класс вошла учительница. И словно замерла на пол-пути.
– Юра… Мельников, а ты не ошибся классом? Твой 11 «Б» в другом кабинете.
И заулыбалась до ямочек на щеках.
Синеглазый красавчик быстро встал из-за парты, соседка еще пыталась удержать его за руку…
– Анна Павловна, только хотел отличником побыть, в лёгком варианте.
И он выбрал уйти, но и тогда умудрился похлопать присмиревшую Диану по плечу, даже дёрнуться не успела. Все взгляды и так были сосредоточены на ней и на Юре Мельникове. Из 11 «Б».

Франческа даже сбежать не смогла, как рассчитывала. Еще до урока ей позвонил Герман Александрович, менеджер Луки. Нельзя сказать, что такие звонки уже стали для неё привычным событием, но сегодня услышала совсем уж невероятное.
Герман Александрович строго рекомендовал ей даже не думать, чтобы ходить куда-то одной, без сопровождения. А потом…
– Как это? – изумилась она. – Прямо подойти и поцеловать Луку?! Да он ударит меня за такие выходки… даже если я сама хочу.
Она смотрела в стену напротив и с трудом понимала, что менеджер Луки с огромного расстояния способен видеть больше, чем она вблизи. А чтоб не сомневалась, он предложил очередную взятку: намекнул, что купит новые кисточки для её подружки Ксении. Достаточно только было представить её счастливое личико, чтобы согласиться на сомнительное мероприятие. Ксения в последнее время стала настоящим бьюти-маньяком на тему всех косметических примочек. И несколько девочек из класса уже заранее записывались к ней в очередь для новогоднего макияжа с чудо-глиттерами для сияющей звёздности.
Как -то трудно было подозревать серьезного бизнесмена в глупых розыгрышах. Но сбежать так и не пришлось, весь следующий урок её бросало то в жар, то в холод. Отрепетировать не представлялось возможным. И из артисток зря она рано выписалась… Придётся играть очень натурально.
20:16
+1
Со звонком, Лука собрал с парты нотные листы и пошёл в актовый, не теряя времени.
Сначала не могла приноровиться к его широкому шагу. Но, к счастью, Лука не останавливался и не оборачивался. Он поднялся на сцену и только тогда увидел её.

Диана закрыла глаза. Не торопит ли она события? Стало страшно: а если не справится? И попросту станет клоуном для всех. Сомнения прогнала. Но по лицам одноклассниц поняла, что ей уже приписали « отношения» и с красавчиком Мельниковым. Если по -умному, надо было очаровать кого-то из парней в своем классе. Просто для защиты. Даже не слишком привлекательного. Но нужно ли ей размениваться, если на кону главный приз?

Франческа перевела дыхание. Лука просто не хотел её отпускать.
– Я теперь звезда экрана, – чуть слышно произнесла она, потому что руки её за запястья были прижаты именно к экрану, высоко над головой. – Мы совсем на уроки не пойдем?
– Нет. Стой, как стоишь.
Но раньше и не было таких глубоких поцелуев, чтобы даже собственное тело казалось расплавленным воском. Всё-таки вывернулась.
Стерла платочком свою помаду с его лица, а сама подкрасилась, скрывая следы преступления. Лука так жадно смотрел на её косметику, что отдала тюбик ему до конца школы. Кто знает, какие сейчас у мальчиков новые заморочки…
В класс вернулась она одна, и то было стыдно. Лука преспокойно остался в актовом у пианино. А Ксения уже смс-кой благодарила за огромный набор кисточек.
« Как всё сложно-то… Словно я автомат для исполнения желаний».
10:10
+1
10 гл.

Хотелось сбежать немедленно!
Но Диана упрямо успокаивала себе. Эти парни точно идут за ней.
– Савелий, как смотришь, надо познакомиться с ней поближе. Уж очень засланного казачка напоминает.
Юрка зашёл впереди, а другой оставался сзади. Она словно в западне. Вот и второй обогнал её. Но карие газа Савелия смотрят более доброжелательно. И словно они знакомы, только вот откуда?
– Кажется, я начинаю понимать…
Он вспомнил обстоятельства их встречи? Но Савелий вдруг говорит:
– До завтра! Всё, свободна!
Он почти прикрикнул, и потянул Юрку за руку. Диана и сама чувствовала, что впала в ступор и только сейчас ожила.
Но парням было не до неё теперь.
– Лука… подожди! – окликнул Савелий школьного принца через холл.

Сразу же в это время отзвонился водитель, и Диана поняла, что может спокойно отправиться домой, пока еще кто-то не захотел выяснить с ней отношения.

Франческа перед уходом выменяла у Луки свою помаду на духи, но потом с ним разминулись. Увидела его уже школьного крыльца вдвоём с Ксенией.
Погода угрожала новым снегом, а лицо у подружки было бледным, даже до зеленого оттенка.
Они вдвоём о чем-то негромко переговаривались, и Франческа сразу вспомнила: Ксения получила совсем уже необычный заказ. Украсить молодую девушку перед погребением. Значит, они сейчас вместе с Лукой поедут в морг.
– Милая, может быть окажешься? Сама подумай, не стоит того.
Но Ксения только упрямо покачала головой: она тоже тренировала характер.
Ребята вызвали такси, а её забрал Мито, чтобы отвезти домой. Спросила у брата про успехи в учёбе, но тот только отшучивался и загадочно улыбался. От переживаний за бедняжку Ксению даже в машине стали мёрзнуть руки, и Франческа, не раздумывая, натянула варежки. О том, что её милый мальчик останется наедине с трупами уже не в первый раз, хотелось думать еще меньше.

Время было уже к трем часам. Лука, наконец, зашел в соседний зал, не мог раньше. Даже если дел было немного, всё время что-то отвлекало. Помог одеть какого-то мужчину. Вымыл стол от крови, протёр всё с антисептиком. А так, хорош рыцарь, оставил хрупкую девушку одну в не слишком приятном месте.
Но, кажется, Ксения поработала на совесть.
10:11
+1
В белом полированном гробу лежала девушка.
Лука подошёл поближе. Вся в нежном кружеве, и даже лицо покрыто фатой голубоватого цвета. Он обернулся. В крышке гроба уже лежала наготове фотография красивой шатенки с голубыми глазами.
Похороны слишком поздно, в четыре после полудня, будет почти темно.
Он слегка нагнулся. Ксения старалась, но всё равно чернота в уголках рта проглядывала даже сквозь грим. Дух жизни ушёл, а печать смерти осталась. Только слегка поправил одну руку…
– Чем не жених?! – услышал он за спиной и вынужденно оглянулся.
Высокая женщина, а вместе с ней — низенькая старушка в черном платке и сверху меховой шапке в нахмурку.
Наверное, родственники пришли принять работу и заплатить Ксении? Но та, на эмоциях, уже выбежала на свежий воздух.
– Поцелуешь её? – Голос раздавался, словно от пола, но старушка прямо сверлила его глазами, как неумного.
Лука только пожал плечами. Что до него, то он уже сегодня нацеловался, с кем хотел. А юную покойницу, вообще, никто не спрашивает. Прикольные родственники. Как быстро покойник становится предметом торга, только успев умереть. А бабулька, наверное, его будущий пациент, если оба из них доживут. Пусть не по этикету, но Лука только улыбнулся, провожая эту пару к своему куратору по службе.
Ему уже пора. Проводит Ксению, и можно садиться спокойно за уроки. Он не стал циником, но уже привык, что жизнь со смертью рядом ходят, и это неизменно и независимо от желаний обычных людей.

Приготовила ужин, дождалась маму. Они остались вдвоём, потому что отец на пару дней уехал в другой город по рабочим делам. И тогда Франческа решилась спросить.
– Мама, кто этот человек, Евгений Бестужев?
– Я не хочу, чтобы ты говорила об этом, и даже думала. Откуда всё снова взялось?
– Те цветы… были от него.
Мама ничего не ответила. Было уже понятно, что разговор закончен. Уроки сделала, можно просто прилечь. Но самоотверженно решила позаниматься дополнительно растяжкой у станка, не слишком напрягая пострадавшую ногу.
Взяла телефон. Там было сообщение от Луки, а она даже не слышала.
« Ты будешь следующей».
Как это? Непонятно, что он хотел этим сказать. Посмотрела на время отправки. В это час он был в морге. И какие там очереди? Если только одна: на тот свет.
Забралась под одеяло, и словно кто-то начал шептать, что он забрал её помаду для покойницы. Упрямо повторила себе, что нет. Французская штучка красуется прямо на столе, после того, как выложила из кармана куртки, чтобы не потерять. Но не хотелось открывать глаза, чтобы посмотреть.
– Ты — следующая! – повторил ей прямо в лицо Евгений Бестужев.

Ольга Сергеевна закрыла дверь в комнату. В кресло словно вдавливало невиданной силой. В местных новостях сообщили, что в городе появился неуловимый маньяк, нападающий вечером на детей. Пропавшую девушку так и не нашли. Если бы всё изменить и уехать из этого города подальше. Как уберечь единственную дочь от всякого зла? Она позвонила мужу, узнать, всё ли у него в порядке.
09:38
+1
11 гл.

– Кто бы тебя еще трахнул, такую страшную… А я и смазочки добавил. Всё, закрывай глазки.
Тело уже начало остывать, кровь из разбитой головы схватилась коркой на снегу.
Он поправил гамаши, чтобы зияющая дыра в развороченной плоти не сразу бросалась в глаза на детской площадке. Всё должно быть культурно.
Подхватив молоток, он затрусил подальше от элитного дома. Но на ходу переживал, что нужно было забрать и шубку. Бывшей девице она уже ни к чему. А так знатно хрипела, становясь полноценной женщиной.

Ксения прибежала к ним тем же вечером, под предлогом, что родители ушли в гости, а ей скучно было оставаться одной в большой квартире.
Мама обрадовалась её приходу, было ясно, что Ксения оказывает исключительно положительное влияние на её дочь, но всё же отругала за то, что ходит одна по темноте. Сама сразу же позвонила её родителям.
Франческа утянула подружку в свою комнату, и вот тогда настало время испугаться по-настоящему. Ксения, неловко складывая слова, показала и рассказала, что фотография той самой юной покойницы в фате пришла на её телефон с пояснением « Жди меня в гости». И вот она ушла сама, не собираясь проводить вечерние часы в ожидании исполнения глупого розыгрыша. Просто нелепость!
Сразу же согласившись на версию, Франческа с усилием улыбнулась. И не сказала о сообщении на своём телефоне.
Горячее какао с пирожными стало лучшим вариантом. Ксения только поначалу пыталась возразить на такое вопиющее нарушение диеты, да еще на ночь. Но потом быстро успокоилась. В итоге, первой забралась в постель, и требовательно позвала её к себе, вместо плюшевого мишки.
Франческа поняла уже, что уснёт не скоро, но хотя бы кто-то из них будет спать.
Мама тоже выходила на кухню, как будто всё проверить еще раз.
Лука не позвонил, и его телефон был занят.

Когда утром открыла глаза, Ксения уже успела сходить в душ, накраситься, и была в отличном настроении.
Во дворе была полиция. Подруга упрямо пошла навстречу.
– Проходите, проходите, – пытался быть убедительным один из парней оцепления, но Ксения и тогда спросила.
– А что там?
09:39
+1
Просто кровь на снегу. Франческа покачнулась, вспомнив, как сама пыталась встать с мёрзлой дорожки, пачкая снег кровью из своего лица.
Мито подбежал, и потом насильно проводил к машине, чтобы не любопытничали.
– Маме не звони, – попросила Франческа, но брат покачал головой.
– Девчонки, я бы вас прямо сейчас в деревню увёз, – Мито быстро набрал номер невестки.
– А у меня важный зачёт сегодня, – возразила Ксения.
И они направились по привычному маршруту.
– Смотри, никуда не уходи одна, – строго предупредил Мито на прощание. – Дождись меня. Рядом с вашим домом девочку убили, а дежурный даже не заметил, что одна из камер разбита.
Старший брат поцеловал её в макушку, как воспитанницу детсада.
А у неё снова начали мёрзнуть руки. Вот бабушкина шаль сейчас бы точно пригодилась. Проводила брата, и медленно пошла к своему классу.
Странные дела: когда хочешь немного успокоиться, жизнь подкинет очередное испытание на прочность. За окнами тихо падал снег, мороз немного отступил, и пушистые хлопья принялись по-праздничному украшать действительность.
Мимо пробегали резвящиеся малыши, у большого зеркала старшие девочки поправляли макияж. Как будто ничего не случилось, надо только убедить в этом саму себя.
« Ты будешь следующей».
Лука сам подошёл к ней уже около школьного кабинета. Легко поцеловал около уголка губ, свидетелей нет. И она спросила о сообщении.
Казалось, он удивился, ресницы затрепетали.
– Ты, действительно, хотел мне это сказать?
Лука сразу же достал свой телефон, чтобы проверить память.
– Там не слишком удобно посылать сообщения. Чья-то глупая шутка, не переживай! Ты будешь жить долго. Мы умрем в один день, когда дети подрастут.
Он говорил спокойно и очень уверенно.
– Мне трудно поверить, что заимела соперниц даже в морге.
Лука только улыбнулся.
– Думаю, что покойники не настолько эгоистичны.
Но она никак не могла объяснить себе, кому понадобилось писать страшные вещи с телефона её парня.
– Я скоро вернусь, – и Лука куда-то пошёл, подальше от класса.

Было трудно. Он видел, что вчера с его телефона было не только одно сообщение, но и посыл страшной фотографии на номер Ксении.
Труп оказался криминальным, судмедэксперты забрали тело прямо из автобуса. Все старания Ксении оказались напрасны, теперь вряд ли чудесно созданная красота сохранится в своей хрупкой голубой нежности. Патологоанатома, подписавшего заключение, на рабочем месте не нашли. Лука ушёл перезвонить следователю.


18:25
+1
12 гл.

Диана пыталась читать то, что написано в учебнике. Уроки она вчера так и не сделала. Ни о чём не могла думать, когда получила своё задание от посвященного. Ей нужно было ровно к полуночи оказаться в назначенном месте, срок пришёл.
Если прямо сейчас не выйдет из дома- опоздает. Она включила фонарик, проверить, как работает. А потом села на кровать, понимая, что не хочет никуда идти. Будет ли это концом, или тяжелые испытания с ней навечно?
«Умирать-это больно?» – набрала она сообщение. И потом словно отключилась, не поняла, что отправила прямо на номер Луки. И он сразу перезвонил.
И тогда забыла, что время идёт, и ей нужно бежать.
Они говорили долго, обо всём. Диана слушала его голос и старалась не плакать. Спросила, как ей задержаться и не вылететь из музыкалки. Как тренировать голос, чтобы звучал. Лука тоже спрашивал о ней, как будто они были лучшие друзья, и ему не всё равно.
Время приближалось к полуночи, когда она пожелала ему спокойной ночи. И уже хотела включить компьютер, чтобы навсегда уйти из общества, ведь теперь она не выполняет главное условие: она стала кому-то нужна, её стихи интересны другому.

Лука не успел закончить один разговор, как получил входящий от Романа. Тот сказал, что в деревню к ним нагрянула полиция. И непонятно, кого и что искали, даже конюшни все обошли. Дед разозлился и уехал в город, улаживать дела. А они с отцом остались успокоить людей. Местные русские подстрекатели давили на тему, что цыгане всегда и везде виноваты.
Роман попросил как-то помягче подготовить Франческу к тому, что, возможно, сегодня ей с матерью придётся уехать из города надолго.
Можно ли было как-то связать оба случая? Для начала хотел осторожно спросить кое-что у Франчески. Но она как будто сама вышла его искать. Надежно взял за руку и отвёл поближе к окну.
Вид у его девочки был растерянный, а косметики на лице больше, чем обычно.
18:25
+1
Диана вышла из класса, надеясь быстрым шагом привести себя в чувства.

Луку она увидела сразу. Конечно, он был не один. Разве можно надеяться, что популярные люди когда-то окажутся невостребованными? Тихо пройти мимо?
– Любовь и музы неразлучны. Они порождают друг друга, – сказал он.
Внутри всё похолодело. Откуда он знает?! Неужели и Лука входит в круг посвященных?!
Она слишком явно дёрнулась, потому что не смогла скрыть эмоций.
– Подожди! – он поймал её за руку, но Диана вырвалась.
– Отстань!
Убегая, она еще слышала слова школьной королевы:
– Эта мелочь совсем страх потеряла.
Королеве Гале смешно, а ей уже страшно до ужаса! Внутри всё дрожит от мысли, что её могут наказать очень жестоко, как нарушительницу правил.

Франческа смотрела вслед, но она не понимала, что происходит. А Лука сам не хотел ей сказать, что его связывает с этой девочкой-блондинкой.
– Немного не так, – поправила она его фразу. – Не любовь и музы, а любовь и музыка. Это на самом деле из цыганской сказки. Меня уже задразнили. Я тоже, как та Маргитка, которую отец в шатре держит, всё никак ей жениха по вкусу не найдет. Что-то случилось?

Это было третье сообщение, посланное с его телефона: «Любовь и музы неразлучны. Они порождают друг друга, как сказано у цыган».
Анна Григорьевна зашла в класс еще до звонка и предупредила, что вместо урока будет беседа с представителем полиции. И обязала всех быть предельно внимательными к теме.
22:29
+1
Лука набрал в поисковике интернета эту необычную фразу про любовь и муз. Кэш неожиданно указал на удалённую страницу в одной из соцсетей. При более тщательном рассмотрении стал известен и адресат. « Общество мёртвых поэтов». Значит, вот к чему упоминание о музах, которые призваны вдохновлять на поэтические творения.
Почувствовал на себя взгляд. Сотрудник полиции им явно заинтересовался. Он на редкость тщательно изучал лица его одноклассников с самого начала дисциплинарной беседы о правилах личной безопасности.
– Чем занимаешься в свободное время?
Лука поднялся. Поиск сведений пришлось отложить. Этот человек словно вчера на него не нагляделся…
– Если есть свободное время — предпочту общаться с друзьями.
– И много друзей?
– Немного. Вы меня в чём-то подозреваете?
– Если бы всё было так просто. Внешнее совершенство всегда уравновешено каким-то недостатком.
– Я не охочусь на девочек, скорее, мне приходится прятаться от них.
По классу зазвучали понимающие смешки.
– От скромности ты не умрёшь.
– Это точно. Смирения мало, привык быть в деле.Не в уголовном, конечно.
– А сарказм у тебя прокачан.
– Это не преступление.
Лука поймал умоляющий взгляд Анны Григорьевны. Она наотрез отказывалась понимать его несерьезный тон.
– Лука, выйди со мной на минуту.
Уже в коридоре директор школы вынула из файла распечатку какого-то письма.
– Вчера пришло на имейл администрации. Это ведь домашний адрес Франчески Петровской?
Кто бы ни послал это письмо, вряд ли у него были благостные мысли около двенадцати ночи. Пустое письмо с адресом. Кто-то играл в подсказки, сообщая адрес, но зачем?
Мобильный сработал на вызов.
Ксения чуть не плакала. Занятия отменены, одна из учениц пропала. Все вокруг говорят, что её убили.
И вот тогда она рассказала о том, чего не смогла рассмотреть утром во дворе дома, где жила Франческа.
12:06
+1
13 гл.

Галина Геннадьевна, его шеф по больнице, тоже переживала. Она позвонила рано утром, еще не сменившись после дежурства. И беспокоилась больше за него, как Лука понял, раз уж по-прежнему называла « сынком».
Её напарник, которого разыскивала полиция, неожиданно для всех явился на работу. Там его уже встречали представители закона, оказавшиеся кстати. Дальше последовало бурное объяснение, что виноват разве тем, что слегка нахимичил в заключении, скрыл факт изнасилования. Но ведь именно так хотели скорбящие родственники, чтобы избежать людского позора. Вся семья, кстати, посещала секту, но и это таили от непосвященных.
А кто оказался благодетелем, врач не знал. И в лицо не видел. Деньги за услугу были перечислены с карточки… которая — это показала быстрая проверка- принадлежала так и не похороненной невесте в голубом.
Галина Геннадьевна оговорилась, что информация не для распространения. Лука заверил в том, что болтуном по призванию никогда не был.

Сейчас к ним с Анной Григорьевной в школьном коридоре подошёл следователь. И директор, почти минуя официальные приветствия, показала распечатку страшного письма. Пока они обсуждают события, Лука быстро сбегает на второй этаж, к расписанию уроков, а потом дальше. В кабинет 9 «А».
– Мне нужно поговорить с Дианой Вешневой, – объяснил он, извинившись, что прерывает урок. Но и здесь принадлежность к школьной элите сыграла на его пользу.
Диана была вынуждена выйти к нему, сопровождаемая всеобщими восторженными взглядами.

– Почему « Общество мёртвых поэтов»? – спросил Лука.
– Потому что наши стихи никому не нужны!
– Неправда! Мне нужны, и кто знает, еще кому? Конечно, если прятать всё в столе, это никогда не станет достоянием публики. Или те были недостойны ваших шедевров?
– Ты ничего не понимаешь! Только он…
– Говори.
Но Диана замолчала. А Лука не мог понять, почему она послала ему сообщение именно в то время, когда было отправлено письмо об адресе Франчески. И в ту же ночь убили девушку, о которой сейчас плакала Ксения. Он счёл за лучшее предоставить профессионалам делать окончательные выводы. И только поэтому решил познакомить Диану со следователем. Всё равно, беседы, как предупреждение, скорее всего состоятся для всех классов или на родительских собраниях.
12:07
+1
Прежде всего, следователь счёл необходимым поговорить с двумя девочками. Директор школы предоставила ему свой кабинет.
Диана Вешнева. Нервная, резкая, явно что-то скрывает. Нет, вчера ночью из дома никуда не уходила. Да, её одноклассник фактически может это подтвердить.
Франческа Петровская. Переживает. Даже не хочется лишний раз ранить её словами. Ночью долго не спала, но ничего необычного не слышала и к окну не подходила, даже если из него открывается вид на прежний уютный дворик и обзор хороший. Кажется, говорит вполне искренне. По ночам, если и возвращается поздно, то всегда не одна. Гулять в одиночестве по ночным улицам желания не было. Ни в каких тайных сообществах не состоит. Ей хватает выживания среди коллег-фотомоделей, они не все любят друг друга искренне.
Обе девочки на редкость красивы. И еще одно их объединяет: любовь к стихам. Франческа легко показала свои опыты, принесла блокнот. А вот Диана факт своего интереса подтвердила, но не больше того.
И только однажды Франческа смутилась. После того, как сказала, что она цыганка. И отказалась отвечать на его вопрос, не появился ли в последнее время какой-то необычный человек в её жизни.
Потому что то было глубоко личное, вряд ли имеет хоть какое-то отношение к убийству. И отвечать она не будет даже под страхом наказания.
А потом посмотрела в окно — кабинет директора школы находился на первом этаже — и сказала, что приехали её родители. Стоило поговорить и с ними. Могла ли их дочь стать потенциальной жертвой вчерашнего преступления?
Коллега отчитался об успешной работе на пару с системным администратором. «Общество мёртвых поэтов», действительно существовало, но на днях сменило вывеску группы, а ряды членов редели прямо на глазах. Оставалось выяснить, с какого адреса шли все команды. Диана Вешнева также числилась в этом объединении. Дочь уважаемых родителей. Отец — пластический хирург, мать — дизайнер. Чего ей не хватало в этой обеспеченной жизни?
13:08 (отредактировано)
+1
14 гл.

Время потянулось для Луки совсем грустно. В тот же день, прямо из школы, родители увезли Франческу в другой город к родственникам. Там не ловил телефон, не было компьютера и подключенного интернета. По сути, настоящая деревня. И её даже не выпускали из дома. Никуда.
Но больше всего Лука не хотел от кого-то услышать, что Франческу выдали замуж, и он сам не имеет уже никакого значения в её жизни. Хотя на месте её родителей поступил бы так же: увёз любимую девочку от всех опасностей.
Порой становилось совсем невыносимо, но однажды Роман привёз письмо от неё.

В школе начались первые репетиции. Маленькая Диана понравилась Полине Андреевне, и та с воодушевлением взялась за постановку танца. Но с вокалом было пока не так распрекрасно. Диана каждый раз испытующе смотрела на него, как будто ждала, что он всё исправит за всех.

В больнице вообще, и в морге в частности, всё чаще появлялись представители полиции. Опросили большинство работников. И на то время оказалось, что сторож, незаметный и малообщительный, уволился одним днём, без отработки, « по сложным семейным обстоятельствам».
У Луки на неделе появилась возможность закрыть все свои долги по больнице, и Галина Геннадьевна ему сказала, что у бывшего их работника с компьютера рассылались странные сообщения. Техника так и осталась на съемной квартире. Только вот, когда они с сотрудниками пошли выяснить судьбу своего сторожа, соседи сказали, что жил там совсем другой человек. Квартирная хозяйка смогла приблизительно описать внешность.
В школе прошли общие родительские собрания, посвященные личной безопасности, но даже и это не помогло. Люди просто боялись.
А Лука сам был готов изловить этого маньяка любым способом, лишь бы Франческа вернулась из своего вынужденного заточения. Миниатюрка её духов так и осталась с ним.
Среди зимы потеплело, снег подтаял и сочился лужицами. Лука заказал у Ксении полный макияж, она запросто пригласила домой, не расспрашивая ничего по телефону.
13:10 (отредактировано)
+1
– Накрась меня сегодня, как девочку…
То есть он старался говорить спокойно и понятно. Но обычно смешливая подружка Франчески резко замолчала после этой его фразы и изучающе уставилась зелёными глазами.
– Зачем?!
– Мне так нужно.
Да, продавщицы в салоне тоже впали в ступор, на момент, когда он стал примеривать женские сапожки на каблуках 41 размера. Только глаза ожили, провожая каждый раз его шаги.
Куртку, закрывающую бедра, и белокуро-пепельный длинноволосый парик он купил заранее.
– Лучик...- попросила Ксения. – Давай сначала кофе выпьем. Мне надо подумать. Я даже ничего спрашивать не буду.
Довести парик до ума, Ксения тоже помогла. Переодевшись у неё до полного образа, Лука вышел на улицу, готовящуюся к очередной ночи.
Люди встречались всё реже. Довольно уверенно на устойчивых каблуках он шёл всё дальше.

Свежие лужи присыпал снег, его сверху схватило морозцем. Погода хорошая. Фонари горят. В очередном по счёту дворе коротала время шумная компания парней. Его появление отметили свистом.
Пока ничего интересного. От магазина на углу за ним пошёл какой-то человек. Пришлось слегка убыстрить шаг, чтобы обозначить события. Впереди был природный овраг, стихийно заросший кустарником. Голые ветки торчали, как щетина на загривке невиданного зверя.
По идее, это было самым гибельным местом, как характеризовали представители милиции.
И хотя еле видная тропинка соединяла одну часть города с другой, более богатой, фонарей здесь было практически не предусмотрено. Только дальше, у железнодорожной насыпи. Но и там черной дырой маячил пешеходный переход прямо под полотном.
Лука мысленно приказал себе собраться. Потому что почувствовал почти зримую опасность. Шаги за спиной не прекращались. Он не мог определить возраст человека, но походка была тяжеловатой. Испуганная девушка сейчас бы почти перешла на бег. Поэтому он немного прибавил скорости и свернул к глухому оврагу. Спутник следовал за ним, сомнений уже не было. Они вдвоем оказались на узкой тропинке слишком близко.
Наверное, снег подмерзший скрипнул… Или он сам уже предчувствовал разящий замах.
Лука резко вывернулся и на силе инерции бросил нападавшего лицом в землю, сильно ударив в плечо и вывернув руку. Почти впечатал в снег, до хруста в костях.
Молоток вывалился. И даже в этих сумерках можно было рассмотреть напитавшую рукоятку кровь.
На шум очень кстати прибежали полицейские, следовавшие с обычным обходом от улицы богатых домов.
Всё остальное было почти будничным, только содранные пальцы саднили и пришлось сразу сказать, что ни разу не девушка. За это его довезли до дома на машине с мигалкой, но до этого пристрастно отругали в отделении.
Лука успел посмотреть на нападавшего более внимательно. Еще далеко не старый. Но какой-то бестелесный, словно потусторонняя нежить с плавающим взглядом. Но вряд ли сумасшедший, злоба в глазах была осознанной. И молодые постовые, похоже, давно ждали встречи с этим клиентом.
Долго бы пришлось объяснять свой новый имидж родителям. К счастью, им предварительно перезвонил следователь. Были основания предполагать, что маньяк на этот раз точно попался.

Вот так. Преподаватель музыки из детского Дома творчества. Лука долго не мог этого понять. Наверное, всё приходит из личного опыта. Сомневался, но подошёл на следующий день к Савелию.
– Если не хочешь, не отвечай. Но как это бывает, если от тебя отвернулись те, кому доверял? И у тебя нет способа получить себе нормальную радость.
– Я злился. Но никогда не хотел убивать. Только думал, что всегда и везде сам виноват. Для других это удобно. Хорошо, что Франческа теперь вернётся. Я тоже рад.

Она прибежала к нему, как вихрь, едва успел открыть дверь. И пока Роман с его отцом говорили на кухне, Франческа подхватила его за руку, чтобы остаться вдвоем в комнате. Под предлогом взять конспекты по всем возможным урокам… И, конечно, подуть на ссадины.

17:36
+1
15 гл.

Они вдвоём шли по дорожке двора.
Франческа прикоснулась к сломанной ветке.
– А какой она была?
– Не такой красивой, как ты. – Ксения не понимала, почему злится. Просто не хотелось вспоминать, что здесь, в их дворе, убили знакомую девочку. А подруга сразу изменилась в лице.
– Зачем ты так… Как будто я виновата в своей внешности. Попрошу отца, пусть весной посадит здесь рябину. Наверное, мне была судьба лежать тут с пробитой головой.
– Стоп. Что это с нами творится, еще пять минут, и врагами станем? Что сегодня не так было?
– Лука постоянно общается с этой девочкой из 9 «А». Она даже стихи для него пишет.
– И ты напиши.
– Я так не могу, не получается. Как дура наивная, готова всё ему рассказать, всё выложить.
– С родственниками общение тебе не пошло на пользу. Снова замуж выдавали?
– Угадала. Только старая я уже: восемнадцать скоро.
Ксения не смогла сдержать смешок.
– Да он хоть видел тебя?!
– Видел, потому и сказал.
– Ох, какой парень правильный. Нет, нам такой зять не нужен. Милая моя, не грусти. Всё хорошо будет и замечательно, вот увидишь!
Тут телефон застучал смс-кой. Ксения открыла сообщение и замерла. Голая фотография Франчески. И грозное предупреждение « Завтра это увидят все».
Послано с незнакомого номера. А артистка из неё плохая, подружка уже нахмурилась, глаза заполонила грозовая синева.
– Что случилось?
– Да так...-- Ксения быстро спрятала телефон в карман. – И куда ты сейчас по планам?
Франческа улыбнулась.
– С Яриком на каток, сейчас должен подъехать.

« На каток- это хорошо и правильно», – решила Ксения. Франческа с Ярославом с детства в фигурном катании вдвоем, и сейчас бы катались, если бы не внезапная трагедия в жизни подружки. И вот кто только снова опять заводит мрачную песню и намекает на скандальные обстоятельства…
И таким дешевым фотошопом! Девушка на снимке просто худая, а Франческа, несмотря на небольшой вес, очень гармонично сложена от природы. Соблазнительные изгибы в нужных местах имеются. И она никогда не раздевается для съемки, даже за большие деньги. Её лицо безупречное с чужим телом! Ксения даже похвалила себя, потому что она занималась визажем для этой сессии. Даже при таких обстоятельствах завораживает всё: от глазок до изгиба бровей.
17:37 (отредактировано)
+1
Ярослав уже развернул машину:
– Может, с нами? – спросил он.
– Конечно, нет, – решительно отказалась Ксения. Ей нужно любым способом предотвратить очередной скандал. Франческа и так грустная не в меру. – Я тут вспомнила, что мне в « Центр» нужно.

« Просто необходимо, чтобы Лука был в курсе».
– Так подвезем, – Ярослав распахнул дверцу машины.
– Ладно, высадите меня на углу, рядом с универсамом. Заодно заказы-косметику заберу.
И они втроём отправились в путь. Лука сейчас должен быть на репетиции. Как бы с ним ещё и поговорить без свидетелей. Если не получится, Герман будет ругаться так, что даже стенам достанется.

В общем, это и случилось, едва только зашла на порог. Как всегда, Луке достается больше всех.
– Ты у меня неграмотный что ли?! Когда ноты, наконец, выучишь… Всё, вы меня уже утомили. Пять минут перерыв, когда приду, чтобы все были готовы. Готовы, говорю, а не как мертвецы-зомби кругами ходили.

Ксения сделала самое сладкое личико и поздоровалась с менеджером. Она и сама не знала, что перекладывает машинально телефон из руки в руку, всё быстрее и быстрее. Но Лука заметил, и подошёл сам.
– Снова?!
Он быстро всё понял. Ксения молча кивнула, а потом начала свой рассказ. От увиденной картинки Лука закрыл глаза.
– Не она это! – возмутилась Ксения. – Мне-то можешь поверить. Но кому нужен такой тупой фотошоп?!
Лука быстро набрал номер из сообщения. Но его вызов был сброшен.
– Что?! – Ксения усмехнулась. – Вот это номер, с тобой и не хотят говорить! Как бы уже слишком… Лучик, а если это кто-то из знакомых?
– Андрей может помочь, – и он позвал гитариста, который знал тысячи компьютерных уловок.
Тот заинтересованно выслушал.
– По базам пробьём. Жди звонка, я не задержусь.

– Это что за пресс-конференция на высшем уровне?! Быстро пришли в себя. Лука, не спи, еще не время.
Герман моментально разогнал их собрание.
Ксения легкими шажками обошла его и почти бегом направилась в свой кабинетик, перебрать новые сокровища.

13:54
+1
16 гл.

Перед католическим Рождеством заказчики дарили девочкам-моделям адвент-календари и много разных пробников. У Франчески накопилась целая горка всего этого, и Ксения была безмерно благодарна, когда эти сокровища достались ей. Милая подружка носила с собой только палетку теней из пяти любимых цветов, да дома имелся сундучок, сделанный специально для неё, по заботам мсье Лароша. Помада, она же румяна, в сумочку. И вот это было всё.
Ксения перебирала сокровища, но не могла освободиться от навязчивой мысли. Сообщение на телефон мог послать, кто угодно. Перед праздниками много девочек брали её номер, чтобы заранее записаться на макияж. Сама раздавала визитки. В соцсети, в профиле, есть её телефон и имейл.

Да что снова за напасть! Когда уже по телевизору сообщили о поимке маньяка, державшего город в страхе, вот только после этого Лука зашёл за своими фирменными ботинками и дорогой курткой. Домашние только посмеивались. Ксения, кажется, догадалась сама обо всём, но Лука одним взглядом попросил её молчать. Никакая личная слава ему не нужна.
Если подумать, то многие девочки по отношению к Франческе числились в стане её врагов. Но — Ксения сжала руки в кулаки- не до такой же степени! Слишком подло, грязно и неуместно.
Размечталась поневоле, а потом услышала голоса парней недалеко в коридоре. Значит, уже свободны!
Лука:
– Я не могу в это поверить!
Андрей:
– А девочки, они такие. На всё могут быть способны, только их тронь. Давай тебя переведем куда-нибудь из школы? Настоящее осиное гнездо… Может, сразу к нам?

Андрей с Ником учились на первом курсе Строительной Академии. Лука резонно заметил, что слегка не его профиль. Он ходил на подготовительные медицинского факультета в университете.
Значит, Андрей всё-таки узнал, чей это номер…
Лука уже одевался. Ксения упорно подошла к нему.
– И? Почему мне не скажешь?
– Лучше не надо.
– Нет, мне точно это нужно.
– Номер Светы Соколовой.
– Да какого… убила бы!

Такого не ожидала. Светка мало того, что жила с Франческой в одном подъезде, так еще и училась с ней и Лукой в одном классе. И такое вытворять! Экзаменов на неё нет, выпускница хренова…
Лука только слегка улыбнулся. Выслушав её гневный монолог на эмоциях.
– Поэтому и не хотел говорить. Предоставь это мне, хорошо? Я сам разберусь.
Да кто бы с ним стал спорить. Франческа никому не отдала только палетки с косметикой, подаренные им, своим милым мальчиком. Ксения ни у кого прежде не видела таких отношений, чтоб искренне не могли надышаться друг на друга. А целые толпы конкурентов и прочих шакалок наступают сзади в ожидании подходящего случая. И в этом всё для подобной братии: поймать момент, в который лидер потерял часть силы. И тогда можно нападать со спины.
15:06
+1
Купила онлайн такую книгу www.litres.ru/elena-usacheva/samyy-romantichnyy-vypusknoy-bal-bolshaya-kniga-istoriy-o-lubvi-dlya-devochek/?track=from_my_books_my

Промокод на один заказ 50adnewyear действует в течение дня скидка 50%
22:42
+1
Франческа еле открыла глаза. Время около шести утра, за окном темно. Вчера очень поздно вернулась с фотосессии. Незнакомый француз-фотограф был неумолим, менял фильтры и добивался от неё совершенства, пока один из софитов не заискрил. Еле успела отскочить, по привычке, сберегая платье.
Невольно улыбнулась. Эскизы для её свадебных платьев уже готовы. Будет четыре наряда, все разные и неповторимые. Нежно-голубое платье для регистрации, закрытое кремовое для венчания, белоснежное с фатой и ручной вышивкой для цыганской свадьбы. А в красном она уже выйдет к гостям в статусе настоящей замужней женщины.
Телефон в темноте замигал новым сообщением. Кому не спалось в такое время?
– В школу не приходи, – предупреждал неизвестный. Но ведь она только вчера сменила номер! Вместе с Лукой, который её провожал домой, зашли в салон связи, обслуживание заняло минимальное время. И даже получила брелок с мухомором в подарок. Выглядел, как настоящий в миниатюре. Они еще посмеялись.
О номере знал только Лука. Оператор салона связи, хмурый парень. Больше никто. Даже агентство хотела предупредить позже.
А на подоконнике стояли розы, упрямо не убрала из своей комнаты. Белые и кремовые, такой нежный букет. Лука даже прятал их под своей курткой, чтобы совсем не замерзли. И сказал:
– И тебя бы спрятал от всех, даже если колоться будешь.
От его слов сбилось дыхание, но всё равно не смела бы обнять его при людях, которых несмотря на поздний час, всё еще было много на улицах.
И сейчас кто-то снова пытается помешать ей быть счастливой, украсть покой и посеять сомнения. Сердце и так устало болеть.
Умывшись, Франческа встала к хореографическому станку для ежедневного экзерсиса.

Школа жила своей обычной жизнью. Кто-то бегал и прыгал уже в холле. Родители, бабушки. Рюкзаки-ранцы, сменка. Аромат выпечки из столовой, звон посуды, свежевымытый пол.
Лука решил не задерживаться внизу. Прежде всего нужно увидеть Свету Соколову и объясниться тет-а-тет.
Хорошенькая одноклассница была разговорчива и весела, словно ничего пакостного и не замышляла. Могут ли люди, вообще, радоваться, имея злобный мрак через всю душу?
Взял её за руку. Крепко, чтоб не вырвалась и увёл от других.

– Зачем ты хочешь навредить Франческе?
– Я люблю тебя, а она только мешается!
– Меня здесь кто-нибудь спрашивает, чего я сам хочу?
– Да она даже не спит с тобой, все знают!
– Послушай меня, не вмешивайся в личные дела других людей, от этого будет только лучше. Мы поняли друг друга?
– Да.

Губы у девочки дрожали, словно от обиды. Каштановые волосы, затянутые в хвостики, скользнули по плечам, а в голубых глазах заблестели слёзы.
– Ненавидишь меня из-за неё?
– С чего бы?
– Да ты на всё готов, лишь бы ей было хорошо. А кто её любит… мы и в анкете так написали.
– Первый раз слышу, что любить кого-то стало плохим явлением. Подумай еще.

Юрка Мельников помахал ему рукой издалека. И в руке- пачка нотных листов. Значит, что-то важное.
Анна Григорьевна уже успела доложить ему о результатах анкетирования: он в фаворитах класса, а его любимая девочка в аутсайдерах, но и здесь мнения разделились.
Хотя, какая разница, лишь бы ей жилось спокойно, без встрясок.
14:52
+1
17 гл.

Учительница по биологии заболела, и срочной замены не нашлось. Анна Григорьевна сразу же забрала свой 11 «Б» решать на полчаса тестовые задания по химии. Потом отправила всех голодных в столовую, а участвующих в школьной постановке предупредила, чтобы вовремя собрались в актовом зале.
Франческа явно чувствовала, что хочет спать. Вдобавок к обычному волнению, она выпила успокоительную таблетку заранее, чтобы хотя бы так морально себя подготовить к визиту в греческий салон для эпиляции. Тянуть дальше некуда, агентство ей бы не простило подобной небрежности. А за терпение ради кожи, подобной шёлку, пообещала купить себе вкусняшку на стихийный выбор. Или даже две-три.

– Наташа, ты же понимаешь, не могу! – объясняла с пафосом Света Соколова Гориковой, специалистке по особо важным сведениям, читай — сплетням. В школьном туалете перед зеркалами их бы никто не слышал, а бывшая фаворитка получила окончательную отставку от своей королевы. Непревзойдённая школьная красавица, Галя Шатрова, нашла себе новую подругу, балерину Вику.
– Не могу, если он просто смотрит на меня. Мозги отключается начисто, прямо текут, ничего не соображают.
– Мозги? – ехидно уточняет Натали, намекая на процессы в другом месте, от воздействия красивого мальчика на близком расстоянии.
– Пошлячка! – не растерялась Света, зная, что Наташка на неё не обидится, сама язва еще та.
Успели помириться и расцеловаться, да вошла Галя подкраситься.
– Вот курицы, нигде от вас покоя нет. Шли бы уже, репетировать без вас не начнут.
Она достала помаду. Содержимое галиной косметички неподдельно стоило целое состояние.
Наученная горьким опытом неустойчивого королевского настроения, Натали потянула подружку за собой.

Диана еще с вечера приучала себя, просто приказывала, не теряться в любой ситуации. Тем более, отец вчера сообщил: Айс- Лука согласился на их условия по выступлению, его менеджер подтвердил участие.
Он споёт песню на её стихи на сцене клуба, принадлежащего семье. Отец успевал заниматься и этим бизнесом. Модный в городе клуб. И Диана могла бывать там в любое время, только за обещание не напиваться.
Но вот сейчас, при ярком свете дня, она совершенно терялась от близости к Луке. А тот даже на неё и не смотрел. Франческа тоже была в зале, на зрительном ряду.
Полина Андреевна даже пыталась выставить её со словами:
– Ты не участвуешь.
Но Франческа обесценила эти слова, ответив:
– Я останусь и никуда не уйду.
И даже если для вида читала глянцевый журнал, Лука всё равно смотрел в её сторону. И Диана злилась.
« Вот же я. Где ты летаешь, словно меня и нет рядом. Тоже мне романтический герой!»
Он словно почувствовал её слова до каждой буквы. Улыбнулся, посмотрел прямо загадочными бирюзовыми глазами.
– Начнём?
Пробовали пока без музыки.
Лука сам останавливал её после первой же музыкальной фразы. Снова и снова. Диана сама понимала, что голоса их никак не соединяются и не звучат.
– Не так, – снова повторил он. Хотя без всякой досады или нетерпения. И снова быстро посмотрел в сторону зрительного зала.

– Дэвлалэ… Помоги, Господи! – Франческа тоже переживала. Хотя и не поднимала глаз от журнала. Но запретила себе вмешиваться, чтобы никто не подумал, что хочет покрасоваться ради унижения другой девочки. Лука сам знает, как сделать, он -профессионал, поющий с большой сцены. Ему ли не справиться со школьным репертуаром?
– Простите, мы не встречались раньше?
Даже и не заметила, что этот молодой красивый мужчина с тёмными глазами сидел с ней в одном ряду.
– Николай Огнев, педагог по вокалу, – встал он, называя своё имя.
– Сестра Романа Райеса, Франческа.

Они встречались с Николаем только однажды и она даже пела при этом, но вряд ли он мог запомнить её при тех обстоятельствах. Роман хотел представить их друг другу, но время шло.
Летом, когда Лука с родителями был в Литве, брат взял её с собой в Аргентину, прогуляться по милонгам. И если раньше Роман преспокойно оставлял её в закрытом номере отеля на всю ночь, то теперь повсюду водил за руку, не отпуская не на миг.
Франческа вздохнула, не хотелось ничего объяснять. Николай пошёл к сцене, направлять сбившуюся пару. Наверное, Анна Григорьевна позаботилась о его визите заранее именно по этому поводу.
Из зала всё-таки ушла. Лука постоянно отвлекался, отыскивая её глазами.
Никому не хотелось мешать, раз на сегодня лишняя.

Но почти за дверью актового зала увидела Евгения Бестужева. Тяжёлый взгляд, дорогой костюм.
– Зачем вы здесь? – спросила Франческа прямо, всё же надеясь на такой же искренний ответ.
– А я учился в этой школе. Вместе с твоей мамой. Разве она ничего не рассказывала? Пришёл вспомнить былую романтику. А вот и наш класс, – он указал на открытую дверь кабинета напротив. – Хочешь подробнее?
Он жестом пригласил её с собой. Наверное, нет опасности оказаться вдвоём в кабинете, ведь дверь он не закрыл. Говорит свободно, как будто знает её уже сто лет.
– А вот и наша парта, вторая у окна. Мы с Лялей сидели вместе. А твоя где?
– Самая последняя, в углу. Раньше это «Камчаткой» называли.
– Верно! Но почему, учишься плохо?
– Хорошо учусь. Из этого угла мне видно всех, а на меня посмотреть трудно.
– Прячешься?
– Да, так.
Наверное, ей показалось. Взгляд стал еще тяжелее, Евгений Бестужев потянулся к ней.
– Извините, что помешал.
Николай стоял в дверях и смотрел на них.
– Франческа, Роман позвонил мне и сказал, чтобы я поговорил с тобой. Ты сама всё объяснишь.
– Да.
Она обернулась.
– Прошу прощения, мне нужно уйти.
Позаниматься с Николаем было совершенно необходимо. Познания в академическом вокале не давали ей такой возможности управлять голосом, чтобы это было принято цыганами. Так, как они любят.
13:56 (отредактировано)
+1
18 гл.

Наконец, всё закончилось.
Франческа уехала с новым знакомым, репетиция завершилась относительно благополучно. В любом случае, довольная классная, Анна Григорьевна, поставила очередные галочки.
Лука уже просто ненавидел себя, и были причины. Для себя и то не мог объяснить, что за наваждение творится с ним. Несколько ночей подряд, во сне, он гнался, как хищник, в безжалостной охоте.
Девушка убегала, утопая босыми ногами в снегу и путаясь в длинной рубахе из грубой домотканной холстины.
И он догонял, валил её в рассыпающийся сугроб, хлестал наотмашь по лицу до крови, выворачивал ноги. А потом видел прямо перед собой изумленные глаза Франчески на побелевшем лице. И снова бил, не разбирая куда!
По странной логике, во сне он понимал, что ненавидит её потому, что из-за влюбленности в одну потерял интерес ко всем остальным девушкам.
Но в реальной жизни такое представало, как лютый бред, до абсурда. Он никогда бы не поднял на неё руку. Не мечтал ни о ком, кроме неё.
Лука пошёл в храм, и на некоторок время страшные сны прекратились. А потом искушение накрыло с новой силой.
Он не сравнивал Диану с любимой. Но если бы и так, то Франческа казалась ему совершенной, а едва знакомая малолетка виделась порочной. В её глазах было это.
Лука решил, что сходит с ума. Малолетка облизывала губы машинально, без умысла. А он уже начал чувствовать неприкрытое желание плоти. И чем ближе к ней, тем больше.
– Отец хочет поговорить с тобой, – прервала Диана его мысли, встала совсем рядом.
– Зачем?
– Так надо. Поедем вместе, там и узнаешь.
– Ладно.
И он уже ни о чём особенном не думал всю дорогу рядом с ней. Большой дом тоже не поразил. Диана принялась о чём-то хлопотать. Почему-то сразу понял, что кроме них здесь никого нет…

« Ты ведь всё понимаешь. Я позову, и ты не откажешься. Потому что сейчас мы оба этого хотим. Раствориться до конца, просто желать и не о чём не думать».
– Лука…
Он обернулся, всё равно ожидая, что она скажет.
Но Диана сама больше не хотела говорить. Она подошла, приподнялась на носочки и, сделав крепкий захват вокруг его шеи, поставила своими губами откровенный знак на его рот. «Живи, забудь, начинай».
Он не отпрянул в сердцах, но и не ответил. Только посмотрел еще более внимательно. Так что и пол стал уходить у неё из под ног, живот сладко стянуло.
– Отец уехал по делам.
– Понятно. Я тоже пойду.
– Не пущу никуда, со мной будешь!
— Постарайся не командовать. У меня может быть своё расписание.
— Ты об этом пожалеешь.
— Уже пожалел. До встречи.
И он вызвал такси по телефону.
Диана ошарашенно опустилась на диван.
Что?! Он так запросто отказывается от неё. А когда эта любовь бывает, вообще…
Но в следующий раз всё закончится по-другому.

– Другого раза у меня не будет!
Лука выбежал на улицу и бросил в лицо пригорошню снега. Просто глупая малолетка, которой не терпится. Но ему это зачем?! Получить реальный срок за опыты по интересам? И можно будет забыть насовсем про свою чистую невесту.
17:29
+1
Просто до безумия захотелось прямо сейчас позвонить Франческе, только бы услышать её нежный голосок, но усилием воли сдержал себя.
Любимая девочка забежала к нему вечером. Успокоиться. Чтобы на ручках подержали и по голове погладили. Родителей дома не было, остались вдвоём. Только в гостевой комнате, чтобы не застали врасплох.
Франческа принесла утешительное печенье в коробке, но согласилась только на горячий чай. От сдобы отломила всего лишь маленькую крошечку.
Сейчас сидели вместе на диване, прижавшись друг к другу. Лука накинул на нежную куколку теплый плед, чтобы побыстрее согрелась.
– Ты видел меня во сне еще в Америке?
– Да, правда. В первые дни учёбы в «Arts Academy “. Не совсем видел, чувствовал. Твои тёплые ладошки, слышал голос. И яркие глазки один раз заметил. Настоящая девочка мечты. Потом искал тебя, когда прилетел в Россию, русский заново учил.
– Но в осеннем парке ты не меня ждал, и целовал не меня. Мы с Алиной не похожи.
– Прости. Тогда грубо вышло, хотели с Эдом немного повеселиться. Сейчас бы сделал по-другому.
– Как? Не скажешь, ясно.
– Не смогу потом.
– Я тоже не хочу уходить.
– Оставайся.
– Нельзя. Ромашкин вернётся и прогонит меня из своей комнаты.
Лука улыбнулся. Американец Ромео, их гость по обмену, сейчас в Питере, штурмует Академию по своему балетному профилю.
– Он и не думает возвращаться, почти счастлив, всем понравился на просмотрах. Только Вика грустит без него. Наверное, тоже переедет поближе после экзаменов.
– И я вижу, что милой нелегко. Лучик, я тоже хочу начать всё сначала, как будто мы только познакомились, чтобы пережить еще раз. Я тогда о плохом всё время думала, и многое хорошее просто не заметила.
– Согласен. Можно сначала.
Франческа слегка отстранилась, глаза затуманились. Как будто она сейчас продумывает, как должна вести себя с ним, если всё заново. Ресницы затрепетали. Кожа на щеках украсилась нежным румянцем.
– Ты думаешь, что я красивая?

Такое было в ней удивительно. Не кокетство. Она, как редкая из девочек, не гордилась внешностью.
Ярослав потом объяснил: некогда ей было думать о себе, как о нежной красавице. Для спортсменки с детства существовали главные вещи: тренировки, сборы, терпение, непреложная форма.

18:17
+1
19 гл.

Диана улыбнулась. Лука так торопился, что забыл у них дома кожаные перчатки. Наверное, все руки у мальчишки замерзли. Нужно вернуть.
Мама ей обещала поездку на любой курорт, если успешно сдаст экзамены. И так всё бы хорошо, даже если она не хотела бы совсем уезжать из города.
Магистр их поэтической группы под следствием, кровь молодых не пошла ему на пользу вдохновения. А вот её личный куратор на свободе и очень близко. Сначала помогал и сообщил ей новый номер Франчески-недотроги, но теперь разозлился и требует реальную оплату не в деньгах. Стала бы она с ним койку делить, как же!
Обыкновенный мальчик на побегушках из сферы обслуживания, перед каждым кланяется, вот и злится не в меру.
Лука — совсем другое дело. Богатый, ухоженный, красивый и перспективный.
Диана сама себя не считала несусветной прелестью. Только в зеркало глянуть: все недостатки в глаза лезут. Но в последнее время жажда жизни так подстегнула, что она больше, чем прежде, хотела сразу всё!

Франческа недоуменно повертела телефон. Ни звонка с утра, ни звукового сообщения или простой смс-ки…
Но ведь они же договорились с вечера начать всё сначала. Значит, еще незнакомы. Нужно дождаться школы.
Сейчас не было никакой необходимости изображать из себя серую пташку в дешёвом помятом костюмчике, притворяться не хотелось. Одежды много, внешность тоже на уровне. Отец еще завтракал. Подала ему чай и пожелала доброго утра.
Но как только вышла из дома, снова увидела напротив подъезда Евгения Бестужева. Прогуливался беспечно на том самом месте, где она задумала посадить рябину в память о растерзанной девочке.
Хотела мимо пробежать.
– Франческа, подожди!
– Зачем?
– Я могу подвезти тебя до школы.
Да, она злилась, щеки горели от негодования. Чего ради этот человек стал крутиться рядом с их семейной жизнью, какие лазейки ищет, в чем пытается навредить?! Она подняла глаза к небу.
И поняла, что мама всё видит. Зашла к ней в комнату, и смотрит в окно.
– Не надо меня подвозить. За мной брат приедет.
И тут же запиликал мобильник. Она ответила:
– Хорошо, мамочка, я поняла. Нет, всё в порядке, не спускайся. Мито уже во дворе. Я потом перезвоню, целую.
– Снова эти цыгане, – усмехнулся Бестужев. – А ты -то сама цыганка разве?
– Зачем этот вопрос, если я дочь своего отца?
– Так уверена?

Он рассмеялся в голос. И это было уже слишком. Франческа приказала заткнуться всем голосам вокруг её бедной головы. Нельзя дать власть чужому человеку сеять в тебе подобные сомнения.
Да вот беда. Не было у них дома никаких общих фотографий с маминым классом. Кто они, как дружили.
Может быть, все альбомы у бабушки Марии Николаевны остались. Но она тоже при ней не вспоминала об этом, только про собственную молодость говорила.
– Мито, поехали быстрее, я уже ждать устала!

Передумав нужное и ненужное, Франческа яркой звёздочкой зашла в школьную дверь. Сегодня день просто обязан быть счастливым.
Ярик помахал ей от спортзала.
– Сегодня праздник? Ты вовремя на уроки. И красивая какая…
– Я хотя бы помечтаю, Ярослав Сергеевич. О тихом счастье обычной девочки.
– Не ценишь ты себя. Приключения от скуки помрут вдали. Ладно, я лучше молчу. Успехов! У вас русский первым.

Лука был уже в классе. Он обернулся. Франческа остановилась недалеко от доски.
– Ты новенькая? – спросил красивый мальчик, медленно подойдя и разглядывая во все глаза. Она даже прикусила язык, чтобы не спросить второпях, что с ней сейчас не так?
Снисходительно кивнула и представилась:
– Франческа Петровская.
– Лауринас Сакалаускас.
– Ты из Прибалтики?
– Из Америки, у меня даже паспорт есть и гражданство.

Лука предложил ей руку, чтобы проводить на место в классе. Что? Он тоже собирается занять местечко на её парте-камчатке? А соседка понимающе уступает.
– Ты, наверное, очень популярен в школе?
– Наверное. Но я этого не хотел. Погуляешь со мной после школы?
– Так сразу? Мне мама не разрешит.
– А если я сам спрошу? Франческа, это очень серьезно для меня. Сегодня концерт в 20.00 в модном клубе, а я буду солистом.
– Я опоздаю. У меня в это время будет дефиле на сцене Дома Моды. Я фотомодель.
– Значит, нет?
– Значит, подумаю. На нас смотрит весь класс.
– Переживут. Наклонись поближе. Нужно сказать что-то важное.
И Лука запечатлел на её щеке поцелуй. Одновременно с приходом учительницы русского языка.
– Что ж, вижу, к тестам готовы, – заключила она.
21:50 (отредактировано)
+1
20 гл.

Ник совсем не успел. Айс- Лука, их солист, запросто заказал водки в баре и уже выпил до дна. Не слишком хорошо всё это. То есть, Лука умел пить и ноты бы точно не перепутал, в любом случае. Но без контроля его вспыльчивость могла стать уже не предсказуемой. Лука мог сцепиться даже с Германом. Вот как-то так.
Да еще эта девчонка-малолетка рядом вертится. Раз и два ей сказал, не надо парню таких нежностей перед работой. Только глазками большими удивленно похлопала и снова с кукольным личиком за своё! Таких настырных еще поискать. Пришлось Рамира на неё перенаправить. Тот по цыганской привычке мог заговорить зубы самой раскрасивой девочке за пару минут. Ему, как на спор, лишь бы блеснуть перед кем.
Хорошо, Герман еще не подъехал, где-то задержался. Ник уже вспотел за всеми этими стараниями. Ушёл плеснуть воды в лицо, устал ещё до концерта. Когда вернулся, Айс стал смотреть вокруг еще мрачнее, но пока молчал. А наготове уже новая рюмка.
Диана смело решила вмешаться.
– Не трогай! – Лука почти оттолкнул её, но и пить не стал, ушёл вглубь сцены.

– Ник, привет! А что это здесь, как магнитная буря прошла, искры так и летят?
Не знал, что Франческа придёт. А с ней и Ксения, такая же яркая красотка-подружка.
– Привет, девочки… Не подходи к нему сейчас.
– Ладно, не буду.
Ник уже боялся, что Айс вгорячах уделает какую-нибудь глупость, а потом себя же запилит за это.

Франческа отошла немного в сторону. Вполне разумно не отвлекать ребят, они же не на отдыхе. Прошли просто, потому что у Ксении было членство в клубе, которым она никогда и не пользовалась. Подруга же и рассказала о владельцах клуба.
Не было труда также найти взглядом Луку. И заметить, что снова с ним Диана. Еще в школе она демонстративно отдала парню забытые им перчатки. Как важную улику их неподдельной близости. Франческа решила не вмешиваться. Несмотря на все обещания, Лука не принадлежит ей как собственность. Имеет право на общение, дружбу. И, как не больно, на новую любовь, если в этом будет его выбор.
По счастью, не было знакомых лиц. Тяжеловато держать марку беззаботной девочки, когда по-настоящему устала. Участие в показе вместе с репетициями заняло больше трёх часов интенсивным маршем на высоченных каблуках. Кто бы сейчас ножки нежно помассировал. Только намекнула при Ксении, она чуть её там же и не разула. А времени не было.
И вот сейчас занималась мазохизмом снова, смотрела несколько минут, не отрываясь, как смазливенькая девятиклассница наглаживает Луку по нервным рукам.

Его голос звучал почти в полной тишине. Люди невольно замолкали, прислушиваясь к словам. Фактор неожиданности для развлекательного места такие серьезные тексты.
Боль, которая наполняет, а потом безудержно рвётся через край. Похоть, как отрава, бегущая по венам. Безмолвный крик на изломе душной ночи, рвущейся в прозрачную синеву утра.
Франческа включила айфон на запись, надеясь, что дорогая техника хоть в этом не подведёт. Нужно обязательно послушать еще раз.
21:51
+1
Герман озверело стукнул ботинком по колесу. Проклятье! Этот баламут запросто нырнул в чью-то чужую машину. Видел же, мальчишка перебрал. Хоть и не во вред процессу. Глаза горели, как у проклятого бесенюги, золотом и звёздами. Завёл, кого надо и не надо, да сам следом провалился, как в преисподнюю. Теперь родители зарубят всё песенно-концертное творчество, если вовремя не окажется под родной крышей.
– Ник, поехали за ними.
– Я, кажется, адрес знаю, догоним по трассе.
– Да что ж вы все молчите не вовремя!

Уже в машине Диана завладела его руками. Лука просто молчал и не делал попыток вырваться. Отец сам был за рулём и принимался шутить, но его никто не поддерживал.
Диана не злилась. Наверное, певцу не слишком нужно, на самом деле, лишний раз напрягать голос.
– Мамуль, мы будем в моей комнате, не трогайте нас, – громко заявила она с самого порога. Её сейчас совсем ничего не волновало. Лука рядом, он хмурится, но глаза по-прежнему сверкают влажным блеском. Он сам разулся и снял куртку, да и её одежду принять не забыл.
– Детка, я только покушать вам приготовлю, и всё…
« Мама, не надо так откровенно засматриваться на моего прекрасного мальчика, для которого я пишу стихи!»
Но вслух ничего не сказала. Лука пошёл вперед, а он крепко держал её руку.

В комнате он остановился, удивленно оглянулся. А потом резко шарахнулся в сторону.
– Я ухожу.
– Не пойдешь никуда. На ночь глядя.
– Смешная.
— Смейся. Но останешься здесь.
Еще один взгляд. И он отправился гулять без одежды и обуви, перешагнув через порог террасы.
А в дверь уже звонили новые гости.

– Рамир, позвони Герману Александровичу, узнай, что там.
Франческа почти повисла на его руке. Ксению они уже доставили домой. И парень- цыган сейчас остановился у подъезда, чтобы и её проводить.
– Пошли. Мужем будешь командовать.
– Ну, пожалуйста…
И она перешла на цыганский.

– Сборище непуганных идиотов, – заключил Герман после очередного поворота. – Я тебя, такого веселого, даже родителям сдать не могу. Возьму с собой.
– Герман Александрович, у меня встречное предложение, – вмешался Ник. – Мы с Айсом у меня будем, отец в командировке. Поговорим, кофе попьем.
– Ладно, но чтоб завтра были оба лучше прежнего. Иначе обоих выгоню за проходные.
Лука, уже обутый и одетый, с мокрыми носками в кармане, преспокойно вытащил телефон: вызов сработал.
– Всё хорошо, милая. Не сомневайся, я уже скучаю. Спокойной ночи, спи сладко. Я утром перезвоню.
Герман только усмехнулся. Бывает же такое… Не зря он готов платить деньги этой девушке, лишь бы солист до придурковатого поведения не опускался.
13:32
+1
21 гл.

Вика улетела в Петербург раньше, чем сдала выпускные экзамены. Вслед за своим Ромашкиным. И даже если у девочек в балете конкуренция гораздо выше, чем у мальчиков, потому что их попросту больше поступает на хореографию, Вика Зимина готова была обивать все пороги и не отказываться даже от единственного шанса.
Они все вместе встретились перед её путешествием. Франческа заранее чувствовала, что Вика останется в Питере надолго, при любом раскладе. Не зря она попросила Савелия, своего сводного брата, присмотреть за отцом. Вика не была бы даже против, чтобы их родители снова сошлись, но там семье уже не бывать, к сожалению, просто светское знакомство по интересам.
Лука не стал ничего сообщать Ромео, хотя они созванивались каждый день. Пусть приезд Вики будет для него приятным сюрпризом.
Школьная постановка также осталась без актрисы, и Франческе невольно пришлось заменить Вику, по её же просьбе. Хоть в этом девчонка предпочитала не чувствовать вину по причине своей сумасшедшей неземной любви к хорошенькому синеглазому американцу-танцовщику.

– Ник, я не знаю, что за дела, – Лука отобрал у друга электро-гитару, рассматривал, просто вертел в руках вместо репетиции. – Я не могу её бросить, раз уж невольно приручил. Такая она одинокая. И общаться с ней мне самому нравится, необычные способности никто не отменял. И хоть по-своему, но она меня любит. Мало людей, которые способны на вполне искреннее чувство.
– Лучше бы любили тебя в искусстве, всем бы лучше было.
Ник был вполне уверен в выводе. Фанаткам только дай повод, сметут всех на своём пути.
– Друже, ты никогда не думал, что кто-то сильно расстраивается, если твои яркие глазки сияют в сторону другой.
– Ник, но… она же всё понимает. Я хочу прожить с Франческой всю жизнь. Даже ты это знаешь, и она знает. И верит мне.
– А что ей остаётся?
– Ник, не надо. Я уже виноватым себя чувствую.
– Так и сделай девочке праздник. Можешь даже с репетиции сбежать, я прикрою. У Германа настроение золотое-радужное, хороший контракт выбил. Так что беги, красавчик, цени время вовремя.

От собственных желаний и сама реальность оказалась благосклонной. Немного свободы в графике у обоих, и Франческа радовалась каждый день и вечер, что могут погулять с Лукой немного чаще обычного. Начиная всё заново.
К тяжелым мыслям, которые шли фоном, начала уже привыкать до такой степени, чтобы совсем не обращать внимания. Странные молчаливые звонки и еще более причудливые послания уже не трогали. Мало ли вокруг совсем ненормальных любителей пошутить над незнакомым человеком?
Но она часто останавливалась в школе, смотрела на ту парту первого ряда у окна.
Мама ничего не рассказывала, какой она была в её возрасте, что любила… Кого любила? Как вышла замуж? В их семье не принято было говорить о таких подробностях.
13:32
+1
И тогда Франческа пошла к бабушке, надеясь применить даже хитрости.
– Душа моя, зачем тебе дела минувших дней? Скажи вот лучше…

Понятно. Бабушка пытливым взором вычислила все её предосторожности и снова перевела разговор на светскую тему, как прилично за вечерним чаем.
– К чему секреты между нами… На Масленицу дворянское собрание устраивает бал, со своим ли мальчиком пойдешь или предпочитаешь быть одолеваемой в одиночестве породистыми парнями?
Франческа даже прикусила язык, чтобы не рассмеяться. Мария Николаевна была несдержанна в характеристике представителей общества.
– Вот и Павел соседский уже зубы точит, виды на тебя поимел. Так что долго не раздумывай, у Сергея Александровича уже приглашения наготове.
– Я не знаю, что сказать, у Луки всегда бывает много работы.
– У каждого человека свои понятия о важном. А мысли о будущем собственной семейной жизни куда как насущны. Я что-то вредное сказала для твоих ушей, к чему так покраснела? Изволь держать марку, чтобы никаких эмоций на лице.
– Буду стараться.

Бабушка усиленно учила её светским манерам, а в качестве домашнего чтения был свод правил для высшего общества. При чужих будь фарфоровой куклой, в семье — самой непосредственностью. Франческа не выдерживала и просто начинала заразительно смеяться на пару с дедом, Сергеем Александровичем. Её ведь воспитывали, скорее, как мальчика, потому что росла в деревне со старшим братом Романом. Лошади, луга, бескрайние леса, быстрая река. Только потом, спохватившись, тётки отделили её и в каждый редкий приезд в деревню норовили разом наверстать упущенное девочковое воспитание будущей цыганки.
В тот же день, после уроков, она поехала к баро. Роман ругал её заранее.
– Что от твоих поисков? Ты сама где-то потерялась. Лука знает?
– Не знает. Не хочу говорить, он скажет что-то вроде того, что я сама себя расстраиваю.
— И правильно скажет.
– Брат, ты не понимаешь. Мне нужно знать хотя бы о себе. Кто я, на самом деле? Что со мной будет?
– Замуж пора. От многомыслия.

Хотела разозлиться, но едва сдержала смешок. Брат сказал, округляя О, на церковно-славянский манер. Отвлекать его за рулём тоже не лучшая идея.
На этот раз не забежала даже к маленькому племяннику. И дед не в лучшем настроении, хмуро смотрит из-под густых бровей.
– Дедушка. Только обещай сразу, что ничего не сделаешь, – она даже губы невольно прикусила. Но собралась с силами и изложила свой вопрос в меру деликатно.
– Вот нахалка! И как посмела про свою мать такое подумать, да еще и мне сказать, своему баро?!
– Дедушка, ты обещал!
– А ты, стрекоза, даже не думай со старшими пререкаться, вольностей в городе набралась. Давно я сказал, чтобы замуж тебя отдать. Тогда бы не поговорила. Что надулась, как на врага?
Иди ко мне поближе, ты ведь так просто не успокоишься от ветреной головы. Ураган у тебя там вместо хороших слов.

Дед достал из-за занавески небольшой портрет, уместился бы на двух ладошках и вручил ей.
– Оформили мне честь по чести с маленького медальона. Бабка моя, панночка польская. Богатый дом оставила, чтобы за цыганом по любви уйти. Смотри и помни, чьей ты крови, это мой подарок.

Было удивительно, как будто себя со стороны видела. Те же глаза, те же пушистые волосы облаком вокруг головы.
– И пела она, как нежный соловей. Да только дома, стеснялась. Колоратурное сопрано не просто так тебе досталось.
И сразу стало легче. Все глупые сомнения ушли из головы. Франческа расплакалась. Что она себе такого напридумывала. И старинный портрет, как точный знак правды.
– Дедушка, прости, не знаю, что на меня нашло…
– Роднонэс чавэс нанэ пхардо тэ лыджяс. Не тяжело родное дитя нести.
12:17
+1
22 гл.

Франческа зашла в кабинет. И увидела того, кого меньше всего ожидала застать здесь. Евгения Бестужева. Он- врач?! Но ведь она точно помнила, что запись делала к своему доктору.
Он вежливо поздоровался и, казалось, нисколько не удивился. Слегка провёл по бумагам на столе холёной рукой.
– Какие -то жалобы?
Франческа приказала себе не показывать внешне никаких признаком растерянности. Обычная консультация, не больше.
– У меня снова задержка.
Уголок его губ слегка пополз в сторону, как от насмешки. Мол, понятно всё с тобой, но так, для вида, уточним.
– Половой акт без защиты? Подозрение на беременность?
– Исключено. У меня нестабильный цикл, хочу решить это до свадьбы.
Понимающая улыбочка. И кстати белый до сияния халат и редкие серебряные ниточки в ухоженных волосах.
– Я должен посмотреть в кресле, чтобы назначить лечение.
Франческа сняла трусики, но потом резко передумала. Бестужев словно вовремя отправил медсестру за чьей-то медкартой.
Не стоит позировать перед этим человеком обнажённой. И так слишком близко подошёл.
– Я запишусь к другому врачу.
– Франческа, глупить тебе не идёт. Я лучший специалист в городе.
– Простите, но я хочу решать сама.
Выйдя из кабинета, она снова посмотрела на табличку, потому что при приходе торопилась.
Сам кандидат медицинских наук на приеме, событие не для шуток.
По телефону сказала брату, что уже выходит.
Евгений Бестужев и не ждал, что эта девочка сама запорхнет к нему в кабинет яркой птичкой. Щеки горели алым маковым цветом то ли с мороза, то ли из-за смущения. И в ту минуту она была очень похожа на мать. Снегурочку, с которой начал целоваться еще с первого класса, спрятавшись за ёлкой.
После двух часов приёма он ушел домой. Решил, что нужно расслабиться.
Немного коньяка в бокале. А жаркое видео только фоном. Бестужев рассматривал фотографии Франчески, позаимствованные в модельном агентстве. Сладкая конфетка для глаз не снималась в стиле « обнаженной натуры». Он даже нашёл в интернете кусочки видео из фильма с её участием. Но, к сожалению, французская речь была записана не с её голоса, а более низкого до хрипотцы.
Глупая штука жизнь… Он так и не решился на что-то. Милую снегурочку потерял. Пока злился на неё, прошли годы. А теперь плоть бунтует от соблазнительной недотроги. Как будто не так, как все она устроена… Где деньги большие, там и сладкие девочки будут. Он мог бы купить, или взять даром. Но слишком боялся новых разочарований для себя.

Франческа подошла к окну. Но в зимний вечер не заглянуть из-за отражения в стекле. Ребята за спиной по-прежнему спорят на репетиции. Лука всё чаще оказывается с Дианой. Они и в школьное время встречаются друг с другом, несмотря на разные параллели. И теперь играют пару на сцене. Поют, смотря в лицо друг другу. Могут обнимать и целовать.
Франческа отходила подальше, к Юрке Мельникову, с которым были парой по сюжету. И потом передавала его с рук на руке для Раи всегда в хорошем настроении. Их одноклассница тоже всегда была на репетиции, но читала там справочник по биологии.
Лука подходил изредка. Просто гладил по руке, иногда предлагал сбежать от всех. В очередной перерыв ушли в коридор.
Лука сидел на подоконнике, она стояла между его ног. Гладила по лицу и рассказывала свои приключения:
– Дед сначала разозлился, но потом простил. А я очень боялась оказаться не той, за кого меня считают.
– А ты просто лучше. И самая красивая.
– Спасибо, Лучик. Иногда не хватает уверенности, что всё правильно.
Она прильнула к нему поближе, спрятавшись в его руках.
12:43
+1
Ксения прилетела с очередных московских курсов и забежала на радостях прямо к ним в школу.
– Любимка моя, как я уже соскучилась! Сколько нового узнала. Я всех придушу в этом агентстве, если не разрешат попробовать на тебе, да! А это для тебя…
Она поспешно достала из рюкзачка большую палетку фирменных теней и вручила ЛукеУ Савелия просто брови на лоб полезли.
– Ксюшечка, ты ничего не перепутала?
Лука решил уточнить, но та сначала скривилась от ненавистного варианта собственного имени, а потом со смешками объяснила:
– Герман Александрович передал для новой записи. Девочкам очень понравилось, как ты тенями изрисованный ходил, точно!
Лука решил оставить их поболтать, Франческа сама взяла косметику, а парня отправила захватить из класса фирменные кисточки для макияжа из её сумки. Ксении в подарок приготовила. Подружке всегда надо для полной коллекции оригиналов.
Лука с Савелием ушли. А они просто могли поболтать о секретиках.
– И где мои кисти? – спросила Ксения вдруг посреди разговора.
– Я сейчас схожу, подожди.
Диана с Лукой стояли у класса. Она говорила едва слышно, держа его за руку.
– Пусть не со мной, но ты есть. Ты лучше, чем я могла думать, а я любила только собственную мечту о тебе. Будешь со мной дружить? Мне так много нужно тебе рассказать. И про жизнь, и про смерть.
У тебя есть другая, а для меня вдохновение-это ты.
Лука целует её ладонь.
– Пиши чаще. Только с душой, потому что фальшивить некрасиво.

Франческа тогда остановилась. Чтобы хрупкое равновесие не нарушилось. После премьеры Лука сказал, что Диана познакомилась с каким-то мальчиком, только имени не назвал. Чтобы сохранить чужую тайну.

КОНЕЦ
Загрузка...