Король месяца(повесть )

Король месяца(повесть )
Он спал на кладбище, на одной из могил. Среди высокой, давно не кошенной травы, под защитой старого, деревянного креста.
Была ли это первая его ночь здесь? Сначала шёл по мелководной реке, путая след натасканных собак.
За что? Злые люди… Кто-то пожалел, когда
босый, грязный, в порванной одежде, трясущийся от холода, он, едва передвигая ноги, плелся по безлюдной трассе?
Июльская ночь, на удивление, выдалась холодная и сырая. Ветер, словно греческий титан, гонял грозовые тучи по черному небосводу.
Он больше не слышал выстрелов, не слышал злобного дыхания псов за своей спиной, только ветер завывал в ушах. Зябко кутаясь в остатки одежды, он продолжал идти, но уже совсем медленно и вскоре осел на асфальт. Сил больше не было, и он уже мысленно попрощался с жизнью.
« Странно, значит, все напрасно?» — он окинул взглядом мрачный пейзаж и в последний раз выдохнул.
Ветер рвал уже пожухлый кладбищенский венок и сдался, когда тот, как одеялом, накрыл съежившегося от холода на раскисшей от воды кладбищенской земле одинокого странника.
<tab>Но умирать, как оказалось, было рано, причем, лет так на 50 точно.
Макса разбудил женский голос и, судя по монологу, дамочка разговаривала по мобильному.
Открыв глаза, он окинул взглядом светлую уютную гостиную и посмотрел на источник звука. Девушка была красивая, фигуристая, длинноволосая. Босой ногой она поддела тапок и звонко засмеялась.
Он наблюдал в открытую дверь другой комнаты. У него здесь было темно, и никаких окон.
— Ну, прекрати котик. Не будь скупердяем, ну?..
Он нам идеально подходит. Спроси у Брателло, он и нашёл. Да откуда я знаю, зачем сам потащился в ту дыру забытую. Смотрящий он там.- она поднялась из-за стола и проверила взглядом незнакомца.Проснулся. — Ладно котик, я перезвоню. Целую.
Девушка чмокнула трубку, откинула мобильный в кресло и склонив голову набок, с неподдельным интересом, посмотрела на Макса.
— С Днем Рождения, потеряшка! — хмыкнув, она снова вернулась к столу и закурила, а парень наблюдал за ней.
— Сегодня двадцать пятое июля?
— Ну как бы да.
Найденыш привстал, пошатываясь, вышел на свет и привычным жестом хлопнул себя по карману джинсов.
— Где мой телефон?
— У тебя его никогда не было.
Недовольно насупился. Серые глаза потемнели. Быстрым жестом взъерошил свои светлые волосы. Обручальное кольцо! И как она сразу не заметила…
— А колечко тебе придётся снять. Это не по сюжету…
— Не трогай!
+2
191

RSS
16:07
-Как я здесь оказался? — поинтересовался он, откровенно пялясь на ее стройные загорелые ноги. И вокруг.
— Попутным ветром занесло, — усмехнулась она и, заметив его интерес к своей персоне, в лучшем ракурсе продемонстрировала  свои ножки. — Ты что, не помнишь?
— Нет, — он пожал плечами и вдруг осознал, что действительно ничего не помнит. Не помнит, кто он, ни имени, ни прошлого, ни как здесь оказался, ничего.
В его светлых глазах мелькнула растерянность и он отвел взгляд от девушки, переведя его на большое  зеркало на стене в золотой окантовке. Когда-то в его гримерке было такое же зеркало, один мастер сделал. Интерьер квартиры не дешевый, это Макс сразу приметил, хотя, откуда ему было это знать, он ведь ничего не помнит. Наверное, интуиция сработала. Он и никогда здесь не бывал раньше.
— Как зовут тебя, тоже не помнишь? —  она вопросительно изогнула идеальную темную бровку. 

— Макс.
Врёт. Их человек в полиции сообщил другое имя. Как ни странно, его уже ищут. Брателло подкинет подходящий труп в нужной кондиции. Главное, чтоб у той дуры хватило ума не хвалиться раньше времени.
Парень, молча, посмотрел на нее, а она тяжело вздохнула и поднявшись, неожиданно остановилась рядом с ним. Запустила пальцы в его темные от грязи волосы и повернула голову к себе.  Парень хоть и был грязный, весь в рванье, и пахло от него совсем не Армани, являл собой что-то такое, чего она не могла объяснить словами. Несомненно, красив и даже под его лохмотьями, она уже видела его голый накаченный торс, к тому же мордашка у него была смазливая… А на смазливые мордашки она всегда очень падка… Макс одернул голову, ему не понравилось, что девушка больно держала его за волосы, совсем ни к месту. «-Властная сука, » — ухмыльнулся он. « — Интересно, а кто я?»
 — Водителем моим будешь, для начала, план у нас длинный, — улыбнулась девушка. — Водить умеешь?
Парень снова пожал плечами. 
— Ладно, разберемся с этим. Сначала иди помойся и сними с себя эти тряпки — воняет, — она поднялась и покинула общество парня, поднявшись к себе в спальню.
А он всё сидел на диване, задумчиво глядя ей в след и задавая себе тысячи раз один и тот же вопрос: — Кто я? Где я?
Перекати-поле, куда судьба закинула тебя на этот раз?
16:07
Ушёл. София закурила. Где там Брателло носит?! Велела же быстро обернуться…

Ничего себе… Конечно, думала… но чтоб так! Вот это Макс…
Идёт, едва одетый полотенцем на бёдрах, прекрасный, как греческий бог.
Гордый разворот плеч, накачанный пресс, ноги ровные, босые. Только свежий большой синяк на предплечье выделяется из общей изящной картины, любовно созданной Мастером.
София подошла.
– Кто тебя так?
Макс смерил её высокомерным взглядом.
– Я не могу ходить в подобном виде перед женщиной. Мне необходима одежда.
– Нужно немного подождать. Не всё сразу.
Да она бы еще полюбовалась на такое тело и, желательно, поближе.
Горничной велела просто выбросить его старую одежду. В карманах ничего не было.
Указала на место рядом с собой на диване. С неохотой присел, задумчиво соединив руки перед лицом.
Изящные пальцы сбиты, на тонких запястьях – ссадины.
«С кем же ты дрался?»
Послала Брателло за одеждой. Наверное, хочет разорить ей всю карточку. Или в аптеке застеснялся. Наверное, зря его в аптеку послала.
София снова залюбовалась на красивый рисунок лица Макса.
«Нет, ну а вдруг?»
Он поворачивается от её взгляда.
– Курить хочешь?
– Нет.
– А я, пожалуй, покурю.У нас здесь одиноко. Далеко не убежишь.
– Хотел бы я знать, куда мне бежать… Холодно,--
вдруг почти по-детски пожаловался он.
София обняла, прижавшись поближе.
16:08
Брателло явился с шумом, бросил ей пакеты. Она знаком попросила его уйти.
– Я тебе потом позвоню, будь на связи. Ночуй в домике для гостей, если нет других планов.
– Иди сюда!- София вытряхнула пакеты с одеждой на стол.
Макс, с недоумением, взял несколько вещичек и перевел взгляд серых глаз на неё.
– Я это не надену!
– Это еще почему?
– Никакого вкуса. Почему я должен намеренно себя уродовать?!
« Да ты у нас принц».
Точно, он так себя и вёл.
Брателло выбирал по своим понятиям. Хорошо, хоть с размером не напутал.
– Ваше Высочество, подумайте еще раз. Сегодня нового ничего уже не будет.
Смирившись, он с неохотой снова покопался в одежде.
Остановился на джинсах и футболке.
Некоторую мелочь отложил в пакет. Про кроссовки не капризничал. Нога у Макса была аккуратной, не больше 42 размера.
Ловко и быстро оделся прямо при ней.
– Пойдешь покушать?
– Нет. Мне нужно место, чтобы отдохнуть. Одному.
– У тебя что-нибудь болит?
– Ничего не болит.
София всё ж притронулась к его лбу.
– Да у тебя температура.
Вот он и капризничает, как маленький.
– Таблетку принести?
– Будьте любезны. И зубную щетку, пожалуйста. Я смогу вернуть долг.
София усмехнулась и собрала ненужную одежду в пакеты.
– Охраняй, – приказала братку, стоящему у дверей.
17:01
Интересная завязка.А зачем удалять?
Комментарий удален
18:20
+1
Когда София вернулась посмотреть Макса, он уже забылся тревожным сном.
Только ночник горит, свет сам выключил.
Она положила таблетку парацетамола на низкий китайский столик, стакан поставила рядом.
Знобит его. Надо их врачу позвонить, сама не справится. С нормальной больницы того выгнали, но для них оказался вполне профпригодным, крутится вовсю ради денег.
Вот и Макс тоже вертится во сне, пытается что-то сказать, но у него не получается.
Английский, французский, немецкий, итальянский, непонятно какой…
Вдруг, словно вспоминает русский.
– Иди ко мне, иди ко мне… не могу без тебя…
София только легонько прикасается к его лбу. Огнём горит! А Макс уже мгновенно открывает глаза.
Приподнимается, переводя дыхание. Разглядывает её недоуменно, как будто в первый раз видит.

Эти большие карие глаза, чуть вздёрнутый капризный носик, длинные тёмные волосы ему незнакомы.
На тонкой шее -цепочка, с подвеской-цветком, блистающей каким-то камешком в сердцевине.
Макс порывается что-то спросить, но потом успокаивается и послушно запивает таблетку водой из её рук.
Потирает запястья друг о друга, удивлённо смотрит на сбитые пальцы.
Говорит несколько фраз на непонятном языке. И опускается головой на подушку, закрыв глаза.
София одной рукой неловко накрывает его тонким мягким пледом, который он сбросил. Макс продолжает держать другую её руку чуть пониже локтя.
Не сразу отпустил.
Вышла из комнаты и позвонила врачу.

Сан Саныч, ушлый дядька лет пятидесяти, вовсю лысеющий от неправедного образа жизни и лихих привычек, не обнадёжил:
– В больничку бы его. Воспаление лёгких может начаться.
Макс при осмотре даже не открывал глаза, но сейчас, неожиданно для них, показался на пороге комнаты.
Оглядел всё осмысленным взглядом, видно, и конец разговора слышал.
– Diagnosis praecox (Предварительный диагноз), – сказал он Сан Санычу, решительно забрал у того коробки с антибиотиками и упаковки шприцов. Потом молча ушёл в свою каморку.
София долго не могла уснуть. Необходимости не было, двое охранников сменяли друг друга в холле. Но мысли не давали уснуть. С Максом вместе словно к ней вернулось собственное прошлое. Светские разговоры, сезонные балы. Изысканный французский и прогулки по Парижу весной.
14:16
+1
Брателло разбудил её звонком на мобильный в пять утра.
София невольно чертыхнулась, посмотрев на часы, и потянулась за сигаретой.
– Да ты охренел…
– Фраерок непростым оказался! Откажись от дела, все на кичу залетим. Стас тебе голову оторвет.
– Не кипеши. Я уже боюсь, в натуре. Стас за бабло заранее страдать начал? Так я своими обойдусь. Только вы оба потом на раздаче в долю не полезьте. Всё, свободен! Я спать хочу.
Она всегда поражалась, что Брателло, при своём боксёрском прошлом, может пребывать в трусливом состоянии. Наверное, это уже психиатрия. Вместо мозгового центра в бритой голове – подвижные брови, нависающие над глазами- буравчиками.
Разбудил, болезный, не вовремя.
София ушла в душ, потом спустилась проверить Макса.
Тот, похоже, давно уже не спал.
Сменил футболку на голубую. На щеках – легкая небритость. Не догадалась купить ему лезвия. Снова о чём-то думает, всё также соединив пальцы на уровне лица.
– Доброе утро!
Заметив её, встал.
– Доброе утро.
София перевела взгляд. На столике, аккуратно в пакете, два использованных шприца. Забрала, чтобы выбросить. Сам себя лечит? Сан Саныч даже аптечку свою ему здесь оставил. Надо бы выписать премию за предусмотрительность.
– Как сегодня? Получше?
– Хорошо, спасибо.
Видимо, правда. Макс сегодня бодрее и собранней. Нужно что-то приготовить, еще до прихода горничной. Сама обошлась бы кофе, но он еще ничего до сих пор не ел в её доме. Хороша хозяйка.

Вот и началось.
Он непримиримо насупился, при виде тарелки со спагетти.
– Я не буду это есть. Я похож на свинью?
Тон, как у топ-менеджера, распекающего ненавистную стажёрку. София бы обиделась, но искренне залюбовалась, насколько органично Макс вошёл в образ.
Комментарий удален
20:00
+1
Кстати, вот: «Стивен Кинг отмечает, что никогда не любил поэзию, в которой много внимания уделяют красоте языка. По его мнению, лучше сосредоточиться на подаче сюжета, оживлении самой истории, нежели прибегать к излишне красивым и сложным писательским приёмам.

Это эффективнее и приятнее для читателя. Как сказал один современный автор, никто ещё, прочитав книгу, не сказал, что сюжет был скучным, персонажи плоскими, но техническое описание – великолепным. Нет, цепляет другое – история, персонажи, эмоции. А этого добиться можно и простыми словами, короткими предложениями»
источник: 5 советов Стивена Кинга
20:02
+1
Несмотря на простоту, книги становятся живыми, а это именно то, ради чего писатели и работают. Никому не нужна технически хорошо выполненная работа, если её скучно читать. Но если она написано ярко, весело, захватывающе, то даже грамматические ошибки простят. Кроме граммар-наци, но это отдельная категория людей.
00:40
+1
Хорошо, что Стивен Кинг в поэты не подался — невозможно было бы читать:) Но его совет не для того, чтобы писать хорошую литературу, а продаваемую.
00:43
В смысле? Лично мне, нравится, как он пишет. Иначе бы не покупала. Себе оставила только несколько книг, остальное-не моя тематика. Я, на данный момент, тоже бы хотела писать стихи ( надо временно)
00:45
Ну так и мне нравится. Но в вопросах литературоведения он для меня не авторитет.
00:58
А я к его мнению прислушаюсь обязательно.
10:32
+1
– Ваше Высочество, да без проблем, – София опрокинула обе тарелки в ведро. Помыла посуду и оглянулась.
Макс всё так же сидел за столом, но смотрел уже виновато, перед собой, не глядя на неё.
– Простите меня. Но паста с кетчупом – это не правильно. Это ужасно!
Обращался он в разговоре с ней исключительно на «Вы».
София вздохнула глубоко и пошла за толстой кулинарной книжкой. Готовить серьёзно она не умела.
То ли она долго ходила, то ли не быстро думала. Но, когда вернулась, поняла, что Макс решил разобраться во всем сам.
Подвязав одно из длинных белых полотенец на голову, а другое – на талию, он уже сделал ревизию холодильника и шкафов. И начал готовить самостоятельно.
София никогда прежде не могла сказать о себе, что интересовалась процессом приготовления пищи, но здесь она залюбовалась на его движения.
Чёткие, стремительные, без суеты.
Он знал, чего хочет и умел во всём разобраться.

Макс сам накрыл на стол.
Паста с овощным соусом, обязательное сухое белое вино. Тертый пармезан, под настроение.
Мгновение застыло.
Макс быстрым движением касается своей груди там, где шея.
Оборачивается, смотрит на неё прямо зверем.
София поняла. Достала из кармана вишнёвого халатика его нательный крестик. Вчера цепочка порвалась прямо в её руках, уже успела найти другую…
Надел, перекрестился, взгляд сразу потеплел. Он благословил пищу и пригласил её к столу.
Теперь можно садиться и приступать к завтраку.
Да уж, реально вкусно. София снова загляделась на аккуратные движения его рук. Пользуется вилкой так изящно, как будто только что со стажировки в Италии.
Приходил бы он так с работы, а она бы смотрела, как красиво он ест…
София оборвала свои мечты ни к месту мыслями о том, что если так пойдет дальше, ей следует основательно пополнить запасы продуктов.
Возьмет Макса с собой на базу и на рынок. Потом нужно его одеть. Главное, чтоб в городе никто его не узнал.
Посуду он помыл сам. Собрал все полотенца и салфетки для стирки. А потом вдруг остановился и стал смотреть на неё, как будто впервые увидел.

… Он тонул, попав в холодное подводное течение и тот самый омут, которым грозили старики… еще одно усилие… огромная толща чёрной воды не пускает. Вместо воздуха глотает воду… Время тает от ледяного дыхания смерти.
13:19
+1
А почему его преследовала полиция?
Написано интригующе.
13:33
+1
Забегая вперед. Его ищут, как пропавшего человека, который уехал из дома с довольно большой суммой денег, а назад не вернулся и никто не видел, чтобы он как-то был на вокзале и т.п. Он мог только утонуть.
Что касается собак, там полно просто частных владений в округе, того же Разгромова.
14:09
начало текста отредактировала: что-то слишком много в не моём грамматических ошибок оказалось. А я не вчитывалась.
17:36
+1
София измучила мыслями саму себя! Да откуда оно взялось, это странное чувство, что Макс прежде бывал у неё дома? В прежнем, когда-то большом и уютном семейном доме-особняке Бельских в пригороде.
Сначала хотела расспросить Брателло, что там конкретно значится в ориентировке для полиции, по которой Макс объявлен в розыск? А потом передумала. Легко ли ей будет отдать Макса, однажды прикоснувшись к неведомому миру его личной жизни?
Сейчас он принадлежит ей, пленник или гость, полностью в её власти. И пусть это остаётся неизменно, хотя бы временно…
Почему он упрямо предпочитает откликаться на другое имя? Неужели тоже что-то привычно скрывает от других? Да разве у такого благополучного парня может быть постыдное прошлое? Он похож на человека из её круга. Её раннего окружения из золотой молодёжи, если быть точной. Но если бы они встречались раньше, могла бы она забыть? Равнодушно пройти мимо?

София задумчиво вертела в руках мобильный телефон.
Нет, вряд ли бы она забыла такого человека. Макс, определенно, красив.
Она обернулась, словно за подтверждением.
Тот покорно сидел внутри каморки, где прежде обитали только охранники. Если раньше она заметила только смазливую мордашку, то сейчас успела уже понять, что за красивым лицом таится глубокое содержание. Вот и сейчас Макс о чем-то напряженно думает. И это не к добру!
София решила показать Максу хотя бы гостиную, и, может, понять что-то для самой себя.
Охотно согласился, было заметно, что не находя никакого дела, сразу начинал тяготиться праздностью.
В светлой большой комнате, Макс сразу же остановился восторженным взором на цветных витражах в окнах. Вытянул руку и, мимоходом, то сжимая в кулак, то растянув пальцы, с каким-то непонятным удовольствием, прикинул все угловые размеры.
« Он рисует?» – удивилась София.
17:37
+1
Но Макс уже смотрел на рояль. Нежно провёл рукой по крышке инструмента.
Старый рояль был в этой комнате всегда, сколько София помнила. Она давно уже не играла, несколько лет прошло. Но неизменно поддерживала порядок, регулярно вызывая хорошего настройщика и выслушивая его советы по уходу.
– Можно? – спросил Макс, с невероятной счастливой улыбкой.
София молча кивнула, откровенно любуясь его светлым, преображённым обликом.

Он начал играть известную сонату Бетховена. По памяти, без нот. И делал это довольно хорошо.
Он пианист? Поэтому так расстроенно или удивлённо каждый раз смотрел на свои израненные ссадинами пальцы?
Макс то играл, то останавливался. Но не потому, что сбивался. А как бы не хотел упускать какие -то воспоминания, которые дарила музыка. А потом начинал снова играть, ровно с того места, на котором и прервался.
София стояла рядом.
Ах, Ваше Высочество, она ведь тоже не из крестьянской семьи. Сонечка Бельская думала, что весь мир перед ней, да и создан только для неё.
Но тогда она не справилась с неожиданным горем. Да и кто бы заранее мог предположить трагичную кончину обоих родителей? Богатой наследнице детдом, конечно, не грозил. Сразу объявился опекун, дальний родственник.
В четырнадцать лет закончилось её детство. Здесь, на первом этаже их дома. На полу, недалеко от гостиной. Хорошо запомнила все подробности и изгибы ножек рояля. Чтобы потом никогда не играть на нём. Слишком больно всё сжималось внизу живота. Вот и сейчас. Нет, Макс, не ты виноват. Играешь прекрасно. Все чувства разбудил. А она то уже думала, что и себя целиком оставила там, на краю отверстой могилы, с двумя гробами.
17:37
+1
Чем же он её держал? Звериным страхом. Его крышевали самые отстойные отморозки, которые были способны выкрасть её, где угодно, и разорвать на куски. Никакого уважения, даже если кормились с её денег. Да, с её денег, на которые она еще не имела права. А потом… время прошло, стали вежливо подбирать кусочки с её руки. Тогда она решила просто выжить. Её выродок-опекун продержался почти два года. А потом ему помогли отправиться тихонько на тот свет. Да и не мудрено, сердце не выдержало, если он и имелось там, его паскудное сердце, когда нажирался дорогим коньяком в память о грехах. И она выбралась из-под него, прочь от его влияния. Но обреченно продолжала делить свою постель с такими же уродами. Нисколько не лучше.
А через два года ей исполнилось восемнадцать. И она полностью забыла. Что жила-была Сонечка Бельская, которая вместо заграничной учёбы отправилась на кладбище провожать родителей в путь всея земли. Под жадными взорами целого семейства стервятников-родни.
Макс, где ты был раньше, в её четырнадцать лет? Может, у тебя вполне получилось то, о чём мечтала она? Отправили тебя далеко за границу. И ты учился, играл сонаты и целые концерты, спокойно говорил на итальянским и баловался французским, покоряя знакомых девочек своего круга. Пока Сонечка падала всё ниже, без всяких тормозов и спасательных жилетов…
Она опустила руку на плечо Макса.
– Откуда ты знаешь латынь?
– Учил в университете. Я – врач.
Отвечая, он прервал игру.
– И Макс – твоё настоящее имя?
– Имя? Нет, так называли меня на курсе, это – студенческое прозвище.
– От слова « maximus”?
– Да, верно. Люблю всё делать по максимуму возможностей и способностей.
– Так как же тебя зовут?
– Я не помню. Извините.
19:07
+1
Интересно.
21:28
+1


– Лука! – София намеренно назвала его настоящим именем. Удивился, но больше никак не отреагировал. Неужели, действительно, не помнит собственное имя? Или что-то более подробное из прошлого?
Она для себя уже решила, что как-то глупо называть его студенческим прозвищем, если вместе не учились. Тем более, реальное имя как-то больше подходит под его необычный облик. А кроме того, совсем лишним будет напоминать этому ясноглазому о перфекционистских замашках. И так в них преуспел с избытком!
Лука присмирел только на благотворном влиянии бетховеновской классики, так что София без труда уговорила его отправиться вместе с ней на продуктовую базу. Надо же когда-то ему нагуливать свежий цвет лица, столь необходимый для их важного дела.
– А я ведь так и не представилась, – вспомнила она. – София.
– Премудрость Божия, – Лука нежно улыбнулся, глаза стали мечтательными. – « А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше».
София и предположить не могла, что именно теперь кто-то вспомнит бессмертные слова учёного апостола, заглядывая насквозь в её почерневшую душу…
Быстро нашла забытые Стасом тёмные очки и надела на Луку. Лишь бы его никто не узнал в городе. Она и сама стала бояться его изучающего взгляда.
Нет, он не сопротивлялся. Не заявил о том, что данный аксессуар противоречит овалу его лица и не совпадает с линией бровей.
Он сделал по-другому. Упрямо снимал через некоторое время и отдавал ей.
Она надевала, он снова снимал, вручая ей в руки. София сбилась со счёта. Лука повторял снова и снова, всю дорогу, до бесконечности.
Как же ему было непривычно находиться на пассажирском месте. Нахмурившись, застегнул ремень безопасности. А потом вертелся, оборачивался, пытался что-то сказать, вскинув руку. Эмоционально реагировал на её водительские привычки, дороги, прочих встречных.
София поняла, что парковкой она добила его окончательно. Всплеснул руками, молча, перекрестился, с изумленными глазами. Спасибо, что живой!
21:29
+1
Свою порцию хорошего настроения Лука забрал вместе со списком продуктов из её рук.
А очки снова вернул обратно.
Поулыбался. Потом быстро вслух сказал уже отредактированный, по всем пунктам, состав будущих покупок. София, с удивлением, согласилась. На том и порешили. Что-то Лука сам загрузил в багажник, остальное продавцы доставят потом.

– Док, это ты? Не могу поверить. А я так и не дошёл до твоего ресторана…
Длинноволосый и голубоглазый, худой парень изумленно уставился на них, потирая подбородок, с тенью легкой небритости.
София заметила его раньше. Какая-то необычная, не от мира сего, внешность. Он, никого особо не замечая, просто шёл вслед. Сам в себе. Потом остановился на вызов мобильника, играющего классической музыкой.
София потому и обратила внимание. Не из-за привлекательной внешности незнакомого брюнета, похожего на кинозвезду. Только одетого небрежно.
Как-то было необычно, что в один день при ней уже второй мужчина занимает себя классической музыкой.
05:27
задолбал кто-то минусить. Опытом со мной поделиться не хочется или мне новое предупреждение настрочить для особо нервных?
08:09
Не обращай внимания.Дальше.Его узнали? Кто? Музыкант? Однокурсник?
09:03
+1
Григ. Его пациент. ( из " Монстр, со слезами на глазах"). Здесь я больше не буду его расписывать.
17:14
+1
А сейчас незнакомец встречается с ней взглядом и тут же смущенно отводит глаза, как будто заметив что-то неправильное. Именно в ней!
– Извините, я ошибся!
Кто он? Знакомый? Бывший пациент? В любом случае, для этого человека слишком непривычно видеть её рядом с красивым Лукой. В совершенную картину чужого мира она не вписалась.
А сам Лука даже не обернулся, увлечённый работой.
Он часто бывал здесь? Потому что хорошо ориентировался в торговых лабиринтах.
Делал закупки для семьи? По работе?
Вопросов не становилось меньше. Всё цеплялось одно за другое, из каждого секрета – новые тайны!
Лука сам потянул её в сторону небольшого базарчика, по восточному типу.
Там море красок. Чудесные запахи спелых персиков и разрезанной сладкой дыни, истекающей соком. Здесь её спутник преобразился еще больше. Заразительно смеялся над шутками продавцов, подражал их замысловатым интонациям, с интересом торговался.
А потом вдруг поднял большую дыню так, как держат баскетбольный мяч, с опорой на одну руку. И так же внезапно стал грустным. Обернулся.
София поняла. Что он снова не узнал её. Как будто ожидал увидеть другую. Разочарованно покачал головой.
И София в ту же минуту готова была убить молоденьких говорливых продавщиц, обсуждающих между собой: какой у неё красивый муж!
Лука сам надел очки. Уступали им много, но ему уже всё стало неинтересно. Забрал пакеты с покупками и отнёс в машину.
17:14
+1
Следующим пунктом их поездки был модный магазин для мужчин. А то этот красавец, наверное, уже устал ходить в джинсах и простых футболках, самостоятельно приводить свои вещи в порядок и при этом никому не жаловаться.
София вздохнула: снова вручил ей очки.
В магазине она сразу увидела Стаса! И в простое совпадение не поверила. Неужели следит, или кто-то ему докладывает о распорядке в её доме? Сейчас делает вид, что выбирает костюм, но при этом смотрит в зеркальную стену на неё с Лукой.
Стас, как все жадные стервятники, мгновенно чувствовал запах лёгких денег. Чужая невеста еще не померла, а он уже в стартовой позиции, готов к взлёту.
Теперь же и Лука, чем-то сам себя расстроивший на рынке, не замедлил продемонстрировать весь арсенал звёздных закосов.
То галстук не подходит по цвету, то рубашка не гармонирует с пиджаком, то цвет полосок не сочетается в тоне. Разговор про запонки стал отдельным соло!
София уже устала пытливо оглядываться, чтобы поймать в его взгляде безусловное одобрение, а потому благоразумно решила: пусть выбирает сам В конце концов, носить ему!
Лука не нуждался и в советах продавщицы, только изредка что-то спрашивал у неё.
Он выбирал без настроения, скорее, по необходимости. Не замирал от восторга при виде дорогих тряпок.
А София отчего-то стала сравнивать его со Стасом, с которым бывала здесь раньше.
Контраст с её любовником был разительным. В какой-то момент Лука прошёл мимо, поравнявшись на ходу. Увидела их рядом.
17:14
+1
Стас приобрел внешний лоск, благодаря дорогим костюмам, правильному уходу и полезным привычкам. Только глаза уже стали превращаться в злые буравчики, как у Брателло. Не сравнить с открытым мечтательным взглядом Луки. Стас смотрелся нескладным и приземистым, хотя они практически одного роста. Не было в нем врождённой породы и непринужденной грации, как у Луки. Даже его лёгкой стремительной походки не было.
Стас словно догадался, что её мысли про него и пристально уставился исподлобья. Неужели ревновать начал?

София ошарашенно протёрла глаза. Лука снова удивил её. Оделся очень быстро и вышел из примерочной уже шикарным представителем высшего класса. Стал машинально позировать при этом, как модель на подиуме.
Да такая одежда была для него, именно к подобной привык.
Под конец, они зашли в смежный зал. Лука равнодушно поставил на прилавок рядом с кассой набор бритвенный лезвий со станком, пенку для бритья, одеколон и немного по мелочи, не особо обращая внимания на марку.
Девица, оперативно просканировав, складывала всё в яркий пакет. А потом, повертев в пальчиках, добавила, с лукавой улыбочкой, упаковку презервативов.
– Подарок от фирмы, в честь юбилея. Приятного отдыха!
София закатила глаза: что взять с блондинки… « Сейчас Их Высочество устроит всей вашей конторе показательный урок хороших манер». Но нет. Лука смутился от другого. Когда она стала расплачиваться наличными у кассы.
Даже заметила, как он нахмурился. Видно, привык хорошо зарабатывать сам, и теперь в тягость такая жизнь в долг.
Упакованная одежда уже нашла место на заднем сиденье автомобиля, а София, с грустью, отметила, что её спутник всю обратную дорогу не проронил ни слова. Он и так мог молчать целыми днями. А сейчас и вовсе, с мрачным видом, погрузился в неведомые и, наверное, опасные для неё мысли.
20:28
+1
Вскоре по возвращении, они вместе смотрели телевизор в большой комнате наверху. Лука не забыл привычку готовить. К обеду была французская кухня: цыплёнок в винно-сливочном соусе и торт. Горничная Маринка нисколько не возражала против его присутствия у плиты. Она, вообще, взяла привычку часто поглядывать на него. Вот и сейчас сновала туда-сюда по комнате, как будто по делу.
– Уйди! Не маячь перед глазами, – прикрикнула София. А сама прильнула к Луке под руку.
Не оттолкнул. Хотя уже давно понятно: против его желания никто не мог к нему прикоснуться. Даже в полубессознательном состоянии пытался вырываться.
На экране шла какая-то умиротворяющая передача о животных, обитателях рек.
Лука, молча, отдал ей пульт от телевизора. Он побрился, и София чувствовала близко тонкий запах одеколона на тёплой коже.

Река не была страшной. Он всегда хорошо плавал. Вперёд, назад, снова вперёд. Во всю ширину! Незадолго до дня своего рождения выиграл тот шуточный заплыв золотой молодёжи и стал Королём Месяца. На голове сияла под солнцем корона, изделие китайских умельцев. Дети были в восторге!
А потом он утонул… Нет. Не среди яркого солнца и светлого дня. Это случилось когда-то потом. В дне реки была опасная впадина, размытая течением. Осталась еще со старых времен от большого колеса разрушенной мельницы. Тогда и храм на берегу не пожалели. Наверное, мельница, как пригодная для нового порядка, продержалась дольше? Но сейчас её мертвое тело почти скрылось в зарослях подлеска.
В дно впадины били родники, регулярно снабжая ледяной водой. Той весной, еще по льду, утонула школьница. Тело всплыло не сразу, запутавшись намокшим пальто и длинными волосами об коряги на дне.
20:29
+1
– Король! – вдруг ясно произнёс Лука.
София подумала, что после сегодняшнего преображения в магазине вполне заслужил повышение.
« Слушаюсь, Ваше Величество !»
— Где мой дом? – спросил Лука, отвернувшись от телевизора, с самым взволнованным видом. А в глазах метались тени каких-то образов.

Горная местность, хвойные деревья. Два часа на велосипеде до Лос-Анджелеса. Но он не может ехать, потому что нет шлема. А без шлема здесь нельзя, запрещено. Нет, дом не там! Бунгало, почти на пляже в Гоа? Снова нет! Вилла в Колкатте? Это не то! Лепестки цветущей сакуры, старый Биг-Бен? Он заблудился...

– Я никогда не жил здесь! – Лука поймал её за руки и почти кричал. – Где мой дом ?! Меня будут искать.
– Да кто тебя будет искать? Тебя давно нет! Ты умер!

Его, и так большие глаза, стали огромными.

Брателло уже отчитался, что труп находится на месте поисков. Недалеко от места, где сотовый оператор обозначил телефон Луки. На берегу реки. Он утонул? И где только Брателло нашёл такого второго? Впрочем, от жары и воды злосчастный утопленник мало на кого похож, даже на себя. София невольно передёрнула плечами, представив картинку. Дорогие часы авторской работы, снятые с изящного запястья Луки, надеты на облезающую руку мертвеца, которая полощется на мелководье. Волной от очередного катера закинуло поближе к камышам.
Полиции не интересен очередной висяк. Патологоанатома из самого популярного морга городской больницы скорой помощи знатно подкормили. Чтобы не слишком усердствовал и, тем более, не наглел. Напишет в заключении всё, что велено. А Сан Саныч взялся лично проконтролировать.
20:30
+1
– Ты уже умер. Сняли прямо с могилы на кладбище. Что ты там делал, кстати?
– Молился. Меня не сбила машина, на загрызли собаки, я не поймал в себя ни одной пули. Я утонул, это правда!

Инспирация, ларингоспазм… Он знал, что это – конец. Вода уже пошла в лёгкие. Он умирает. Вот уже разливается умиротворение и смертный покой. Сейчас остановится сердце…
« Господи! Не готов ...»
Чёрная вода покорно ослабила путы.

«Нужно быть осторожней. Глаза у него совсем безумные», – подумала София, а вслух сказала:
– Не волнуйся. Тело уже в морге. Потом вызовут родственников.
Но я же живой! Живой!

– Нельзя, чтобы моя жена видела это! –
Лука заметался по комнате.
Вздувшееся грязно-зелёное тело, со всеми признаками трупной энфиземы. Частично потерявшее волосы и ногти. Кровь из левого желудочка сердца для пробы нанесут на фильтровальную бумагу, чтобы проверить гемолиз и разжижение крови водой. Светлое кольцо разведённой крови. Желудок и двенадцатиперстную кишку перевяжут, а потом разрежут выше и ниже лигатур. Невскрытая почка, около 150 г печени, стенки левого желу­дочка сердца, головного мозга, легкого, жидкость из полости среднего уха или пазухи основной кости. Тело разрежут в поисках доказательств утопления…
Но я не умер! Нет! Зачем моей жене видеть это?!


– Какая жена ?! – жёстко возразила София. – Твоя брачная ночь еще впереди.
– Я давно женат! У нас двое детей. Сыну шесть лет, а дочери три года, почти три.
– Не рановато ли? Сколько тебе лет?
– Двадцать шесть.

Они – ровесники. И так рано женился? Большая любовь, огромные деньги или заставили « по залёту»? Такого не заставишь… Значит, любовь?
Он обречённо сел на диван. София заметила маленькую слезинку, скатившуюся на щёку из уголка глаза. Смирился? Но Лука вскочил снова.
Комментарий удален
19:54
+1
– Зачем она положила это? Мы же не будем спать вместе ?!
Даже так… Вот он и вспомнил о сувенире с намёком от дорогого магазина. И тут София потеряла контроль. Ей казалось, что он говорит: « Ты грязная, ты меня недостойна, ты мне противна !»
Мечты грохотали, разбитые вдребезги, звоном стекла.
– Не ори на меня! Вообще, заткнись!
« Что теперь? Не привык, что женщина смеет разговаривать с тобой в подобном тоне? А я вот смогла...».
Лука уставился на неё своими большими глазами и на минуту замер.
София подошла ближе.
Бросились они друг к другу одновременно. Нерастраченные жадные поцелуи двух голодных сумасшедших…
Лука вдруг оттолкнулся от неё, тяжело дыша.
– Я не могу.
И сбежал по ступенькам вниз.

София ударила себя по пылающим щекам. Она не могла успокоиться. Что же всё так плохо? Она не должна была делать этого. Иначе не сможет отдать его другой и забыть. Влюбится сама – станет слабой, будет страдать еще больше. Чего же она хотела, не станет он изменять той, с кем связан обручальным кольцом. Наверное, бывает в этой пошлой жизни и огромная любовь, которую не хочется пятнать ради первой встречной… А она и не больше в жизни этого красивого мужчины из другого круга. Смешно, понадеялась, что он ради денег будет готовым на всё. Как же портят жизнь стереотипы о красивых мордашках. Её собственный, продуманный и оплаченный план, рассчитанный целиком на это, рушится на глазах.
Странная реальность была контрастом к её волнительным снам, в которые приходил Лука.
Иногда он медленно расстегивал рубашку, стоя близко у её постели. В другой раз срывал свою одежду так быстро, что только пуговицы летели. Он красовался, подражая движениям стриптизеров…
« Как ни печально, но это – неправда», – поняла София. Он не для неё, к сожалению.
Спустилась вниз, когда немного успокоилась.
Лука, выспросив у Маринки всё необходимое, особо тщательно намывал полы в каморке.
« Его способ войны с гормонами?»
– Вот что, – объявила София, – сейчас же переберешься наверх: охранникам негде спать.
– Хорошо, я понял, – ответил Лука, не глядя.

Теперь его комната рядом с её спальней.
София заглянула уже ночью. Он не закрылся.
Лука спал на боку, вытянув одну руку. Как будто привык обнимать кого-то во сне.

София проснулась поздно. Снова на смятой постели. И в этот раз так же видела Луку во сне.
В той комнате было много горящих массивных свечей. София не очень ясно видела его лицо. Ярким сиянием – необычная белая рубашка на Луке. Широкие рукава сборками, снизу подхвачена широким расшитым поясом.
Недалеко стоят три больших подноса со срезанными цветами красных роз, а рядом – атласные ленты того же оттенка.
Теперь его лицо ближе. Волосы завитками до самого выреза рубашки, длиннее, чем сейчас. Губы кажутся влажными. Глаза мерцают тайной в окружении свечей.
Лука берет атласную ленту, расправляет на всю длину одним красивым движением… И набрасывает поверх волос какой-то девушки!
Там была другая. Светловолосая, в отличие от неё.
София даже во сне чувствовала жгущие глаза слёзы. И горечь на губах.
Она видела, как тонкая рука незнакомки вздрогнула на постели. Пальцы сжали простынь…

Лука, по обыкновению, поднялся рано. И ничто в нём не выдавало вчерашнего волнения. Уже успел сварить кофе и нажарить целую горку американских панкейков.
« Затишье перед бурей», – предположила София. Поправила свой атласный сиреневый коротенький халатик, и, не заходя на кухню, решила переодеться. Чтобы соответствовать Его Величеству.
19:54
20:47
+1
Неясное ощущение, но утром София вспомнила: во сне она видела совсем маленькую девочку, в голубом платьице. Светлые локоны лунного оттенка воздушным облачком лежали на плечах. Она протягивала Софии букетик лесной земляники и объясняла ей, непонятливой:

– Малуся я…
Кто — то окликает:
– Маруся, где ты?
И девчушка, испугавшись, убегает прочь.
Сейчас, встретившись взглядом с Лукой, София поняла, что у малышки из сна его ясные глаза. Дочка?
Совесть изрядно уже мучила. Если отбирать мужа от жены совсем пошло, то отнять отца у малолетних детей не подходило ни под какое приличное действо. Совсем аморально!
Удружил, Брателло, молодец! Нашёл красивого бродягу, называется. Стас долго будет смеяться. Мудрая София провалила весь план. И сама уже поняла, Лука гораздо умнее их всех. Его действия предугадать невозможно, он спокойно обдумает собственный план, в любом случае.
– Сегодня повезём тебя на случку.
София не планировала быть грубой, как-то само вырвалось, в борьбе с нападками грешной совести.
– Так я – не кобель. И тем более, не сучка. Как некоторые.
« Намёк принят».
Но он даже не смотрел на неё. Сам мыл посуду.
– Если я скажу « свидание», то в сути ничего не изменится. Люди привыкли прикрываться красивыми словами.
20:48
+1
Их путь сегодня лежал в не слишком отдалённое богатое поместье. Лука, в новом костюме, выглядел замечательно. Но, как обычно, предпочитал молчать. Даже на дорогу не смотрел.
София чувствовала, что её трясёт от нервов.

На первый взгляд, будуар известной оперной дивы показался похожим на ритуальный зал какого-нибудь морга. Обитые тёмно-красной тканью стены да неяркое искусственное освещение. Виновница торжества восседала в вычурном и золочёном высоком кресле стиля ампир, как на троне.
София пригляделась. Стареющая оперная дива выглядела неплохо, даже если не обошлось без чудес пластики. Бледное лицо, окруженное рыжеватыми волосами, ярко- красное пятно накрашенных губ. Фигура задрапирована в чёрное тонкое платье, поблескивающее стразами. Но руки… руки! Словно тяжесть жизни на львиных головах подлокотников кресла.
« Тебе бы мужичков туда живых, чтоб опереться на их головы. Всё б повеселей была».
Пришли они вовремя. Старый молодой любовник успел надоесть и получил окончательную отставку от звёздного ложа.
Лука почему-то был взволнован, как, наверное, на своём первом свидании. Он, определённо, понял, чего от него ждут.
– Мы не представлены. Моё имя…
– Лука.
София заканчивает подсказкой, чтобы он лишний раз не путался в важных деталях.
Бледные щеки примадонны порозовели от удовольствия. Она встает с кресла и преподносит свою холёную ручку для поцелуя.
– Зови меня Анна.
20:48
+1
Лука склоняется. А потом поднимается как-то медленно, словно разглядывая местную королеву, в подробностях. Софии нет нужды представлять, насколько могут быть выразительными его глаза…
«Что, щучка старая, заглотила себе приманку? Держи крепче! Всё, как тебе хотелось. Яркий, трепетный, с красивыми перышками».
Она продолжает держать свою руку в его руке. Это уже что-то значит.
– Оставайтесь на приём.

Софии это не показалось удачной идеей. Но спорить неуместно.
При виде знатной публики, фуршета и большого количества предлагаемого алкоголя, она тихо предупредила Луку:
– Не пей ничего здесь.
Вряд ли бы он мог напиться допьяна и сказать что-то лишнее. София не хотела, чтобы события излишне ускорились сейчас. Аппетит нужно подогреть и набить себе цену.
Прима Анна сама капризно пригласила его на танец. Кажется, Луке это всё нравилось. Он или не замечал удивлённых взглядов окружающих, или делал вид, что ему все безразличны, кроме хозяйки вечера.
« А я и не знала, что ты такой хороший актёр. Мне нужно быть готовой ко всему».
София зябко закуталась в шаль.
16:00
+1
Примадонна пригласила Луку на ранний завтрак. София подвезла, а сама осталась ждать его во дворе, рядом с машиной. Провожая его взглядом и отметив, что голубая рубашка и светло-бежевый костюм безупречны, не могла избавиться от мысли, что невинный ягнёнок уже этим утром может стать главной жертвой, под предлогом трапезы.
Шёл стремительно, не наклоняя гордой головы. Прямо навстречу судьбе.

Только вернулся он обратно неожиданно быстро. София рассчитывала, что Лука задержится дольше. Успела даже подумать, что слегка заброшенный сад не дал бы покоя его стремлению к совершенству, проживая он здесь… Так, наверное, роковая дама сразу решила проверить делом, а стоит ли новый красавец её усилий, чтобы обеспечить ему новую жизнь? Играть ли скорее к замужеству?
Неужели, догадка оказалась верной, и завтрак, в понимании хозяйки, предполагал уже определённое накануне главное блюдо?
Лука шёл по парковой дорожке, нервно крутя запястьями, как будто ему стали вдруг мешать рукава. Вид самый взволнованный, глаза прячет.
– Поехали отсюда!
Внимательным взглядом, София успела разглядеть кривоватый узел галстука и одну расстегнутую пуговицу на рубашке.
В дороге он снова молчал. Быстро поискал в аудиосистеме, но ничего не устроило его вкусы.
София уже и сама сильно переживала возникшую неловкость, когда незадолго до окончания пути, Лука вдруг взял её за руку. Но движение было таким мимолётным, что въезжая в ворота, она уже думала, что ей всё показалось.
– Подожди, – попросил он, когда машина остановилась.
Она повернулась.
Лука посмотрел на неё как-то снизу вверх, начиная взгляд из-под длинных ресниц…
София вздрогнула, как будто от сильного толчка в живот пронзило всполохами неясной боли всё тело.
Он, молча, ласкающим движением, слегка приподнял её лицо.
Лука дразнил её.
Лёгкий поцелуй- касание, только губами. Снова. Еще раз.
София неловко отстранилась, совсем спутавшись в мыслях.
– Пойдём в дом…
– На улице хорошо…
– Я сейчас…
София убежала к дому.
16:00
+1
План сработал. Она забыла закрыть ворота и оставила ключи в замке зажигания.
Поспешно перебравшись на место водителя, Лука дал задний ход машине, потом резко развернул и, набирая скорость, направил по трассе к городу.
София остановилась на пороге дома, вынужденная оглянуться на звук удаляющегося автомобиля.
Как же всё началось?
Он повёз на дальний приход достаточно большие деньги наличными, собранные благотворителями на восстановление храма, чтобы передать старосте. Был не за рулём, выбрал пригородную электричку, потому что уже утром рассчитывал вернуться вместе с шурином в город. Роман встретил его на вокзале, свою сумку отдал ему.
Лука сразу пошёл в храм, за рекой. Успел к Всенощной. К исповеди уже опоздал. Старенький иеромонах Иосиф благословил читать Шестопсалмие, а потом петь на клиросе. Там на послушании трудились всего две девушки. В храме тоже не многолюдно, только местные. Аромат ладана, запах воска, перезвон кадила – всё было мирно и благообразно. В алтаре священнику помогал маленький мальчик, чуть постарше сына. Лука подумал, что неплохо и Ромку когда-то привезти сюда. Ему бы понравилось.
После службы священника забирали духовные чада, чтобы отвезти на основной приход. Лука остался проводить старосту. Батюшка долго смотрел на него, прощаясь Потом широко благословил иерейским крестом.
Староста оставляла ночевать, но Лука отказался.
Роман собирался встретить его где-то по пути.
На другую сторону реки он возвращался один, по лесу.
Ночь была лунной, а всё вокруг – тихим, мирным. Даже ветра не было.
Внезапно покой нарушился истошным женским криком.
Лука приостановился, вглядываясь.
Какую-то девчонку бросили на дерево. Парней было несколько.
16:01
+1
Не были они в храме, непонятно, как оказались в лесу. Да, может, и заезжие гости Лёвки Разгромова, которые начали гулять ещё с утра так, что к ночи не выветрилось.
Лука не смог бы пройти мимо.
Девчонку он отбил, толкнул на тропинку к дачному домику, в окошках которого горел свет. Она успела добежать, ей открыли дверь.
Лука отшвырнул с пути одного из горе-охотников за лёгкой добычей. Слегка подзадорил оставшихся. И быстро, меняя направления, побежал, увлекая их за собой, через знакомый лес. Не слишком хотелось, чтобы взяли штурмом ночной приют добрых людей.
Он бы смог. Но их было пятеро. Все – крепкие ребята. А он уже слегка подрастерял форму, и в руках ничего нет. Не убили б, но точно покалечили. Этого тоже не хотелось.
Теснили к крутому берегу реки.
До моста далеко.
И он прыгнул в чёрную реку, помня про опасность. Может быть, одну жизнь он всё-таки спас в ту ночь.
16:33
+1
При виде уродливого трупа, Франческа закричала так страшно, что Ник, в срочном порядке, потащил её отсюда волоком. Но предупредить никак было нельзя. Когда Франческе отдали часы мужа, подарок искусного мастера, копии которых просто не существовало, она бросилась уже без ума вглубь морга вперёд патологоанатома. Её мир рухнул, без любимого ничто не могло существовать, как прежде.
Никита же, как ни старался, не мог разглядеть в безобразно раздувшемся зеленоватом теле черты своего друга и брата.

Лука припарковал машину, не доезжая городской больницы скорой помощи, включил сигнализацию. К ритуальному залу популярного морга отправился пешком, там контроль со шлагбаумом для проезда.

Он уже стоял на тропинке, среди радостно зеленеющих берёз, когда из печального здания вышла жена, опираясь на руку друга. На её голову был наброшен черный платок…
Неужели опоздал ?!
Увидев его, во плоти и аккуратно-красивого, Франческа покачнулась. Но потом смело бросилась навстречу! Ветер сорвал чёрный траур с её головы.

– Надеюсь, меня еще не похоронили?
– Только похороны оплатили…
Никите становилось уже смешно от собственной глупости.
– Долго жить будешь, брат!
– Дети не знают? – спросил Лука у жены.
– Конечно, нет.
Франческа виновато уткнулась лицом в его плечо.
– Вы на машине? Заберите меня отсюда. Больше не могу изображать покойника.
Одной рукой обнял жену, другой – друга.
16:33
+1
Всё казалось нереальным. Нелегко быстро выбраться из кошмара. Франческа не могла всю дорогу отпустить руку мужа. Словно Лука снова исчезнет. Но он стал чужим. Незнакомый запах одеколона, не его одежда, сзади на воротнике рубашки еле заметный след чьей-то помады. Потихоньку она набрала смс- ку для его родителей, о том, что Лука жив!

– Что ж, земля к земле, а душа – к Богу.

Они втроём стояли над отверстой могилой, бросили по горсти земли, а потом рабочие вовсю заработали лопатами. Лука размышлял о том, как повернула судьба. Это ведь могла быть его могила. Но сейчас приют обрёл другой человек. А ему еще оставлено время.
Он обещал себе позаботиться о посмертной судьбе погребенного. Если найдутся родственники, поможет им. Выяснится личность, и будет понятно, что схоронен православный, обязательно постарается установить крест. И продолжит молиться за упокой его души.
– Вообще-то, я в этом году остался без дня рождения, – напомнил Лука. – Пойдемте, помянем усопшего. Потом отпразднуем. Слава Богу, остался еще пожить.
– Аминь.
Жена взяла его под руку. Никита обнял с другой стороны.

Прикоснувшись к Вечности, всегда хочется начать жить по-другому.

София получила, доставленный курьером, подписанный банковский чек в конверте.
Он вернул долг. А ведь она в тот день честно собиралась рассказать Луке, всё что известно о его жизни.
И тогда же она обещала себе, что пусть тюрьма или могила, но София Бельская не вернётся в прошлую жизнь. Станет такой, какой мечтала в свои четырнадцать.
Была и записка с номером его мобильного.
Спасибо тебе, сероглазый Король. Когда-нибудь увидимся снова...
20:49
Что-то у меня странное чувство: нахваливают с диким восторгом чей-то только что сделанный фанфик. Иду читать, ничего примечательного не вижу. Герой всех ненавидит. Дальше мне читать не хочется. Начинаю гнобить себя: неправильно пишу. И опять всё по кругу.
16:50
Прочитала.Впечатление двойственное.Как будто соединили два разных рассказа.Так много было о Софии, о ее жизни, и так все оборвалось.И вдруг главный герой все вспомнил и вернулся в семью.Мне кажется, лучше б это была история не про Луку, а про другого человека.Со счастливым для Софии концом.Главные герои вызывают симпатию, но есть ощущение какой-то несостыковки, будто они из разных рассказов.
17:38
Точно, надо было его оставить гнить на дне. И всем было бы хорошо. Благодарю за потраченное на меня время.
17:54
Так можно было и не его вовсе в зимнюю реку отправить, а другой персонаж.Я не могу высказать свое мнение?
* Благодарю за потраченное на меня время.* Не на тебя, а на твой рассказ.
Это разное.
21:32
-1
По дороге с кладбища, машина вильнула из-за перебегавшей кошки. Съехав на встречную, влетела на скорости под камаз.
Тела сплющило, кровь растеклась широко по дороге. Шансов выжить не было.
София смогла подойти к могиле, когда уже не было провожавших. Провела рукой по холодному граниту. Больше её в этой жизни ничто не держало. Вернувшись домой, она повесилась в гостиной, рядом с роялем, закончив жить там, где когда-то оборвалось её детство.
Марусю и Ромку взяли под опеку родственники. Детям не сказали, что родители больше не вернутся. Они бы всё равно не поняли.
Лиза стала одинокой во второй раз. Можно оформлять пенсию по потери кормильца на себя и на Егорку.
КОНЕЦ
15:00
В аналогичной ситуации, Энни ( как напомнил Стивен Кинг) сделала из кожи плененного писателя обложку для книги, написанной в единственно экземпляре, про Мизери. Останки, вероятно, были скормлены одноименной хрюшке, а кости закопаны за сараем.
16:10
Наверное, я всё-таки не исполнила «мечту» автора заявки: разговаривала она со мной в личке более чем холодно. Как с врагом народа. Но я всё ж объяснила, своим косявым языком, что не хотела делать себе рекламу на её странице. Способ вдохновения у меня такой просто. Обговорить с кем-то по сюжету.
11:32
Хорошая повесть) Прочла с интересом
12:04
Автор возможно и хороший, только у нее завышенные требования к окружающим, по отношению к ней. А вот это ни есть хорошо, когда малейшее отклонение, или критика воспринимаются через чур болезненно.
Загрузка...