СНЫ НАЯВУ( начало)©

СНЫ НАЯВУ( начало)©

1.АХМАД


На этой дороге он чувствовал себя хозяином. Впрочем, не только здесь...

Небрежно развалившись за рулем дорогого автомобиля, как в домашнем кресле перед телевизором, красавчик Ахмад только изредка поглядывал на дорогу. После вчерашнего подпития мутило, он пытался взбодрить себя сигареткой с ментолом, без смысла барабанил пальцами по кнопкам аудиосистемы. С рулем управлялся одной рукой. Ей же откидывал со лба свои роскошные волосы, которые сегодня впервые мешались ему. Ахмад никогда не носил усов или бороды, как предпочитали его родственники. Но трепетно относился к своим дивным кудрям и к необходимости их укорачивать время от времени.

Что за дела?! В его владениях непорядок? Кучка зачуханных хмырей самой наркоманской наружности пытались совладать с юной красоткой. Ахмаду было все равно, он не заморачивался на счет чести женщины… Но если кто-то без его согласия выпендривается на его территории… Это уже слишком!

Он остановил автомобиль и лениво выглянул наружу.


-У меня нет воды из святой Ганги… что делать… Именем пророка заклинаю, исчезните адские духи!-кричала дев­чонка.

Ахмад даже залюбовался ее нездешней внешностью. Ну и чудачка: полуголая разгуливает по улице! На лице вуаль, а серебристый лиф и совсем прозрачные зелено-голубые шальвары вообще не скрывают ее классной фи­гурки. Длинные золотистые волосы взлетают в воздухе, когда она в очередной раз пытается вырваться из на­хальных рук.

-Эй, кукла! Киностудия в другой стороне, могу подвезти. И даже денег с тебя не возьму.

Негодяи почтительно замерли, потому что Ахмад уверенно поигрывал пистолетом, делая ленивые шаги по направлению к ним.

-Собачки, вам за счастье будет подохнуть от моей руки? Или отпустить, еще побегаете?!

Он, с удовольствием, затянулся сигаретой. Его узнали. Ахмаду нравилась власть. Но случилось неожиданное.

Спасенная девчонка с изумрудными восторженными глазами бросилась к нем у на грудь:

-Господин мой… Вы пришли в этот ад ради меня… Теперь не страшно провести здесь целую вечность. Я счастли­вая! Как давно Вы не смотрели на меня с такой нежностью...

К тому же сумасшедшая! Ахмад не удержался от кривой усмешки. Но сохранил благопристойную мину. Он и неж­ность?! Да за кого его принимает эта юная глупышка? Но какие возможности открываются...

-Пойдемте, дорогая госпожа. Я отвезу Вас в более приятное место,-очень церемонно предложил Ахмад, прики­дывая план на роскошный по аппетитам вечер.

+1
50

RSS
20:19
+1
Девушка была напряженной.
-Господин, куда мы едем на этой странной повозке? «Киностудия»-чей-то дворец?
Ахмад чуть не расхохотался.
-Вроде того. Дворец Короля и падишаха кино.
Нет, определенно, эта чудачка его уже очаровала.
-Короля Кино? Я никогда не слышала о таком.
-Неужели?! Он весьма знаменит в определенных кругах. А тебя как зовут и что ты делала на той улице? Искала приключений на аппетитную попку?
Ахмад чувствовал, что его понесло. Но остановиться уже не мог.
-Меня зовут Нилима, мой господин. Вы сами дали мне это имя.
-Не помню. И что дальше?
-Я умерла. Чтобы дать Вам счастье. И попала в этот ад.
Ахмад едва не выпустил руль из своих рук. Девчонка говорила этот бред с самым серьезным видом!
-Умерла?! Что-то непохоже! И как же ты умерла?
-Я отравилась. Вы сами попросили меня об этом перед Вашей свадьбой. Чтобы память о любви ко мне, налож­нице, не помешала в новой жизни. Так Вы написали в последнем письме. А Ваша мама, старшая госпожа, мило­стиво дала мне яд. Из ее рук я приняла его, как нектар.
-Никому больше не говори об этом, а то мою родительницу упекут в тюрьму. Жениться?! Смех. Родня старается, конечно, над этим вопросом. Зачем? Если и так дают.
-Дают? Что?
-Совсем маленькая, не поняла?
-Я рослая для женщины. Но не поняла, господин.
-Позже я расскажу и покажу.

Ахмад привез ее в роскошную квартиру своего приятеля. Тот был поблизости, в соседней комнате.
-Расслабься, детка…
Он включил для настроения телевизор. На экране- танцующая кинозвезда.
-О, господин!- воскликнула Нилима.- В чем провинилась эта девушка, кто закрыл ее в коробке?!
-Что ты болтаешь? Это же королева всех экранов.
-Сама королева?!- ахнула наивная девчонка и тут же отвесила телевизору церемонный поклон.
Ахмад решил полюбоваться на эту комедию. Нилима увлеченно поглядывала на экран, а вскоре и сама стала танцевать, да все зажигательней! Ахмад понял, что больше не взглянет в сторону актрисы, имитирующей страсть. Сама очарование и соблазн была прямо перед ним! Ничего подобного он раньше не видел. Нилима тан­цевала с розой, которую взяла тут же, из вазы.
20:21
+1
Ему стало тяжело дышать. Ахмад потянулся к Нилиме. Сначала завладел ее трепетными руками, унизанными звенящими браслетами. Жадно притянул к себе ее хорошенькое улыбающееся личико, покрывая быстрыми не­терпеливыми поцелуями. Он даже не понял, когда перешел ту грань, за которой перестал себя контролировать.
Бросил хрупкую красавицу на чужую постель и беззастенчиво изнасиловал.
Ахмад даже не заметил слез в ее глазах. Лишь впившись жадно в ее рот, почувствовал вкус крови. Бедняжка ис­кусала себе губы, чтобы не кричать. Ему стало не по себе. Нилима затихла. И тут его снова прорвало на гру­бость.
-Да что ты… До свадьбы заживет!
Ахмад крикнул приятеля.
-Выкинь ее в какую-нибудь канаву. Но сам не смей пользоваться. Я не хочу. Понял?
Он не отвечал. Ахмад посмотрел в том же направлении.
Нилима наставила на них его собственный пистолет, целясь то в Ахмада, то в его дружка.
-Сдается мне, господин, что я по-прежнему в аду. А вокруг- злые демоны. Один из них даже завладел обликом моего повелителя… Не приближайтесь! Я хорошо стреляю.
Она выбежала из квартиры. Ахмад бросился за ней. На одном из лестничных маршей ему удалось поймать Ни­лиму. Он почти надавил грудью на дуло пистолета. Каким-то шестым чувством догадался, что она не будет стре­лять в него.
Оружие упало из рук Нилимы, когда возбужденный Ахмад снова стал ее целовать. Но сказка была недолгой. Де­вушка вырвалась и побежала еще быстрее. Даже босая, завернутая в простынь, потому что в запале Ахмад порвал всю ее одежду, Нилима бегала быстрее его.
Они вдвоем оказались на улице. Ахмад снова настиг желанную добычу. Но на тот момент как раз мимо проезжал кортеж автомобилей его семьи: папы, мамы и сестер. Родня готовилась к его возможной свадьбе.
Когда отец увидел, как его единственный сын пытается удержать в жарких объятиях почти обнаженную девушку, не стесняясь оживленной улицы, то его гневу не было предела! Он выскочил из машины разъяренный.
-Ахмад! Ты совсем стыд потерял, что вытворяешь?!
Сын нахмурился. Кроме всего, пташка снова упорхнула!
Отец приказал телохранителям:
-Задержите ее!.. А ты-живо в машину! Иначе последствия для тебя будут самыми плачевными, какие только смо­жешь представить.
Ахмад покорился и забрался в автомобиль матери. Заботливая госпожа Зубейда сразу же стала отирать кружев­ным платочком его вспотевший лоб. Пойманную Нилиму не слишком нежно усадили в машину с Айной, младшей сестричкой Ахмада. Любопытная девочка вовсю поглядывала на белые руки незнакомой красавицы, покрытые синяками. Которые оставил брат?
20:24
+1
2.ДЕВОЧКА-НЕВОЛЬНИЦА
Глава семьи говорил с этой юной прелестницей наедине.
-Кто ты?-строго спросил Орхан.
-Султан, я- преданная рабыня вашего сына, презренная Нилима.
-Почему « презренная»?
-Меня отдали Вам в придачу к самке верблюда и персидскому ковру. Я была совсем маленькой, а принцу уже ис­полнилось 13 лет. Султан, Вы решили, что ему, как взрослому мужчине, пора иметь свой гарем. И подарили меня ему. Как игрушку.
Орхан мало в жизни так удивлялся, как уже дважды за сегодняшний день!
-Сколько тебе лет сейчас, Нилима?
-Думаю, что не больше 15 лет.
-Только этого не хватало… Мой умник-сын связался с несовершеннолетней.
Позже он скажет жене:
-Девушка совсем не дружит с головой. Пожалуй, распоряжусь, чтобы ее забрали в приют для душевнобольных. Она сказала, что у нашего сына полный гарем женщин. Это похоже на чистую правду! Но он так и не женился. И в это я охотно верю. Все остальное звучит, как странная сказка. Пусть пока побудет в садовом домике, до време­ни пока эти люди не приедут за ней.
Как образумить Ахмада?! Накажу- станет совсем неуправляемым, похвалить-давно не за что…
-Папочка, а Вы обрейте его наголо, -притаившись у двери, прощебетала маленькая Айна, хорошенькая девочка десяти лет.- Братец Ахмад станет тогда смирным, как овечка. Даже из дома не захочет выходить!
Отец подхватил на руки свою любимицу и довольно рассмеялся:
-Свет очей моих, да он же сильный, брыкаться будет! Кто мне поможет справиться с ним?
-Рошан-джи!-Айна хлопнула в ладошки.- Он к братцу Ахмаду как раз сейчас приехал.

Ахмад, сам еще не зная почему, рассказал своему близкому другу Рошану всю историю отношений с Нилимой. Тот не перебивал, только хмурился все больше. А потом сказал:
-С удовольствием бы врезал по твоей холеной мордашке! Ахмад, ты превращаешься в подонка. Хотя бы изви­нись перед ней.
-Я? Извиниться?
-Тогда я сделаю это за тебя!
-Хорошо. Я все понял.
Рошан всегда был его положительным началом!
В садовом домике Нилимы уже, конечно, не было. У подобревшего Ахмада снова засверкали искры в глазах. Он грохнул об пол ни в чем не повинную вазочку. И на этом бы не остановился.
-Отец распорядился отдать ее в приют для душевнобольных,-быстро объяснила подоспевшая сестра Захра, прелестная шестнадцатилетняя девушка. Имя, означающее « цветок» очень подходило ей.
-«Распорядился» ?!- заорал Ахмад.- А меня он спросил?!
-Опомнись, брат!- ужаснулась Захра его дерзости.
20:25
+1
Орхан решил пока никак не наказывать сына. А потому не стал отменять милый музыкальный вечер для семьи, на который сам пригласил искусных музыкантов и сладкоголосую юную певицу.
Ахмад продолжал дуться, как капризный ребенок. Он лежал среди расшитых узорами подушек, одетый в национальную одежду из любимого атласа. Захра успокаивающе гладила длинными пальчиками холеные кудри брата. Айна угощала его виноградом, засахаренными фруктами и прочими сладостями. Но Ахмад ни на что не обращал внимания.
Рошан-джи, большой любитель музыки, наслаждался и даже подпевал.
У матери Ахмада, Зубейды, сжималось сердце, когда она бросала взгляды на побледневшее лицо своего обожаемого сыночка. Но все же она не решалась противоречить мужу.
К Орхану подошел донельзя смущенный секретарь, склонился и передал сообщение:
-… она сбежала из приюта… уже ищут.
Ахмад на редкость ясно разобрал все, потому что был ближе других к отцу. Он вскочил, к общему недоумению, и бросился прочь.
Ключи от автомобиля у него спрятали. Но Ахмад с раннего детства научился обходиться без них.
Сердце его бешено колотилось. Ахмад буквально чувствовал аромат кожи Нилимы, слегка сладкий и тонкий. Он грезил ею наяву. Почему все?! Она не первая женщина в его жизни, далеко не первая. Да и не последняя, скорее всего. Откуда же это не отпускающее душу отчаяние, на все время, пока он лихорадочно гонял свой автомобиль по засыпающему городу?
Тонкая грань между днем и ночью, светом и тьмой. Это и есть Нилима.(значение имени)
Добравшись до квартиры приятеля, Ахмад уже знал, что никого там не обнаружит. Этот малый струсил, что придется отвечать. Куда могла пойти ночью эта наивная девочка, соблазнительная, словно настоящая гурия? Где спрятаться от всех? На смятой постели по-прежнему лежали обрывки ее одежды. Ахмад взял один сверкающий лоскуток, помял в ладони. И зачем-то положил в карман.
-Я найду тебя, куда бы ты не убежала от меня…
Сердце заныло. Он больше не хотел здесь оставаться.
Ахмад поднялся на крышу. Ему нужно было воздуха, чтобы наконец спокойно и ровно дышать. Забыть явь, как сон…
Изящная фигурка смутно выделялась на фоне неба.
Нилима здесь! Он нашел ее.
20:26
+1
Девушка в неприлично дешевом, мятом и не новом шальвар-камиз, совсем не по фигуре, сама бросается ему навстречу. Обнимает горячими руками, доверчиво спрятав лицо на его груди. Потом слегка отстраняется и смотрит огромными очами, доставая до самых глубин его души.
-Я совсем одна. Не бросай меня навсегда. Только мгновение будь со мной прежним Ахмадом, моим возлюбленным принцем. Мне хватит этой милости до конца лет. А если захочешь- скажи, и я шагну с этой крыши в свой последний путь. Ведь знаешь, в аду нельзя даже умереть… Так как же мне боль из сердца прогнать, любимый? Забери сейчас мое сердце, оно и так принадлежит тебе. Себе я ничего не оставила.
Ахмаду стало нестерпимо стыдно. Для него было очень мучительным пробуждение совести, ведь перед глазами, как в зеркале, отразилось все, что он сотворил в этот роковой день. И вот он неуклюже прижал к себе Нилиму, как трехлетний малыш ненаглядную игрушку. Пусть хоть кто попросит, ни за что не отдаст.
Звенящий голос муэдзина призывал к молитве. С блестящими от слез глазами они отстранились друг от друга, чтобы замереть на несколько покаянных мгновений.
20:30
+1
Поблизости от родительского дома стояла санитарная машина. Молодцы в спец форме шарили фонариками по окрестностям. Нилима крепче сжала его руку и, уткнувшись в плечо, попросила:
-Не отдавай меня им… сумасшедшие женщины грязно приставали ко мне, трогали везде… я это не люблю, мне не нравится.
-Идем, — решил Ахмад. Нилима на секунду замерла, но последовала за ним. Только пальчики заерзали по ладони Ахмада, что он и почувствовал.
-Что вы потеряли?- грозно спросил он у озабоченных сотрудников.
-Сумасшедшая сбежала, мы ее ищем, — с готовностью ответил один из них. И буквально впился взглядом в на­стороженную Нилиму. Но Ахмад, смерив его леденящим взором, более чем убедительно заявил:
-Никаких психов здесь нет. И ваше присутствие крайне неуместно. Всего хорошего!
Он повел Нилиму прямо к дому, ни разу не обернувшись.
Там его ждали. Извинившись перед Рошаном и проводив его, родители не желали пропустить возвращения не­путевого сыночка. Он явился, надменный и неприступный внешне, как и всегда.
-Я хочу, чтобы она жила в этом доме, -объявил Ахмад, вскинув голову и достаточно громко, чтобы услышали ро­дители, обозревающие его с верха лестницы.
-Жила в качестве кого?-грозно спросил Орхан, в душе все еще продолжая субъективно любоваться непреклон­ным нравом, отчаянной смелостью и яркой мужской гордостью, сияющей в прекрасных глазах Ахмада и во всем его облике.
-Как моя возлюбленная!
20:30
+1
Зубейда ахнула. Она уже готова была накричать, но Орхан упреждающим жестом остановил супругу. Потому что сын был уже на грани.
-Вот как… Сын впервые привязался к девушке. Мне это даже нравится. Может, и за ум возьмется? Будь по-твое­му, Ахмад. Но не обольщайся: в твоих комнатах она будет находиться как можно реже. Идите, разговор закон­чен.
Ахмад с довольной улыбкой увел Нилиму.
-Пусть, -завершил Орхан.-Чем бы дитя не тешилось. Чувствую, в этом случае не будем жалеть. Меньше, чем че­рез неделю, он сам ее прогонит и забудет. Хотя бы будет перед глазами.

Теперь Ахмаду пригодился наряд, купленный для очередной подружки, которую он бросил прежде, чем успел одарить. На руках он отнес Нилиму в пенную ванну. Розовые и голубые воздушно-мыльные пузырьки покрыли тело девушки, как сверкающее сказочное кружево. Его руки скользили по ее коже. Но Ахмад чувствовал в душе только нежность. Как к первому весеннему цветку.
Он сам одел ее, с легкостью справившись со всеми завязочками и пуговичками. Усадил на ковер и сам устроился рядом. Взбил потяжелевшие длинные волосы Нилимы, подсушивая их пушистым полотенцем.
А потом пришла мама. И сказала, что место девушки в комнате для гостей. Ахмад все же согласился.

Айна без церемоний запрыгнула к ней на постель и оценивающе приподняла подбородок Нилимы двумя пальца­ми, чтобы получше разглядеть ее лицо. Захра более скромно, но так же решительно, присела на край кровати.
-Ты очень любишь нашего брата?
Нилима молча кивнула.
-Как давно?
-Как только увидела, когда еще была маленькой.
Но тут госпожа Зубейда прогнала их спать: время было позднее. Она принесла Нилиме теплое молоко с минда­лем. Увидев стакан в ее руках, девушка, побелевшая от ужаса, прижалась к спинке кровати.
-Выпей!- Зубейда, не понимающая такой реакции на любезность, старалась выглядеть еще мягче.-Почему ты так боишься меня? Выпей молоко.
-Если выпью… в этот раз,- напряженно произнесла Нилима.-Я смогу еще увидеть принца Ахмада?
-Принца-нет,-улыбнулась Зубейда.-Но на моего сына Ахмада с утра еще успеешь налюбоваться.
Она почувствовала прилив невероятной нежности к этой девушке. Хотя всегда была уверена, что уж к снохе-то непременно будет ревновать любимого сыночка. Погладила ее золотистые волосы. Намного младше Ахмада. А сейчас и вовсе выглядит испугавшейся девочкой.
-Спокойной ночи, Нилима.
20:33
+1
Ахмад пришел к ней раньше, чем наступило утро. Постучал в окно. Нилима не спала и открыла ему. Но Ахмад не стал забираться в комнату, а позвал ее в сад.
Подхватив крепкими руками Нилиму за талию, он осторожно поставил ее на ухоженную траву, пестреющую цве­тами с тонким ароматом. Ничего не говоря, он повел ее дальше. А потом остановившись, сказал:
-Не бойся меня. Сейчас я не сделаю тебе ничего плохого. Если холодно-будь поближе!
Она охотно прижалась к его плечу.
-Нилима, я не всегда был сволочью. Дети не рождаются грешниками. А я уже много чего успел натворить. Про­сти меня, если сможешь.
-Если бы не любила, то прокляла.
-Кого ты полюбила? Такого подонка, как я?! И когда успела?
-Еще слово-и обижусь.
-Хорошо, уже молчу.
-Помнишь, господин, меня, совсем крошку, отдали взрослому мальчику на потребу. Никто вокруг не видел в этом плохого. Я была вещью. Но мой Ахмад так меня берег. Как неприкосновенную драгоценность. Он готов был убить любого, кто посмел бы прикоснуться ко мне против его воли. Не только в людях, но и в солнечных лучах, каплях дождя и ветре видел своих соперников. Я не хотела оставаться неодушевленным бриллиантом среди многих драгоценностей моего принца. Сейчас ты впервые смотришь на меня, как на равную себе, господин.
-Если равна мне, то назови Ахмадом. Или мое имя уже стало противным?
-Послушай,- она склонила его голову к своей груди.-В моем сердце всегда звучит это имя.
Глаза Нилимы влажно сверкали в свете луны. Невесомый ветер, играя, касался ветвей жасмина.
Ахмад притянул ее к себе за запястья. Чтобы сказать о том, что мучительно томило весь вечер.
-Послушай теперь ты. Если до конца не понимаешь. За то, что я сделал, ты вправе заявить в полицию. И я ока­жусь в тюрьме, скорее всего.
Нилима на секунду задумалась, прикоснулась к его лицу.
-Очень туда хочется?
-Нет. Не очень.
-Тогда ты не окажешься там по моему желанию. Тебя кто-то заставляет быть плохим?
-Никто. Не заставляет.
-Значит, постарайся быть хорошим. Так, любимый?
Ахмад проводил ее до комнаты.
-Нилима… чего тебе хочется больше всего? Я все готов сделать.
Она внимательно посмотрела в его глаза и просто ответила.
-У меня есть мечта. Может быть, теперь она исполнится. Рассказывать больше не смею, о господин, ты сам дога­даешься, если все осуществится.
20:42
+1
3.ТАЙНА

С утра Ахмад несказанно удивил всех домашних. Успел подняться еще до завтрака. Чисто выбритый, разодетый, трезвый и серьезный- он выглядел безупречно!
Вручив матери деньги, Ахмад предупредил, что все расходы Нилимы он будет оплачивать исключительно сам. Нельзя сказать, что прежде единственный сын являлся классическим бездельником. Талантливый и умелый программист, Ахмад предпочитал настолько свободный график работы, что профессию постепенно вытесняли пьянство и разгульные вечеринки.
Босс позвонил ему посреди ночи, наорал, пригрозил оборвать все уши, а потом рассмеялся и сообщил, что но­вая игра, придуманная Ахмадом, хорошо пошла, рынок ее принял.
Парень поначалу нахмурился: босс нарушил романтический настрой прогулки. Впрочем, он же решил оконча­тельно взяться за ум и зарабатывать еще больше. К тому же, Нилима такими восторженными глазкамим смотре­ла на мобильник и мило спросила:
-Что это? Игрушка?
В общем, Ахмад решил завтра же, то есть уже сегодня, купить ей такой же. Только более красивый.
Наверное, Рошану нужно было сообщить ему нечто важное или своими глазами убедиться, что рисковый друг жив после очередного суматошного дня. Или просто гарантировано застать Ахмада дома. Они с Нилимой были в саду, когда Рошан припарковал свой автомобиль. Высокий, в светлом костюме, стремительный и холеный, кра­савчик-киногерой смотрелся на фоне зелени не менее роскошно, чем на экране. Но что-то его беспокоило. Ро­шан даже не сразу заметил спутницу Ахмада.
Очередная подружка?
-Представь меня,- предложил Рошан с улыбкой.
-Нилима, это мой лучший друг, Рошан.
Девушка смущенно подняла зеленые глаза, такие же как у Рошана. Покраснела и изящно поклонилась гостю. Но сам Рошан смотрел на нее неприлично долго. Как мужчина. Ахмад, конечно, заметил и вспылил:
-Что происходит?!
Рошан в эту же секунду словно опомнился. И нахмурился.
-У меня для тебя две новости. Удели немного внимания. Извините нас.
Они прошли ближе к дому.
-Одна новость плохая, другая хорошая. С чего начать?
-С плохой, — мрачно предложил Ахмад.
-Друг… Эта девочка-дочь очень влиятельного человека, она пропала пару дней назад. Тобой заинтересуется по­лиция, хуже того-мафия. Тебя просто убьют, если ты не вернешь эту крошку домой в целости и сохранности.
-Они опоздали. Что мне делать?
-Я неплохо знаю ее отца, разреши мне перехватить его. Чтобы он не успел добраться до тебя. Попробую разру­лить ситуацию.
-Согласен… Если ты не ввязываешься в неприятности, иначе-нет. Рошан, мне так плохо. Нилима любит меня. Как бы я хотел начать все сначала!
-Так начни, пока не поздно.
-Уже поздно, друг. А хорошая новость?
-Твой босс хочет видеть тебя с утра и обещает, что будешь по уши в работе.
-» По уши в работе»?! Классно звучит! Только вот что… Пока я жив, никому не собираюсь отдавать Нилиму. Ни ее отцу, ни даже тебе.
-Объяснись.
-Мне не понравилось, как ты смотрел на нее.
-Извини, я ошибся. Но не будь слишком упрямым. Ситуация, правда, не из легких.
-Я не боюсь.
-Кто бы сомневался. Хорошо, у меня съемки вечером. До этого постараюсь сделать что-нибудь для тебя, идет?
-Хорошо, ты же мой друг.
20:43
+1
Мадам Зубейда беседовала с мужем.
-Эта девушка очень ухоженная. Она не из простой семьи. У Ахмада будут неприятности.
-Постараюсь его защитить. Не волнуйся, ничего с ним не случится. Нам лучше поскорее женить его.
-Ахмад будет сильно сопротивляться. Ты же знаешь.
-А зря! Что может быть плохого в послушной и привлекательной жене?
-Позволь ему выбрать самому.
-Никогда. На кого может пасть его выбор, когда Ахмад сам ведет себя, как взбесившийся от вседозволенности мальчишка? Я найду для него скромную и воспитанную девушку, конечно, прекрасной внешности, но из приличной семьи. Уже нашел.
-Они убьют друг друга,- чуть слышно произнесла Зубейда.
Ахмад такой капризный и вспыльчивый, у него мало жалости к тем, кто слабее его. Если девушка не такая, как он, то просто сломает ей жизнь и сам будет несчастным.
-Дорогая, все не так мрачно. У меня свои способы воздействия на нашего сына. В том числе-деньги.
-А любовь?

20:46
+1
4.ПРИНЦ

Захра увела Нилиму в свою комнату.
-Я знаю о тебе то, о чем не догадывается даже Ахмад… Это правда?
Нилима спокойно ответила:
-Да.
Захра очень проницательна, если так быстро догадалась о ее тайне. О беременности.
-Почему не говоришь Ахмаду?
Почему… Как ответить этой высокомерной девушке на сокровенный вопрос? Но Нилиму очень подкупало то, что Захра внешне была так похожа на брата.

… Ясный солнечный день. Нилиме сравнялось тринадцать лет. Подражая принцу в аккуратности, девушка считала все свои дни. Служанка Мехр, ее ровесница тщательно расчесывала золотистые волосы Нилимы и покрывала их поблескивающей пудрой для роскошного сияния. Они расположились у миниатюрного фонтанчика, почти скрытые от любопытных взоров цветущими розами разнообразных оттенков.
Этот взгляд Нилима почувствовала. Мулатка Зейтун, бронзовотелая, с сильными ногами и крутыми бедрами, была ее противоположностью. И не только внешне. Смуглая кожа, жесткие волосы, пронзительно- черные глаза Зейтун казались Нилиме воплощением необузданности и даже привлекательности. А ей Ахмад, заботясь о ее здоровье, запретил находиться на ярком солнце. Да и так Нилима была не в восторге от своей только слегка золотистой кожи: она казалась себе бледной среди ярких красавиц.
А еще Зейтун обожала змей, с восторгом говорила о кобрах, их грациозности. Которой и подражала в чувственном танце. Три вещи непреодолимо притягивали Нилиму к ней. Зейтун была неутомимой танцовщицей. Нилима могла бы похвалиться изящными движениями и абсолютной музыкальностью, но многочасовые упражнения не давались ей без принуждения. Мулатка, подобная черной пантере, могла смело обнажать в сладострастной улыбке белоснежные зубы и заявлять не таясь, что Ахмад-великолепный любовник. Такое было неслыханной дерзостью, грехом, обсуждать интимные подробности отношений с принцем. И, конечно, Зейтун завидовали. В такие мгновения Нилима ясно чувствовала слезы, жгущие глаза… Ей никогда так не повезет. День за днем Ахмад по-прежнему видел в ней только трогательную малышку. Которая что-то лопочет на своем тарабарском языке, семенит за принцем, ухватившись за полу его одежды. Трогает осторожным язычком кислое зеленое манго и смешно морщится всем личиком. Почему господин упрямо не видит, что она уже выросла?! Нилима очень хотела быть совершенной, чувственной и несравненной красавицей, чтобы навсегда привлечь внимание принца Ахмада. В этом была третья причина сблизиться с Зейтун, которая знала множество уловок по обольщению. Мало того, она подбивала скучающих девушек, лишенных общества господина, на совместные утехи. Это тоже было грехом и совершалось в большой тайне, когда евнухи были задобрены подкупом. И все-таки Нилима решилась. Сможет ли она потом расплатиться с Зейтун за важные услуги? Принц никогда не давал ей деньги в руки.
Нужно спешить. Зейтун подала ей тайный знак. Пришло время научиться такому, что непременно понравится господину.
Нилима увернулась от заботливых рук Мехр и приказала ей помалкивать. А сама быстро стряхнула с своего бирюзового шальвар-камиз золотые блестки и отправилась в условленное место.
20:48
+1
В комнате было прохладно. Зейтун полулежала на белом ковре, чувственно изогнувшись всем телом. Там же были незнакомые Нилиме женщины, их тела и лица были почти полностью закрыты одеждами.
Зейтун ласково пригласила ее сесть рядом с собой. Нилима присела на краешек ковра, притянув колени к груди. Мулатка сама подобралась ближе к ней, ленивым кошачьим движением. Томно вдохнула аромат духов Нилимы, одним лишь дыханием обжигая ее шею. Потом ласково обняла и несильно опрокинула спиной к себе на колени. Женщины негромко переговаривались на незнакомом языке.
-Ты готова?- полушепотом спросила Зейтун, склонившись над ней. Нилима согласно кивнула. Вдруг ей резко задрали рубашку, чьи-то руки грубо сжали бедра. Нилима хотела инстинктивно вывернуться. Но хитрая Зейтун схватила ее запястья и в то же время держала коленями.
-Я хочу уйти, отпустите… я хочу уйти.
-Не сейчас, дорогуша, а как же маленький сюрприз для господина? Быстрей! Чего вы медлите, несчастные?

Нилима видела свои голые дрожащие бедра и бритву в чьей-то безжалостно занесенной руке…
Нет, только не это. Она сама слышала, как принц говорил, что никогда больше не пригласит в свою постель обрезанную девушку, равно как не примет этого жестокого обычая, который многие считают актом целомудрия, а жертвы изначально обречены на унизительные мучения до конца жизни. Им не суждено чувствовать себя женщиной. Заговорщицы решили даже не убить ее, а так изуродовать, вычеркнуть из интереса принца.
-Ахма-ад! Ахма-ад!- Нилима все отчаяние вложила в крик, который достал бы до конца вселенной. Но у нее не было надежды, что принц услышит и спасет своего безрассудного найденыша. В это утро Ахмад был слишком далеко от дворца.
Никто не понял, как в гареме внезапно появился сам принц!.. Полуодетый, с влажными кудрями, он одним движением подхватил на руки стонущую девочку. Рабыни пытались умолить его о снисхождении, но Ахмад в гневе отшвырнул их от себя. Прямо в жесткие объятья охраны под командованием Карима. Провинившиеся евнухи были уже наказаны.
Девушка не могла дышать, только судорожно всхлипывала. Подоспевший лекарь помог мало, Нилима никого не узнавала и начала отбиваться в истерике от любых прикосновений. Ахмад жестом приказал врачевателю удалиться.
20:49
+1
Чего ради он берег эту невольницу, принадлежащую ему по праву, если смог допустить, чтобы низкие рабыни потешались над ней?! Принц смирил свою гордость и гнев, сейчас нельзя предаваться пустым идеям и медлить, только действовать и решать, еще быстрее, чем когда он в несколько мгновений покинул прохладный бассейн, не успев освежиться после утренней поездки.
Ахмад сжал плечи Нилимы крепким объятием. Несколько секунд она еще трепетала, как пойманная птичка, а потом настороженно остановила изумрудные глаза, словно ища подсказку в его взгляде.
-Нилима, ты только моя. И все твои желания будут исполнены, обещаю.
Ахмад приник к ее губам, ласково побуждая раскрыться ему навстречу. Нилима извивалась, стесняясь своей жадной чувственности и одновременно ощущая растущую слабость, которая огненным облаком кружит ее тело. Она растерялась, потому что Ахмад никогда еще не целовал ее так. И господин хорошо видит, что с ней твориться! Он улыбается, снова дразня ее прикосновениями. В это время Нилима забыла обо всех уроках придворной вежливости( сокращено)
20:52
+1
Раннее утро.В саду поет соловей. Ахмад забылся коротким сном. Нилима осторожно уби­рает его руку со своего живота.
Дрожащими пальцами натягивает на себя шальвары и рубашку. Выходит на открытую га­лерею… И улыбается рождающимся лучам. Такая счастливая!
И вдруг ее взгляд останавливается. Там, вдоль стены, идет Карим и тащит за длинные
волосы отрезанную голову Зейтун.
Нилима содрогнулась от ужаса. Что она наделала?!
Требовательным поцелуем Ахмад вернул ее к действительности.(сокращено)
-Господин, мне стыдно,-призналась Нилима.
Ахмад нежно поцеловал ее в губы и деликатно ушел.
В комнату тут же впорхнула Мехр. Без всякого перехода она ловко стала протирать тело Нилимы ароматными салфетками, смоченными, вероятно, снадобьем под руководством доктора. От этого состава кожу Нилимы покалывало прохладными иголочками и ей страшно захотелось спать. Мехр, сдерживая смех, зашептала, что султан предоставил принцу несколько дней на отдых и развлечения. Поэтому господин может вернуться в любую мину­ту.
Нилима не хотела даже отвечать на эти дерзости. Похоже, ее губы по-настоящему распухли от поцелуев Ахмада, она это чувствует. Но если Мехр отпустит по этому поводу очередную шутку, она с ней подерется.
Не угадала. Мехр горделиво постучала пальчиком по ожерелью на своей шейке. Ахмад по­дарил?
Нилима фыркнула и отвернулась. У нее самой столько украшений, что видела их пользу ис­ключительно в том, что Ахмад, играя, надевал на нее все подряд. Как в детстве. По три колечка на каждый пальчик, а звенящие ожерелья оборачивал вокруг ее стройных лодыжек, как браслеты танцовщицы. И даже султан не раз прежде снимал дорогой перстень со своей руки и передавал сыну, чтобы надел на пухлый пальчик крохе. Которая шествует, как важный цыпленок, а потом вдруг падает под тяжестью своих золоченых скорлупок в заботливо подставленные руки юного принца Ахмада.
Она хмурит мордашку и недовольно пищит, а он, смеясь, подбрасывает малышку и снова ловит уже счастливую от восторга высоты.
20:53
+1
-Нилима, почему ты не говоришь ему? Ты можешь потерять Ахмада, проснись!-напомнила Захра.
-Он уже исполнил мою мечту. Кажется, да.
-Но родители вот-вот женят его на другой.
-Может быть. Ахмад выберет не меня. Но в моей жизни кроме него никого не будет.
-Нилима… а вы…
-Нет… больше нет.
-Я помогу тебе. Хочешь, поговорю с мамой? Прямо сейчас. Она все-все сделает ради Ахма­да!
20:57
+1
(сокращено)Султан Орхан расположился, наслаждаясь послеобеденным отдыхом, у окна, в своей спальне.
И тут Орхан вспомнил, что как-то давно уже не видел маленькую Нилиму. Которую подарил своему сыну-принцу. Как первую женщину в его гарем. Интересно, какой она стала? Все такой же постреленок или успела превратиться в стыдливую девочку? А может, уже выросла в знойную красотку(сокращено)
Султан расхохотался. Когда он десять лет назад принес и вытряхнул Нилиму из корзинки, как щенка, прямо под ноги сыну… Эта кроха очень быстро вцепилась Ахмаду в рубашку, заставляя наклониться к себе. В следующее мгновение, оказавшись у парня на руках, она метко поцеловала его прямо в губы!
У маленькой Нилимы были изумрудные глаза и ротик, напоминающий спелую вишенку.(сокращено)
Султанша Зубейда должна быть в курсе последних новостей из жизни их сына.

Жена даже не потрудилась шевельнуться, чтобы приветливо встретить своего господина. Зубейда томно полулежала на роскошном диванчике. Как всегда холодная и ослепитель­ная.
Ну и ладно! Султан сам милостиво присел у нее в ногах. Его вопрос, похоже, застал Зубей­ду врасплох. Да она и думать забыла про Нилиму! Разумеется, Ахмад вовсю развлекается с девушками. Она знает это точно. В его возрасте это нормально. Хотя… Ахмад переменился, он чаще улыбается.
Султан недопонимал. Ну и что, если парню весело?
Зубейда посмотрела на него, как на умалишенного.
-Султан, это значит, что у принца не просто новая женщина. Ахмад влюбился по-настоящему. Похоже на то.
Султанше самой захотелось побыстрее разузнать события и она кликнула личную при­служницу, настоящую стерву и проныру.
-Ты знаешь, с кем сейчас спит принц Ахмад?
-Нилима.-кратко и уверенно ответила служанка.
Султанша очень удивилась, а Орхан нахмурился.
21:00
+1
(сокращено) Распорядительница гарема, прошедшая выучку при султане, придирчиво осмотрела Нили­му.
Хороша, очень хороша. Но время безнадежно упущено, никто не позаботился отдать малышку на воспитание опытной женщине, чтобы та сделала из неумехи совершенную рабыню для наслаждений. Няньки ее были недалекими и простоватыми. А принц девочку излишне баловал, обращаясь как с «отмеченной», без всяких заслуг с ее стороны!
-Называй меня«госпожа Зухра».
Нилима почтительно поклонилась. Но, к ее недоумению, роскошное имя не очень подходило некрасивой даме. Зухра-блеск, красота. Может быть, эта дама призвана определять, доста­точно ли хороша девушка из гарема, чтобы привлечь господина?
Зухра-распорядительница, старшая банщица и другие опытные женщины снова тщатель­ным образом изучили каждый дюйм кожи Нилимы на предмет всевозможных изъянов.. Как если бы девушка была преступницей, так искали на ней следы ее греха. Нилиме делали эпиляцию специальной пастой. Наверное, это было так необходимо при ее безупречно ухоженной с детства коже. Ее мыли в несколько вод, попеременно втирая жидкое розовое мыло, крем для нежности и снадобье для особого сияния кожи. Длинные волосы тоже помыли, просушили шелковыми платками, побрызгали духами с дурманящим запахом розы и тщательно расчесали. Кроме того, еще раз оглядели каждый ее ноготок, отполировали, подкрасили заново. И не забыли тщательно подстричь. Чтобы она даже случайно не посмела поранить своего господина!
Именно для принца сейчас ее готовили. Как положено по гаремным традициям.
Нилима грустно размышляла: какой грех совершили они с Ахмадом, если сделали все не по правилам, а по велению сердца? Если слушались не этих женщин, а руководствовались своими чувствами.
21:02
+1
Она помнила каждое мгновение их первой ночи и все ласковые слова Ахмада, сказанные только ради нее.Впервые она поверила, что существуют только одни оковы-узы любви, свобода перестанет быть только мечтой, а счастье превратится в бесконечное!
-Проснись,-кто-то грубо затряс ее за плечо.
Над Нилимой склонился черный евнух. Лицо его было на редкость безобразным. Стражи и должны
внушать гаремным пленницам отвращение.
-Быстро, поднимайся!
Нилима встала. Утомленная ухаживающими процедурами и разгоряченная мечтами об Ахмаде, полностью об­наженная, она стояла перед евнухом. И тот Нилиму уже ненавидел. Потому что она юная женщина, а он даже не мужчина?
Девушку быстро одели в свободное бирюзовое платье. Евнух придирчиво оглядел. Он поведет ее
к принцу.
Длинный коридор. Евнух идет впереди, Нилиме предписано поспевать за ним. Склонить голову и скромно семенить ножками. Как овце, обреченной на заклание. Но подумав, что не какой-то там принц, а собственно Ахмад ее ожидает в особой спальне, она радостно стала прыгать на одной ножке, стараясь
попасть точно в цветные квадраты мозаичного пола.
Евнух сердито обернулся. Впервые такая негодница в его ведении.
Нилима замерла.
В комнату ее почти втолкнули.
21:04
+1
Да, на постели сидел Ахмад! Ее ожидания не обмануты. Принц был в белых шальварах, обнажен по пояс…и перелистывал какую-то книгу. Может, он тоже не в восторге от этого театрального представления?
Евнух решительно раздел Нилиму, забрав ее платье. Она успела ударить этого типа локтем в живот и швырнуть в уходящего подушкой.
Ахмад поднял глаза.
-Этот несчастный тебя чем-то обидел, Нилима?
-Ненавижу…Кто дал этому отвратительному уроду нежное имя Нарцисс, какой сумасшедший сделал это?
Принц встал, подошел и слегка притянул Нилиму за талию.
-Этот сумасшедший-я,-напомнил принц события.-Евнух прислуживает среди женщин, и его имя должно на­поминать о чистоте и нежности. Хотя бы их собственной.
-О…-застыдилась Нилима. Она ведь мимоходом обидела принца!-Очень милое имечко, ему так это подхо­дит.
Ахмад улыбнулся. Она чересчур нервничает.
-Роза?-глубоко вдохнул он.
-Меня никто не спросил,-смутилась Нилима. Сейчас она даже пытается отвернуться.
-Конфетки!
Никто бы ее не удержал.
-Не больше двух, Нилима,-предупредил принц. Эта девчонка отчаянно отправила в рот целую горсть и тяну­лась еще!
-Осторожнее, жадина. Они особенные.
Ахмад мягко оттягивает ее от лакомства. Но тут Нилима замечает резное окошечко на двери.
-Это чудовище будет смотреть на нас???
-Да. На случай, если ты решишь убить своего господина. Не волнуйся, Нилима, я велел ему не смотреть. Ты еще хочешь мне что-то сказать?
-Да, хочу. Какая это книга?
-Красавица, ты помнишь зачем ты здесь?
Она мучительно подняла глаза и объяснила:
-Ахмад, мне никто не сказал, что я должна делать…Мне следует вернуться и спросить? Я не знаю, что мне делать…
-Чего ты испугалась, маленькая гурия? Меня? Или того евнуха? А может своих чувств? Боишься разочаровать принца? Но перед тобой только я, твой Ахмад.Что случилось?
Нилима несмело обняла его. Да, это не какой-то принц. Это Ахмад.
21:08
+1
Султанша наблюдала за праздником с отдаленного возвышения, сквозь прозрачные занавеси. Она прилич­ная женщина, уважаемая мать взрослого сына. Слегка отведав сладостей, Зубейда отправилась в опочиваль­ню. Сейчас начнутся сугубо мужские развлечения. Знающие люди подсказали султану нечто новенькое. Спе­циально натренированные гибкие девушки-змеи. Трое красавиц небывалой грациозности. Принцу должно понравиться. Пора уже заканчивать с печалью на хорошенькой мордашке. Принц в золотисто-белых одеждах сидит в высоком кресле, совсем рядом. И как будто празднует не день рождения, а прощание со своей моло­достью. Султан снисходительно похлопал его по колену.
-Ахмад?
Принц послушно делает улыбку на своем прекрасном лице. Но Орхан уже доволен и этим.
Девушки под музыку извивались всем телом, изящно выгибались в талии. Так что ноги касались затылка. Или же поднимались вверх и почти сплетались с руками, пока девушка балансировала на животе. Орхан радовал­ся, как дитя. Но принц заинтересо­вался мало, хотя «змейки» выглядели весьма соблазнительно.
Настал черед танцовщиц.
В разноцветных струящихся одеждах, девушки смотрелись как яркий цветник, с которым играет легкий вете­рок. Манящий ритм, переливы музыки, отточенные движения и весь блеск юности…
Орхан скосил глаза: кто эта милашка в ярко-розовом? Легкая юбочка взлетает над стройными ножками, но лицо надежно укрыто вуалью. Ахмад радостно улыбается и идет прямо к девушкам. Сам поднимает розовую вуаль с златокудрой красавицы. И нежно целует в приоткрытые губы. Ее ножка, в браслете-цепочке скользит по белому сапогу принца. Султан залюбовался. Это и есть Нилима? Золотистые локоны, сияющее личико, стройный стан, изящные ножки. Орхан приготовил ей подарок. Он подозвал принца.
-Пусть наденут на ножки Нилиме.
21:09
+1
Маллика быстро поняла взгляд принца. Села на пол и поочередно поставив ноги Нилимы на свои колени, на­дела ей браслеты. Широкие золотые браслеты, с искусно вделанными драгоценными камнями. Маллика за­думалась: эти побрякушки сильно напоминают рабские кандалы. Хозяин обозначает свои права? Она смело посмотрела на султана и все-таки разглядела тайную мысль. Похожее ей уже приходилось видеть.
Султан довольно улыбался. Он позволил себе еще полюбоваться на танец Нилимы. Малышка, определенно, подросла, нужно посмотреть на нее как-нибудь поближе.
Пришло время подарков. Кроме всяческих дорогих вещичек и того, что просто не поместилось в зале, хитро­умный султан подарил своему наследнику юную «породистую» девственницу.
Нилима почувствовала себя так, словно кто-то сильно ударил ее по затылку, а потом зажал в кулаке само сердце. Черные евнухи подвели к трону закутанную в покрывала девушку. Султан стал настойчиво убеждать сына. Ахмад принужденно подходит к молодой пленнице, чтобы по праву хозяина открыть ее лицо. Нилима не знала, что сейчас видит принц. Должно быть, девушка очень-очень красива.
Маллика тихо обняла за талию. Очень вовремя. Иначе Нилима просто упала.
-Пойдем.
Они обе уже знали без слов, какая ночь ждет Ахмада благодаря заботе султана
21:10
+1
Нилима хотела побыть одна. Противоречивые мысли вызвали настоящую бурю в ее душе. Но девушка упря­мо запретила себе плакать. Она без всякого смысла делала шаги по крыше бани, когда увидела принца. Как он нашел ее, каким предчувствием?
Они поспешно обняли друг друга. И долго молчали.
-Как бы я хотел принадлежать только тебе, моя Нилима.
-Ахмад, ты –принц. У которого есть не только желания, но и обязанности. Я все понимаю,-поспешила она успокоить его печаль. Как же трудно выглядеть веселой, если на сердце так больно…
Принц бережно снял цветок жасмина из ее прически.
-Я возьму с собой твой аромат.
-Сейчас ее купают в бане, мне нужно спешить…
Ахмад целует ее податливые нежные губы и уходит первым. Не оглядываясь. Нилиме надлежит принять уча­стие в церемонном ритуале.

Сейчас она увидит свою соперницу. Нилима глубоко вдохнула. Среди клубящегося ароматного пара в несколько рук обнажали девушку. Длинные, черные и блестящие, волосы. Фарфорово-белая кожа. Велико­лепная фигура. Красавица отбивалась от прикосновений.
Нилима приблизилась и раздельно произнесла:
-Тебе лучше смириться. Для них это всего лишь работа.
Не так давно все это проделывалось с ней, с той же тщательностью. Только Нилима-согрешившая преступни­ца, а эта девушка, к радости многих, чиста и непорочна.
Холодные синие глаза посмотрели с презрением. Но она удивилась.
-Аличе? Это ты…
21:12
+1
Нилима ничего не ответила. Она слышала разговор в бане. Эта дева- дочь благородных родителей из замор­ской страны. И будет настоящей жемчужиной в гареме. Поэтому проводить ее к ложу принца следует с соот­ветствующими почестями. Это приказ самого султана. Нилима знала, что Ахмад не может оказать открытое сопротивление своему правителю. Он так же несвободен. Как и она. Может только слегка закапризничать, как сын, но рабыня Нилима должна смиряться во всем.
Принц не был женат. Поэтому сейчас Нилима, как снискавшая особое расположение, должна проводить к его ложу эту девушку. Наставить ее добрыми словами. И преподнести своему господину. Сопровождать красавиц будут два черных евнуха, один из которых-известный Нарцисс.
На некоторое время Нилиме и новенькой предстояло остаться одним. Что она могла ей сказать…
-Ты не должна бояться принца. Он очень-очень хороший, — без всякой хитрости пожелала Нилима. Но в ответ получила холодный взгляд и отборное ругательство на другом языке. Нилима рассмеялась, откуда чужезем­ке знать, что и она прекрасно понимает итальянский. Ахмад говорил, что в детстве она разговаривала только на этом языке. А потом и вовсе замолчала, приноравливаясь к местному наречию. Он сам решил время от времени общаться с ней на итальянском. Чтобы Нилима не забыла, по-видимому, родной для себя язык.
-Господин хорошо знает твое наречие, чужеземка. Вы можете пообщаться, понимая друг друга.
-Презираю тебя! – воскликнула черноволосая девушка.- Если ты и вправду Аличе, с которой мы вместе игра­ли золотыми погремушками и ели с золотой посуды…То лучше бы тебе быть мертвой, чем жить в таком уни­жении.
-Что ты знаешь о моем прошлом?
-У меня нет особой нужды дальше разговаривать. Можешь убираться обратно в этот пестрый курятник, коль скоро меня ожидает сам принц.
-Хорошо, я ухожу.
21:14
+1
Нилима вернулась на свою любимую крышу. У нее даже плакать не было сил. Эта гордячка мимоходом вы­терла о нее ноги. Почему? За что? Но дело было даже не в этом. Любимый, ненаглядный Ахмад сейчас на­едине с ее соперницей. Может быть, он любуется ее телом, или целует, или… Нилима упрямо сжала губы.

Принц посмотрел на девушку.
-Ненавижу, презираю тебя,- снова повторила она.
-Почему?-спокойно спросил он.
-Ты принуждаешь женщин развлекать тебя в постели.
Ахмад понимал, что в этом есть некоторая доля правды. Если наложница откажет своему господину, то лишь опозорит саму себя. Ее сочтут дерзкой, сумасшедшей…Но такого не было на его памяти, он еще не получал отказа. Тем более, как принц.
-Разве монарх в вашей стране не имеет фавориток, которые делят с ним ложе? Помимо законной супруги.
-Не смей сравнивать себя с нашим просвещенным правителем ты… грязный варвар!
-Дорогая Сафия…Законы моей страны позволяют мужчине иметь до четырех законных жен и столько налож­ниц, сколько он в силах прокормить. Что выдает во мне варвара? Тем более…грязного?
-Все, абсолютно все! Сафия, что еще за имя?! Никогда не приму его!
-Нет смысла. «Сафия»означает чистая, если ты так уж привержена чистоте. Ну хорошо. Что ты знаешь об от­ношениях мужчины и женщины?
-Я образованна. И знаю достаточно!
-Девушка, я-принц. Наследник султана, правителя этой страны. Даже по вашим просвещенным законам, осо­бенно светским, связь со мной не является зазорной даже для такой аристократки. Но я не вынуждаю женщин силой. Позволь один невинный поцелуй. И на этом распрощаемся. Я возьму на себя ответственность сказать, что ты полностью удовлетворила своего повелителя.
Сафия нахмурилась. Он и вправду после этого оставит ее в покое? Принц отменно красив. Но она не такими представляла свои отношения с мужчиной. Впрочем, лучше согласиться.
-Можно, я сниму рубашку?-мило поинтересовался Ахмад. Она не возражала. И теперь смотрела с интересом на холеное тело восточного принца. Сильные руки, крепкие плечи, широкая грудь без густой поросли, плоский живот с рельефными мышцами.
Ахмад взял ее лицо в ладони.
Красива. Возможно, умна. Упрямая и дерзкая, словно его Нилима Но напрочь отсутствуют ее доброта и неж­ность. Как холодны ее губы! Ахмад то слегка прижимает их ртом, то отпускает, согревая дыханием. Долгий по­целуй. Сафия соединяет руки на его спине.
21:16
+1
Нилима не сомкнула глаз. Принц вернулся к ней еще до рассвета. Сначала она искренне обрадовалась, и не помня обид, бросилась навстречу, спрятала лицо на его груди. Но когда посмотрела в его глаза… Ахмад слов­но не видит и не чувствует ее. Нилима поспешно целует его руки:
-Ахмад…Ахмад…Ахмад…
Что произошло?
-Господин, пойдем в баню,-самым сладким и нежным голоском предложила Нилима. И переплела свои паль­цы с его. Она сейчас непременно смоет следы другой женщины.

Ахмад слабо реагировал на все. Нилима смело стянула его рубашку. Она намыливала, растирала, ополаски­вала послушное тело. Принц иногда только менял положение, чтобы ей было удобно. Но их глаза не встреча­лись.
Нилима чувствовала, что у нее ничего не получается. Принц словно полуживой. Может, господин заболел? Ох, только не это. Что же ей делать? Нилима села поодаль, свободно вытянула ножки. Платье ее намокло. Негромко стала напевать глупую детскую песенку о прожорливом человечке. И играть пуговками на лифе свое­го платья, то застегивать, то расстегивать до конца.
Ахмад перевел взгляд. Ее изящный профиль в сиянии света, поминутно обнажающаяся грудь, стройные глад­кие ножки. Неслышным охотником он подобрался сзади. Маленькая гурия теперь сидела между его ног, при­жатая спиной к его груди.
Она смело отвела руки принца.
-Господин не будет играть с моими пуговками! Пока не скажет, что с ним происходит.
Мог ли он посвятить Нилиму в эти подробности?
-… Я не хотел ее. Мое сердце не желало ее. Но тело словно взбунтовалось. Я вторгался в ее сопротивляющую­ся плоть, она просила еще и еще, Я ненавидел сам себя… Ее повсюду надушили ароматом жасмина,-сокру­шенно признался Ахмад.
-Я это сделала.
-Ты, Нилима? Ты сделала это нарочно?
-Да, я это сделала намеренно.
Она сильно облегчила ему задачу. Спасла положение Сафии. Но в ущерб себе. Она плакала, она не спала этой ночью, Ахмад все подробности читал на ее лице. Как понимать ее поступок, зачем его нежный цветочек идет на такие жертвы?
-Знаешь, что с тобой за это будет?- принц разозлился. Но Нилима чувствовала, что он улыбается.
-Господин привяжет меня к столбу?
-Было бы неплохо. (сокращено)
21:21
+1
Эта девчонка разбила надежды слишком многих! Банщица Факрия так долго и старательно готовила свою воспитанницу Ховур, чтобы та заслужила внимание принца Ахмада, и в перспективе еще большую власть для своей покровительницы. И все напрасно! Ахмад даже не смотрит на Ховур, а разве она хуже этой зеленогла­зой колдуньи, подло укравшей у всех принца…Теперь, чтобы выжить, нужно идти к ней не поклон?
Факрия опомнилась и сменила выражение лица: в баню вошел Ахмад в сопровождении роскошных красавиц.
-Нилима, что это у тебя в руках?-удивился принц. Красотки, поддержав его игривый тон дружненько захихика­ли.
Вдвойне радостно, если соперница попадает в неловкую ситуацию…
Нилима вспыхнула и спрятала руки за спину.
Ахмад медленно подошел. Еще раз посмотрел недоуменно на ее игрушку. И сказал, чтобы слышала только она одна:
-Нилима, жди меня в своей спальне. Я скоро приду.
Она убежала, сопровождаемая смехом.
Принц остановил девушек, хотящих раздеть его.И негромко сказал на ушко Маллике:
-Узнай у банщицы, кто велел дать Нилиме эту игрушку.
Девушка быстро вернулась.
-Султан приказал.
Принц, ласково погладив ее по щечке, предложил красавицам продолжать без него. Чем несказанно всех расстроил.
Ахмада охватили совсем не добрые чувства…Отец и его рано приучил ко взрослым радостям, а потом на потеху подарил ему крохотную Нилиму.
Султан предвкушал, что жертва не доживет до следующего утра. Но эта маленькая ведьма как-то очаровала принца. И он послушно делал с ней куличики из песка и мастерил кораблики! Девчушка мог­ла по сорок раз на дню свалиться в фонтан, гонять принца по всему дворцу, ломать и разбивать все подряд. Она даже смела проникнуть в покои султанши и вытряхнуть на себя ее дорогущую косметику. При попытках наказания Нилима пищала так громко и пронзительно, что султанша просто требовала унести это чудовище подальше.
Кроха умоляюще чмокала своих обвинителей, куда только могла дотянуться. И испуганно хлопая глазенками, искала защиты у принца.
Султан ошеломленно наблюдал, что сынок вернулся в детство. Отмахивается устало от трепетных краса­виц, желающих насладиться с ним, И только ради того, чтобы Нилима ползала по нему, как по ковру. Та без зазрения совести оккупировала все внимание принца, прекрасно осознавала свой успех, и порой султан читал в этих изумрудных глазах вызов: я, только я, стану любовью Ахмада!
21:24
+1
ДЭВАДАСИ

«Принц очень недоволен»-призналась Зухра-распорядительница Старшей банщице. Следует быть очень осторожными. Они не на верном пути, если принимали гордячку Сафию за возможную фаворитку. Принц души не чает в наивной Нилиме. По желанию этой девочки Ахмад может всех их стереть с лица земли…
Банщица прекрасно знала, к чему клонит Зухра, взяв Нилиму под свой контроль.(сокращено)

В баню пришла красавица Маллика. К которой принц также имел склонность. Девушка была очень умна и гра­циозна. Никто впрочем не догадывался, что наедине с Ахмадом она умудрялась играть с ним в шахматы и ве­сти возвышенные разговоры о поэзии, состязаясь в искусcтве изящной словесности. Маллика была интерес­на и Нилиме своей необычностью. Чувственная и утонченная, она, в отличие от памятной Зейтун, была проще в общении. Но не как Нилима, у которой душа нараспашку. В Маллике чувствовалась некоторая от­страненность, избранность. Тем более она отличалась от других гаремных пленниц, чьи интересы составля­ли еда, красивая одежда, украшения.
На животе Маллики, пониже пупка, изображение раковины. Наверное, Нилима задержала взгляд дольше обычного. Так что Маллика улыбнулась ей. Отстранившись от Ховур, одев легкий халатик из рук Мехр, Нили­ма несмело подошла к Маллике. Не помешает она ей своим присутствием?
Индианка рассмеялась. Принцу есть от чего сходить с ума: эта соблазнительная девочка сама скромность!
-Ты вполне можешь посмотреть на меня вблизи, Нилима. Пожалуйста.
-Этот рисунок…для чего он?
-Я дэвадаси.
-Дэвадаси…девушка, которая танцует для бога?
-Не только. Дэвадаси становится его женой. Моя мама была дэвадаси. А отец очень знатным человеком. И поэтому она не хотела, чтобы я тоже стала дэвадаси. Быть простой девушкой, чтобы жить с любимым…Она считала, так будет лучше для меня.
С ранних лет, подражая, я училась танцу, пению, музыке. Пуджари говорил, что я делаю значительные успе­хи. И в какой-то момент пришло откровение. Моя жизнь здесь, в этом храме. До сих пор меня никто не взял замуж.
Я танцевала в канун праздника, когда прибыл большой человек, тхакур-сахиб. В деревне его считали чуть ли не божеством. Благодаря его деньгам удавалось поддерживать храм в надлежащем состоянии. По наивности я полагала, что олицетворения божеств на редкость благообразны. Но «сиятельный тхакур» был мерзок со всех сторон, гадок, словно опустившийся человек без касты. Я видела его мысли в бегающем взгляде, в каж­дом движении.
21:25
+1
Тхакур явился для важного разговора. Времена изменились, говорил он. Чтобы прибавить храму славы и ве­личия(вернее увеличить пожертвования паломников и влиятельных особ) все должны усердно стараться. А дэвадаси-стать более ласковыми. И дарить свой высший экстаз не только статуе божества.
Я не могла считаться дэвадаси, пока не прошла ритуальный свадебный обряд. Пуджари почему-то отложил эти приготовления. И я не знаю, куда исчезли одна за другой девушки, жившие при храме. Перебирая тревож­ные мысли, вечером я спустилась к пруду для омовения.
Тхакур схватил меня сзади. Но мне удалось вырваться и отбежать.
Два всадника приближались. В какую сторону мне деться?
-Карим, придержи этого умника.
Под властью приятного голоса я остановилась и подняла глаза.
Это был принц Ахмад.
А тхакура оттеснил от меня другой всадник. Сахиб продолжал нагло утверждать, что я-его собственность. Принц усадил меня впереди себя. Мы направились к храму. Пуджари сам вышел навстречу.Он пританцовы­вал в экстазе.
-Кришна…Кришна…
В руках гирлянда. Как только принц подошел и почтительно поклонился, пуджари украсил его цветами. И сам упал на колени, повторяя:
-Кришна…Кришна…
Принц признался, что уважает другую религию, но сам ходит в мечеть, Он мусульманин.
Тхакур возвысил голос. Он орал, что даже сто раз богатый мусульманин не смеет принять на себя образ бо­жества. Пуджари его не слушал, Тем же вечером состоялся обряд моего венчания с божеством. Но ушла я с Кришной, который сам явился за мной. Он прекрасен так, что в нем нетрудно увидеть бога. А с тхакуром гово­рил на единственно понятном тому языке очень больших денег. Ахмад попросил пуджари не ставить мне клеймо дэвадаси. Этот рисунок я делаю хной.
-Маллика…почему ты добра ко мне, ты любишь Ахмада?
-Как много трудных вопросов. Дорогая, конечно, я могу постараться и стать его Рукмини. Но прекрасно знаю насколько Кришна любит свою Радху…
21:32
Я обязательно все прочту позже и напишу.Сейчас не могу.
11:25
Читаю с интересом.Написано хорошо.Хотелось бы узнать немногоо жизни «итальянок» до того, как они попали в гарем.Но, возможно, это и будет дальше.Лайк ставлю искренне, причем только после того, как прочитаю отрывок.
Понравилась история индийской девушки и то, как она «развлекалась» в гареме с принцем(ситали стихи и играли в шахматы:)Умная девушка:)
11:37
В какой-то момент, я поняла, что герой в прошлом по сути остался одиноким и несчастным на всю жизнь поэтому попыталась «исправить» чудесным возвращением.Подробностей там немного.Только то, что вспоминает Нилима, о своей жизни до гарема.( Потому что для этого нужно хорошо знать историю того времени)Исключительно поэтому, действие в в неконкретной стране, пусть приблизительно похожей на Турцию.Сюжет со взглядов младшего брата и его наложницы
21:33
+1
Слухи в гареме расходятся быстро: еще одно развлечение для праздных женщин. Вот и до султанши Зубей­ды верные соглядатаи в мгновение ока донесли о новом интересе принца. Снова Нилима! (сокращено)

Нилима поняла, что хорошего не ждать: Зубейда послала за ней.(сокращено)
Зубейда была величава и ослепительно прекрасна, как всегда. Встретила Нилиму достаточно ласково, за руку провела в свои покои. В комнате уже был личный врач султанши, Хаким, еще молодой мужчина, лет со­рока, самой благообразной наружности.
К счастью, осмотр быстро закончился.
-Можешь идти,- холодно распорядилась султанша. Вердикт доктора Нилиме не был объявлен. Поэтому от дурных предчувствий ей стало нехорошо и очень обидно.
-Что скажешь, Хаким?
Похоже, что Зубейда сама слишком нервничала.
-По-моему, она всего лишь очень юная, чтобы стать матерью. Давно я не видел такой прелестной и чистой девушки. Ее свежесть хочется сравнить с цветком. Позвольте мне узнать, почему, госпожа, Вы так ненавиди­те Нилиму?
-Мой дорогой Хаким…Я не хочу, чтобы какая-нибудь безродная зачала от моего сына. Но не все в моих си­лах. Пара лет, и эта малышка поколеблет мою власть. Ахмад и так больше предан ей, чем своей матери…Эликсир, Хаким, тот, что я заказала…Потребуется теперь и в большом количестве. А другое снадобье, для моего сына, уже готово?
-Да, госпожа. После этого принц сильно захочет спать.
-Очень хорошо. Ахмаду нужно восстанавливать силы. Хаким, а сделал ли ты новый состав?
-Да, госпожа. Но у меня большие сомнения. Последствия могут быть разрушительными. И девушка, выбран­ная Вами. Мне пришлось дать ей наркотик, она была очень агрессивна.
-Горянка. Настоящая дикарка, как все они. Но это даже лучше для моей затеи. О, Хаким, их девушки даже во­лос с тела не сводят, куда уж до культурных манер?!
Зубейда рассмеялась, приняв беззаботный вид.

21:34
+1
Нилима сидела у своего любимого фонтанчика, невесело нахмурившись. С ней что-то не так…Иначе было бы по-другому. Даже не заметила приход принца. Ахмад требовательно развернул ее к себе.
-Что?
-Я не хочу, чтобы другой мужчина прикасался ко мне! И женщины тоже,- Нилима чуть не плакала.
-Расскажи ,-Ахмад приблизил к ней лицо. То, что он и не думал смеяться над ней и был внимателен, приобо­дрило Нилиму и она без утайки поведала о своих горестях, и какое участие проявила к ней султанша.
-Мама? Как странно…
Ахмада отвлекла смазливая служанка, присевшая перед ним на колени.
-Ваш напиток, принц.
Он взял бокал и жестом отправил девчонку.
-Я тоже хочу пить,- Нилима без умысла облизала губы. Ахмад, любуясь, передал ей свой бокал. А потом уже сказал:
-Эй, жадина, оставь и мне хотя бы немного!
21:37
+1
(сокращено)Ноги тоже, отчего-то плохо слушались Нилиму: она успела дважды упасть на колени, прежде чем Ахмад отнес ее на постель.
Проснулась она от озноба и боли. С удивлением обнаружила, что лежит совсем раздетая на полу, почти у двери. Почему и как она здесь оказалась? Нилима никогда бы не поверила, что она способна на подобные перемещения во сне. По прежнему очень сильно хотелось спать. Но она, решительно прогоняя оцепенение, приподнялась на локте. В лунном свете, неясно обволакивающем комнату, Нилима увидела, что с Ахмадом на постели лежит незнакомая ей полностью обнаженная девушка.
Девчонка вдруг пронзительно завизжала. Принц старается ее успокоить. И тут Нилиму как огнем подняло на ноги! Не слишком соображая, задыхаясь от ревности и не обращая внимания на принца, она стащила эту толстозадую гусыню с постели, подталкивая для скорости коленями. И в запале Нилима влепила Ахмаду пощечину!
Хотя соперница была не хилой, Нилима точно бы ее покалечила. Только Ахмад очень больно сжав ее изящ­ные запястья, силой вытолкнул за дверь. Прогнал от себя совсем голую!
Нилима боялась даже подумать, чем займутся эти двое, оставшись наедине за закрытой дверью. Она ничего теперь не слышала. А приложить ухо-гордость не позволяла.
Завернувшись с головой в собственное найденное здесь покрывало и обнаружив также, что лекарство для нее уже принесли, Нилима выпила сразу все. Не задумываясь, что это может убить ее. По правде говоря, от этого общеукрепляющего тоника Нилиме каждый раз становилось только хуже. Пошатываясь, она вышла в сад, обессилено легла на теплый после дня мозаичный пол у бассейна.
Что творится у нее сегодня с ногами? А с головой? Что она о себе возомнила, ударила принца? Чем она луч­ше других девушек…Господин может пригласить любую, разделить с ним ложе, если так пожелает.
Нилима плакала, она плохо чувствовала свои ноги.
21:37
+1
Но если сейчас она здесь умрет, то станет посмешищем для всех. Повсюду в гареме станут смеяться: принц выбросил свою любимицу, как использованную вещь, и предпочел невзрачную гусыню. Станет ли Ахмаду хоть немного грустно, если Нилима умрет? Нет! Ни одно мгновение! Он так счастлив с новой избранницей.
Стиснув зубы, Нилима повернулась на живот, а потом поползла, помогая себе руками. Получалось медленно, но она упрямо не звала никого на помощь. Только бы до утра успеть…
На пороге собственной спальни Нилиму подхватили руки встревоженной Мехр.
-Если…если хоть словом проговоришься принцу, что я ползла…ползла сюда, как черепаха, то я убью тебя, Мехр. Обязательно убью.
В последнем усилии Нилима взобралась на кровать. И потеряла сознание. Видения были чудесными. Утром пришел Ахмад, молча постоял в изножье кровати, удостоверился, что Нилима здесь. И ушел. В том, что это сон, девушка не сомневалась. Как и в другом — принцу сейчас не до нее, у него новая забава.
21:39
+1
СЛУЖАНКА

Принц пожелал принять ее в своих покоях. Но у Нилимы было странное, даже нехорошее предчувствие. Она надела ярко-розовое платье и изящные серебряные украшения, о чем потом долго сожалела.
Ахмад полулежал на постели. Миловидная девушка, сидя рядом, нежно поглаживала его плечи. « На ее ме­сте могла быть я…» Мысли не вовремя, ее яркий наряд не вовремя! Стараясь не глядеть в глаза принца, Ни­лима послушно встала на колени и низко склонила голову. В ожидании своего приговора.
-Нилима, тебе никто не говорил, что ждет невольницу, утратившую мое расположение? Пришло время объяс­нить. Она становится служанкой для более желанной девушки. И это очень справедливо.
-Господин…кому мне прислуживать?
-Самие.

Нилима упрямо вскинула глаза: толстозадой гусыне?! Но произнесла:
-Как будет угодно принцу…Я должна отдать ей свои украшения и освободить комнату?
-Всему свое время. Иди, Нарцисс обучит тебя обязанностям служанки. Отдашь ему свою одежду. Лайан про­води ее.

Евнух возликовал. Наконец-то эта ведьма под его начальством. Свою новую одежду девчонка получит, когда заработает трудом. Пусть сначала искупает Самию. Они терпеть не могут друг друга. Вот будет зрелище…Мало обращая внимания эмоций на командные окрики Нарцисса и колкости Самии, Нилима машинально вы­полняла то, что от нее требовалось. Что ж, она наскучила принцу, такое могло случиться. Но как же ей не хва­тало Ахмада, его ласковых слов, нежной улыбки и согревающих объятий. Нилима с усилием сдерживала сле­зы в глазах. А, впрочем, ей все равно. Служанка не смеет отвлекаться от работы. Самия капризно требовала, чтобы никчемная неумеха более прилежно помыла ее там и еще здесь.
В баню пришел Ахмад, поинтересовался успехами Нилимы. Не зря ли новая служанка будет получать свой хлеб. Девушка сжала от обиды губы. Откуда принцу знать, что есть ей совсем ни к чему. Ахмад равнодушно прошел мимо нее. Вместе с принцем была Маллика. Она будет купать своего господина.
На сегодня Нилима, по мнению Нарцисса, так и не заработала ни еды, ни одежды. В общей большой комнате, по счастью, сейчас никого нет. Все заняты разнообразными обязанностями. А для нее новой работы не при­думали. Нилима присела в уголок, сжавшись в комочек.
Неожиданно вошла Маллика. Она закутала Нилиму в свое покрывало.
-Тебе не следует помогать мне, — предупредила та индианку.
-Я не боюсь гнева принца. Не знаю, что он задумал. Но обязательно поговорю с ним о тебе.
-Не надо.
-Не будь упрямой. Не знаю, что произошло между вами. Чувствую, что господину тоже не по себе. Я не буду сейчас танцевать, вместо меня пойдешь ты.
-Смеешься? Евнух, верно, уже приготовил работу для меня.
-У меня есть деньги, чтобы задобрить Нарцисса. Все грязные дела сделают другие.
11:37
Маллика нравится мне больше, чем героиня:)
11:40
+1
у неё другое-аскетическое воспитание.Классический танец-это многочасовые упражнения с тяжелыми браслетами на лодыжках.
21:39
+1
Нилима слышала, что даже простая девушка из бедной семьи может заработать себе приданое, танцуя на рыночной площади. Пускай сейчас ее искусство расположит принца, и он оставит ее в покое, просто забудет о Нилиме. Она сдалась настойчивости Маллики и не сопротивлялась одеванию в соблазнительный наряд танцовщицы. У Нилимы не хватит сил и дальше видеть принца и при этом вспоминать счастливые дни.

Ахмад нахмурился. По счастью, он не потребовал ее раздеть, наверное, посчитав одежду авансом за чув­ственное представление. На которое эгоистично рассчитывал.
Маллика одобрительно улыбнулась и незаметно удалилась из комнаты.
Нилима от слабости с трудом держала дыхание. От ритмичных трясок и проходок ее тело скоро покрылось испариной. А в круговых движениях бедрами и грудью нелегко давалось удерживать равновесие. Ей бы по­жалеть себя, ведь после той роковой ночи Нилима чувствовала себя совсем больной. И все же упрямо танце­вала самое сложное и соблазнительное. Ахмад вполне отличит мастерство от дешевого кривляния. Продол­жая делать руками волну, Нилима изящно опустилась на пол. Прогнулась, приподняв живот для чувственных движений.
Ахмад щедро положил в ее ладонь золотые монеты. Нилима заботливо спрятала их за вырез лифа. И по­смотрела прямо в глаза любимого. Скорее всего, она видит его в последний раз.
Принц не отпускал ее. Он подошел сзади. Девушка абсолютно неподвижна. Обхватив ладонями ее талию, Ах­мад с силой прижал Нилиму к себе.
Какая упрямая…Она в мгновение может все переменить. Почему не хочет, почему продолжает молча сопро­тивляться ему? Рада такой судьбе?
Руки принца скользнули по ее животу, по груди. Как сильно бьется сердце, а дыхание еле заметно. Чувствен­ная недотрога.
Ахмад своими руками добавил две монетки, положив глубоко за вырез.
-Уходи.
Принц повелел сдержанной девушке вернуться в ее собственную комнату. Скоро он решит, как поступить с ней дальше. Впрочем, к досаде Нарцисса, у того одной заботой стало меньше.
21:42
+1
Назира была ошеломлена: принц послал за ней! По счастью, ей недолго готовиться, только одеться. (сокращено)

Назире было очень приятно занять место Нилимы. Никто из евнухов не пришел за ней, а принц не прогонял. Радость Нази­ры не знала границ, когда она спустя время поняла, что ночь не прошла бесследно. Каким-то чудом ей уда­лось забеременеть! А ведь в гареме не бывает случайных детей. Чувствуя себя на седьмом небе от счастья, Назира решила пока никому не говорить и даже навсегда расхотела враждовать с Нилимой.
Ребенок Маллики родится на несколько дней раньше, чем дочка Назиры, Айша.А Нилима в те времена будет по-
прежнему развлекать Ахмада, и танцевать свои жаркие соблазняющие танцы. Порой
принц сам будет просить ее остановиться, с болью замечая, что Нилима безжалостно доводит себя до пол­ного изнеможения, эмоциями сжигая в себе жизнь.
21:42
+1
НОВОЕ ИСПЫТАНИЕ

Неважное самочувствие быстро дополнилось плохими вестями. Нилиме постоянно « по-дружески» намекали, что Ахмад приглашает в постель все новых и новых девушек, и даже не по одной. Да, это и есть новая прав­да.
Нилима мрачно смотрела на себя в зеркало: какая уродина!
Есть она не хотела, пила только свое лекарство, к постельным забавам чувствовала отвращение и росла, к ее удивлению, ненависть к Ахмаду. Нилима не понимала, как может любить, очень любить и ненавидеть его одновременно. Она умышленно преувеличивала свою некрасивость, морально оправдывая неразборчивость Ахмада. А правда была в том, что упрямая голодовка оставила только голубоватые тени под глазами. Мехр накладывала ей на веки особый крем, и почти всегда это спасало. Тело Нилимы пока оставалось безупреч­ным.
Вконец измучившись, она послала Мехр узнать последние новости об Ахмаде.
Девушка не заставила себя ждать и поспешила обрадовать госпожу.
-Все это неправда! Никаких других женщин, сплетницы сочиняют из зависти! Точно узнала, что принц только однажды взял с собой в баню новую девушку из Греции. Все говорят, что бедняжке повезло, потому что она очень похожа на Нилиму.
-Нет!
-Да. У нее волосы не такие светлые и роскошные. Представляете, принц сам ее мыл, а не она его. Какой стыд!
Нилима нежно улыбнулась. Она вдруг размечталась, как своими руками разгоняет мыльную пену по сильным плечам Ахмада. Мехр так трогательно обманывает и приготовила, в наивной попытке утешить, подносик со сладкими пирожными.
-Есть не буду, — упрямо повторила Нилима обычную фразу.
21:46
+1
Мехр была в отчаянии. Что произошло между Нилимой и принцем, если теперь они старательно избегают друг друга? Разве Ахмаду приятно потерять свою любимицу…Так его мечта будет приближаться по часам. Нилима просто умрет, если не начнет есть. Мехр с радостью наряжала госпожу каждое утро в роскошные на­ряды, надеясь, что этим в один миг преобразит ее настроение. И в какой-то день все надежды рухнули. Гаре­му предстояло пережить стихийное бедствие по имени «Джамаль».
Нилима встала неприлично рано. В одиночестве искупалась в бане. По привычке, втерла в кожу нежный крем(сокращено)Одеть ее подоспела Мехр и испуганно зашептала, что как бы хорошо Нилиме спрятаться и не выходить несколько дней. Потому что к султану пожаловали дорогие гости: принц Джамаль со своей свитой.
Это имя Нилима услышала еще в детстве. Джамаль был двоюродным братом Ахмада. Имел столько же при­влекательную внешность, а вдобавок редкий талант быть противным для всех окружающих благодаря своим мерзким выходкам.
Мехр решилась. Она вылила лекарство Нилимы, и так как это снадобье имело ярко выраженный персиковый вкус, заменила свежим соком. Хуже уже не будет. К счастью, Нилима ничего не заметила. Но это еще не все. До сегодняшнего вечера Мехр любыми усилиями встретится с Ахмадом и откроет ему глаза на происходя­щее. Невозможно поверить, что теперешнее состояние Нилимы не тронет его сердце. А если не получится до­браться до принца, она все расскажет Кариму. Тому молчаливому парню в кожаной безрукавке на голое тело и простых черных шальварах. Мехр очень нравился Карим. Но говорят, он равнодушен к женщинам. Хотя подкупить его тоже невозможно. Карим был беззаветно предан Ахмаду. И это свидетельствовало хотя бы о его честности. Вот почему Мехр хотела обратиться к нему за помощью.
В гареме она всего полгода.
Привыкнуть было сложно. Цыганская кровь умоляла, требовала безграничной воли. Сироту Мехр продал в рабство родной дядя. Он все равно поимел бы деньги с нее, потому что хотел в другом случае определить ее в содержанки к старику-баро.
Мехр не хотела к старику.Участь ее решилась в тот же день, когда она набросилась на баро с ножом, а с ее тела упали остатки порванной блузки.
Торговец живым телом тоже заставил ее раздеться и так стоять, привлекая внимание возможных покупа­телей. Шансов удачно продать Мехр, а тогда Раду, у него было маловато. Смуглая кожа, волосы не черные, как у местных женщин, но и не достаточно светлые. Огрубевшие руки со следами ожогов. Раньше Рада с удо­вольствием помогала отцу в кузнице. Но главный изъян-взрывной нрав! Хозяин очень мерзко пригрозил, что если сегодня, наконец, не продаст ее, то уже ночью и каждую следующую ночь девчонка одна будет ублажать всех его гостей.
Солнце палило так жарко. Скорее бы все это кончилось…Вдруг после вереницы уродливых, бесформенных, похотливых фигур и лиц Мехр увидела перед собой двух высоких привлекательных парней. На одном была темно-зеленая рубашка со свободными сборчатыми рукавами, такие носили в их племени. Широкий ремень, узкие брюки, высокие сапоги. Нет, он не цыган. Такие холеные мордашки бывают разве что у принцев.
-Что скажешь, Карим? — обратился незнакомец к своему спутнику, мускулистому парню в кожаной безрукавке на голое тело.
-Неважный выбор, принц. Она — цыганка, а это племя славится своей неуправляемостью.
Так же, как и Нилима, — уточнил принц. — Уверен, они друг другу подойдут. И потом, Карим, не кажется ли тебе жестоким: торговец вознамеривается продать эту милую девушку в грязный бордель на побережье. Я покупаю ее.
-Ахмад, ты готов жалеть всех несчастных. Но даже гарем принца имеет границы.
-Когда стану султаном, именно так и буду поступать. Но до того времени присмотрим хорошенькую жену для тебя.
Карим смерил Ахмада холодным взглядом. А тот только улыбнулся обезоруживающе. Взял личико Мехр за подбородок.
-Смотри, друг, какая она хорошенькая. Карим, по — быстрому принеси ей воды, нежные губы совсем пересох­ли.
На мгновение они остались вдвоем с Ахмадом. Принц накинул свой тонкий плащ на голые плечи девушки.
-Тебе понравится в гареме, Мехр, я обещаю. Покой, чистый воздух, хорошая еда. Свободы мало. Но полной свободы нет даже у меня. Поедем верхом. Ты сможешь?
Мехр улыбнулась. Она же цыганка!

Нилиме предписывалось подать гостям зеленый чай и засахаренные фрукты. Сейчас во всеобщей суматохе у каждой девушки были определенные обязанности.
То ли подчиняться, то ли нет…Нилима остановилась на полпути. И увидела Карима.
-Нилима, ты неважно выглядишь,- сказал он издалека.
-Для этого и стараюсь.
Впервые Нилима задумалась о страшных последствиях всерьез. Карим никогда не говорил неправды.
Он также был сыном султана. Но по неизвестной причине Орхан сразу же невзлюбил мать Карима, вскоре по­сле рождения того. И сына не признал. Карим считался всего лишь одним из придворных. Только Ахмад при­нимал его как брата.
21:48
+1
Сегодня она чувствовала себя значительно лучше. Спокойно взяла из рук распорядителя подносик с чаем и фруктами и отправилась к гостям. Наряд Нилимы из нежного шелка был роскошным
Среди расшитых больших подушек на полу сидели двое мужчин. Нилима шла с опущенными ресницами, но ее сердце узнало Ахмада и радостно забилось. А другой…Он вдруг восторженно присвистнул, и Нилима не­вольно повернулась к нему.
Большие темные глаза, насмешливо приподнятая левая бровь, крохотная родинка на переносице, ямочки на щеках, чувственные губы и легкая небритость. «Принц Джамаль красив»- решила Нилима. Но его красота не грела ей сердце. Без сомнений, это он, дорогая одежда и драгоценности на обеих руках только подтвержда­ли. Тем более, Джамаль не замедлил проявить свой скверный нрав. Довольно рассмеялся и скомандовал:
-На колени, девка! И целуй мои сапоги.
А поскольку Нилима не поторопилась соответствовать его желаниям, решил ускорить события. Хорошо, что она уже успела поставить поднос на мраморный столик и немного отойти. Джамаль зажал ее ноги своими и резко опрокинул на пол без всяких церемоний. Если бы не пушистый ковер, то быть ей разбитой в кровь. И так очень больно ударилась коленом и прикусила язык. Чувствуя голой спиной, что Джамаль вовсю шарит вз­глядом по ее простертому телу, Нилима с ужасом осознавала, что ее ненаглядный Ахмад никак не останав­ливает это безобразие. Ему тоже нравится?! Нравится унижать Нилиму…Усилием она продвинулась вперед, ближе к Ахмаду. И поцеловала край его обуви. На сапоге осталась крохотная капелька крови. Почти не замет­ная.
Нилима поднялась и, прихрамывая, пошла на выход.
-Такая неуклюжая…-протянул Джамаль.
21:49
+1
Зубейда была само спокойствие. Мужа она не любила, была умнее его, наслаждалась исключительно вла­стью, а нежные чувства берегла для Ахмада.
-Почему мой сын так печален?
Султанша запечатлевает трогательнейшие поцелуи на обеих щеках принца.
-Эта несносная девчонка снова вытягивает из тебя все силы?
-Ма, прошу тебя, не напоминай мне о Нилиме.
-А вот это правильно! Знаешь, а отправь ее к Джамалю? Она ему понравилась?
-Думаю, что да.
Ахмад решил притвориться. Почему мать заговорила об этом? Почему все так озаботились устройством Ни­лимы?!
-Это для ее же пользы. Ты слишком добр с женщинами! После общения с Джамалем Нилима переменится в лучшую сторону, ее дерзкий характер нуждается в исправлении.
Ахмад решил, что слишком многое уж делается «для пользы Нилимы». Без его ведома. Кто за этим стоит? Его мать?
21:52
+1
(сокращено)В просторном салоне, декорированном светильниками и букетами цветов только двое зрителей. Они сидят на высоких креслах и мирно беседуют. Музыканты расположились за резной ширмой, их совсем не видно.
Нилима вошла, осторожно ступая босыми ножками. Скрещенными на груди руками, она удерживает невесо­мое покрывало, до времени скрываясь под ним. Вышитый пояс и шальвары с разрезами впереди по всей длине. При каждом шаге стройные ноги обнажаются почти до талии. Легкая ткань, прозрачная, как лунный свет, и так мало что скрывает. Только благодаря изящному сверкающему узору понятно, что Нилима все же одета. Грудь повязана шарфом из того же материала. Длинные волосы заплетены в косички, а на кончиках скреплены звенящими серебряными украшениями. Крохотный колокольчик в проколотом пупке и браслет-це­почка на левой лодыжке…Сброшенное покрывало падает на ковер.
Каким взглядом смерил ее Ахмад! Но Нилима не привыкла отступать. Она пришла развлекать Джамаля, а Ах­мад всего лишь посторонний зритель.
Музыканты заиграли. Нилима изящно поклонилась и начала танец. Но прежде всего, она медленно поверну­лась. Опрокидывая ее на ковер, Джамаль вряд ли успел все разглядеть. Пусть теперь полюбуется на совер­шенную форму ее бедер и стройность ног. Нилима не знала страданий гаремных девушек, использующих особые притирания, чтобы избавиться от излишков в фигуре. А еще у нее гибкая талия…
Опустившись на одно колено, то, что не болело, она прогнулась назад и раскинутые руки коснулись ковра. Нилима заглянула в глаза мужчин, которые были здесь. Джамаль влюбился? А Ахмад стал ненавидеть?
Но это только начало. Когда, Ахмад, у тебя кончится терпение?
Тело, как совершенный инструмент, подчинялось ее чувственной игре.
Лунный свет, танцующий среди набегающих облаков.
Мехр показала ей, как танцуют девушки в их племени. Самое время испытать пленительную силу этих движе­ний.

По предчувствию Нилимы, терпение Ахмада должно вот-вот закончиться.
-Нилима, уходи,- приказал Ахмад очень отчетливо.
Она поспешила скрыться. И прекрасно слышала, как двое мужчин жарко спорят вслед.
«Пусть даже подерутся, мне будет приятно»,-холодно решила Нилима.
21:53
+1
У бассейна она остановилась, чтобы успокоиться. В нехорошем положении она оказалась. Нельзя даже вер­нуться в свою спальню. Где спрятаться? Повсюду найдут расторопные слуги и если будет нужно, силой до­ставят обратно к господину. Но меньше всего ей сейчас хотелось оказаться добычей двух разъяренных муж­чин…Так не оставаться же здесь до утра? Да, она смогла, она сделала это…Ее сердцу было больно от лживой игры, но гордых принцев вовсю разжигает желание снизойти до танцовщицы!
Кто-то схватил ее сзади.
-Негодяй, чудовище, ненавижу тебя! -выкрикнула Нилима, пытаясь вывернуться.
-Сильно ненавидишь? -спросил Ахмад.
Но Нилиму, сперва решившую, что это Джамаль, присутствие принца не успокоило, наоборот!
-Отпусти! Я выцарапаю тебе глаза!
-Котенок разбушевался,-усмехнулся Ахмад вполне дружелюбно и подхватив Нилиму, вместе с ней махнул в бассейн.
Там не глубоко. Вода покрывает Нилиму по плечи, Ахмада- и того меньше. Его волосы мокрыми колечками рассыпались по плечам, вода капельками сияет на крепкой груди.
Нилима опомнилась. С чего это принц раздет?
-Х-хочешь утопить меня?- решила она осторожно выяснить его намерения.
-А разве не так поступают с неверными женщинами?
Ахмад продвинулся к ней.
Нилима тут же возразила:
-А господин знает, как поступают с НЕВЕРНЫМИ МУЖЧИНАМИ? Их просто забывают!
-Я был неверен?!- грозно спросил Ахмад.
Нилима предпочла отступить.
-Если так уж обидно, что я Вас ударила… то можете ударить меня.
Она зажмурилась. Удара не последовало.
Нилима широко распахнула изумрудные глаза.
-И вообще… я прошу прощения!
-Не так просишь…
Ахмад подхватил ее за талию и посадил на бортик прямо перед собой. Ласково положил свои ладони, слегка сжимая ее колени, поцеловал маленький синячок на ее ножке( вода смыла всю маскировку) и с грустью ска­зал:
-Нилима, своей красотой ты сводишь с ума принца. Тебе этого мало?
-Я хочу,-призналась Нилима,-чтобы Господь благословил меня ребенком от этого принца.
Ахмад, подтянувшись на руках, быстро выбрался из бассейна.
-Ты стала такой взрослой?
-Да. И я больше не верю в любовь.
21:56
+1
-Почему ты такая дерзкая?-спросил Ахмад.
-Я послушная!- тут же возразила Нилима, опустилась перед принцем на колени и склонила голову к его но­гам.
Скорее всего, его отец султан каждый день отдавал бы приказы привязывать эту девчонку к столбу и бить плеткой. Орхан видел назначение женщины в том, чтобы быть рабыней. Покорной рабыней.
Ахмад закинул Нилиму на плечо и понес в свою спальню. Мехр проговорилась ему, что Нилима ничего не ест уже несколько дней.
СЧАСТЛИВАЯ ПЛЕННИЦА

По гарему прошел новый будоражащий слух: принц уже три дня не выпускает Нилиму из своей спальни! Мно­гие в ярости рвали на себе волосы. Но правда состояла в том, что никто кроме Ахмада не мог заставить Ни­лиму аккуратно и тщательно пережевывая, съедать все, что для нее приготовят.
Ох, какие свирепые взгляды бросала на него эта девочка, когда он кормил ее с ложечки! Но Ахмад пригрозил отказать ей в общении. Нилима на пару секунд надулась, а потом снова принялась дразнить его. Зажимала губами ложку и не отпускала, демонстративно облизывала свои пальчики, совершенно ненароком опрокиды­вала себе на грудь прохладный шербет и требовала немедленного переодевания. Уловок у Нилимы было множество. Ахмад укоризненно покачивал головой. Он знал, что Нилима не столько пытается его соблазнить, сколько, словно капризный ребенок, испытывает его терпение. Ахмад решил быть сдержанным. К сожалению, у Нилимы нет мамы. Из жительниц гарема -плохие воспитательницы. А его собственная мать, Зубейда, не любит Нилиму. Терпения у него хватит. Ахмад уже был уверен, что Нилиму поили каким-то снадобьем. Без его ведома. Ахмад крайне строго пригрозил Хакиму, но Зубейда грудью встала на защиту лекаря. Пришло время враждовать с собственной матерью?

Покончив с кормлением, Ахмад передавал Нилиму заботам Мехр. А сам уходил в библиотеку. Нужно было как можно больше узнать о соседней стране. Ахмада интересовали карты, ландшафт, климат. Султан тоже готовился к завоевательному походу, но своим способом: активно развлекался с девушками.
Когда Ахмад возвращался к Нилиме вечером, он рассказывал ей занимательные истории или вместе слуша­ли музыкантов. Красавица засыпала прямо на его руках. Не получая привычной дозы зелья, она очень быстро выбивалась из сил. Ахмад верил, что ему удастся вернуть Нилиму к здоровому состоянию. Он относил ее в постель, а сам снова шел в библиотеку.
На вторую ночь Нилима разоблачила его похождения. В тончайшей шелковой сорочке цвета алой розы, она вошла и молча расположилась по другую сторону стола, положив вокруг себя горы книг. Словно собиралась их все прочитать.
Ахмад понял: девушка требует, чтобы он немедленно шел спать.
Много лет назад, когда принц занимался в библиотеке, ее хорошенькая мордашка, обрамленная золотистыми локонами, внезапно выныривала по ту сторону стола и Ахмад забывал об уроках! Если он в то же мгновение не откладывал письменные принадлежности, кроха требовательно стучала по листам ладошкой и с изумле­нием рассматривала пачкающие чернильные пятна. Принц сначала научил ее писать, потом читать и считать. Нилима жадно схватывала все на лету, добравшись уже до философии, химии и иноземных языков. Ахмад был самым приятным учителем для нее.
Прошло несколько дней. Однажды на пороге своей спальни Нилима обнаружила странного человека.
Он сидел на коленях, абсолютно неподвижный, как статуя. Черные глаза замерли без всяких эмоций. Нили­ма, завернувшись в покрывало, подошла поближе и попыталась заглянуть в его глаза.
Их взгляды встретились. Человек совсем не моргал. Нилима широко раскрыла глаза, но долго вытерпеть не могла.
-Ты просто дура, -сказал человек.
-Почему?-удивилась Нилима.
-А если бы я пришел убить тебя? Слишком доверчивая.
Нилима хотела спросить, что же делал мужчина на пороге ее спальни.
-Я евнух,-кратко ответил он на еще не заданный вопрос.-Мое имя-Дас.
Загрузка...