.

Как не лгать себе

Как не лгать себе

Моменты истины бывают почти у всех неожиданными. А в психологии общения самыми правильными и нейтральными считаются " Я — сообщения". То есть: я это думаю и чувствую или то. Некоторые даже в диалоге умудряются использовать ремарки без " я — сообщений". Вместо выражения своего мнения идёт фантазия о том, что должен сказать другой человек. Или присутствует нападение на личность.

Вот тут один автор  так и пишет " вы«да » мы". А такую особенную еще и поискать. Вот недавно я нашла редкий случай, когда автор пишет от ВТОРОГО лица. Приём реально используется нечасто любыми авторами, потому что он несколько менторский.

Французский романист Гийом Мюссо уже популярен и в России. Во всяком случае, не одна книжка вышла.

Пустые блистеры от таблеток плавали, как кораблики, на поверхности воды, которую медленно и узорами разукрашивала потёкшая кровь. Удивительно красивый и образный язык. Наверное, переводчик старается передать стиль автора.

Это из начала одного романа. Женщина случайно в парке увидела бывшего любовника. И ребенка, который мог бы быть её… Мог, но у неё не получилось. И вместо катарсиса её накрыло смерчем невысказанных слов и, казалось бы, навечно спрятанной боли. В порыве отчаяния, она полуодетая опускается в ванну и режет вены, закусывая таблетками, всеми подряд. Остановить некому.

  
0
43

17:51 (отредактировано)
-1
Роман для любителей интеллектуального чтива. Время действие самое современное, после 2014 года. Поэтому автор живописует апокалиптические картины сегодняшнего Парижа, который уже мало кого может утешить и умиротворить. Забастовки, хаос, страх. Селфи на фоне гор мусора.
В центре сюжета два героя: модный драматург Гаспар и бывший детектив Маделин. Оба не слишком общительны и счастливы, но волею случая арендовали для душевного отдыха один дом, хотя условием было полное одиночество.
Дом с историей, принадлежал известному, скандальному и авангардному художнику Шону Лоренцу. Начинал с уличных граффити, преуспел до уровня картин стоимостью в миллионы. Сердце по жизни не сберег, от чего и умер в возрасте 49 лет, в Нью-Йорке. В этом же городе случилась и еще одна серийная трагедия. Пока жена и муза изменяла художнику со своим первым парнем, представился случай похищения.
Целью был сын пары- Джулиан, еще маленький мальчик, который в результате был жестоко убит.
Теперь несколько людей озадачены поиском последних картин художника, о которых явно никто не знает, но они должны быть.
Кто та женщина из начала, пока не ясно. Возможно, Маделин, которой так и не удалось зачать ребенка.
Да, это была Маделин, которую спасла подруга.
Идея, которая поясняется сюжетом, в том, насколько законченные мрази вырастают из зачморенных детей. И ничто явно не помогает этого избежать: ни правильная приёмная семья, ни дружба с талантливым человеком, ни достаточно успешная карьера на благородном поприще.
Эти жертвы террора потом сами радуются мучениям жертвы, даже если та не имеет никакого отношения к ним. Просто случайный объект для удовлетворения растущего внутри собственного демона, требующего мучить всех подряд. И конца этому нет. Разве что со смертью, как и всех сюжетов.
Автор очень талантлив, поэтому книга, как любая не-пустышка читается сложно: событий и деталей очень много. Вытягиваются ниточки разрозненных случаев и укладываются в общую канву. Много ярких сравнений, взятых для описания внешности из картин или известных постановок, в хитросплетении которых по силам разобраться только человеку, живущему в этой европейской или американской культуре.
Гаспар и Маделин параллельно ведут расследование, каждый своим способом, и только во благо торжества гуманизма. Ею движет азарт хищника на охоте, а он руководим наитием автора-исследователя.
Загрузка...